Эта музыка будет вечной?

Эта музыка будет вечной?

Олега Черномаза

Чтобы воспринимать Дюка Эллингтона, Эллу Фитцджеральд или современных исполнителей джаза, нужно обладать музыкальной культурой. Но подготовленных слушателей в наше время не так много

Об этом рассказал дирижер оркестра воинской части №47062 Тимур Рахметулин. Мы побеседовали накануне Международного дня джаза — не удивительно, что тему «живой музыки» мы не обошли стороной.

— Родился я в 1981 году, детство и юность прошли в Ульяновской области. После музыкального училища поступил в Московскую военную консерваторию (мой отец — офицер). В 2005 году, закончив обучение на военного дирижера, прибыл по распределению на Дальний Восток, — чеканя каждое слово, рассказывает Тимур Рахметулин. Сначала служил в Приморье, затем в штат здешней воинской части ввели новую единицу — «оркестр», и в 2007 году я перевелся сюда. Дирижер есть, а где взять музыкантов? Начали искать. По штату положено 18 музыкантов, через год после создания коллектива набрали уже 16 человек.

— Как у вашего музыкального коллектива с инвентарем?

— У военного оркестра все инструменты казенные. Они, конечно, исправные, но качество многих из них оставляет желать лучшего. Если есть возможность, кто-то покупает личные инструменты. К примеру, зарплата у музыкантов нашего оркестра от 20 тысяч рублей в месяц, стимул для работы весомый. Кстати, костяк коллектива — духовики — составляют выпускники Биробиджанского колледжа культуры, среди них — две саксофонистки. Есть в нашем оркестре и музыканты из других регионов — после срочной службы они заключили контракт и остались здесь.

— Сколько произведений сейчас в вашем репертуаре?

— Около ста — от маршей до джазовых и эстрадных номеров. Кстати, мы своими силами записали демонстрационный диск, чтобы с нашим творчеством, по возможности, знакомились и в других дальневосточных гарнизонах. Сейчас ведь, к сожалению, очень мало в эфире передается оркестровой музыки, возник определенный вакуум.

— В прошлом году в Хабаровске прошел всероссийский конкурс духовых оркестров «Амурские волны», ваш коллектив не участвовал?

— Нет, потому что там было поставлено условие: минимальное количество музыкантов в коллективе 20. Наш оркестр по своей численности, увы, не подошел. Мы выполняем функцию обеспечения воинских ритуалов — развод в караул, вечерняя проверка, развод на занятия. Каждый день исполняем Государственный гимн России, чтобы повышать патриотизм у военнослужащих. С утра происходит подъем флага, построение на плацу — звучит мелодия номер один. Зато с Геннадием Павловичем Богаченко мы создали «сводный» духовой оркестр и выступили в числе других участников.

— Бытует мнение, что оркестр, джаз — это «отстой» в век Интернета, развлечение для пенсионеров. Мол, современному поколению это неинтересно, в моде другие ритмы. Так ли это?

— Это не столько для старшего поколения, а для подготовленной, искушенной аудитории. Так же, как и классическая музыка — не все ведь ее понимают и слушают. Я, кстати, с детства люблю классику, а также «мэтров» джаза — Дюка Эллингтона, Эллу Фитцджеральд и других.

— Другими словами, у слушателей должна быть музыкальная культура. А откуда ей взяться, Тимур Маратович? По телевизору — за редким исключением — «два притопа, три прихлопа», по радио в основном крутят «блатняк» и «клубняк».

— Есть ведь музыкальные школы — добро пожаловать! Если кто-то даже пару лет отучится — на примитив его вряд ли уже потянет. Многое от воспитания зависит — в семье, в школе. Нужны правильные ориентиры — на неувядающие образцы, возможно, даже специальная государственная программа.

— Еще несколько лет назад в Биробиджане устраивались джазовые фестивали, приезжали дальневосточные исполнители, а сейчас — тишина. Мода на «живой звук» прошла?

— Насколько я знаю, тогда эти фестивали (мы в них тоже участвовали) поддерживали спонсоры, сейчас финансовых возможностей, вероятно, не находят. Кроме того, не надо сбрасывать со счетов того, что в мегаполисах — масса музыкальных клубов, где можно регулярно выступать и зарабатывать. А в относительно небольших городах ценителей не так много — не будут они каждую неделю ходить на одну и ту же программу, какой бы интересной она ни была. Но спрос на качественный «живой звук», будь это классика, джаз или блюз, будет всегда — в этом я убежден. Помните, когда несколько лет назад на фестивале еврейской культуры выступил Игорь Бутман с джазовым ансамблем? В зале филармонии был аншлаг. Или приезд в Биробиджан «черного тромбона Америки» Рона Уилкинсона — джазовый концерт прошел на ура.

— Инымисловами, «Show must go on»?

— Обязательно! (Улыбается.)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *