Этапы крутого маршрута

Евгению Гинзбург называют автором одной книги. Эта книга – реквием по тем страшным годам, которые прошлись по судьбе ее поколения

Все по святым инквизиторским правилам:Голые ноги на камне под инеем.Я обвиняюсь в сношении с дьяволом? Или в борьбе с генеральною линией?

Она не считала себя поэтом. Эти строки вырвались у Евгении Гинзбург из самого сердца как крик отчаяния, когда она, убежденная коммунистка, готовая умереть за партию, вдруг стала врагом этой партии, врагом народа. Когда мир, тот благополучный, привычный мир, в котором она жила, содрогнется и рухнет, изранив душу своими обломками.

Хорошо помню, как в 1988 году по редакции из рук в руки переходил номер журнала «Юность», где была напечатана первая часть автобиографической повести Евгении Гинзбург «Крутой маршрут». Шок – это то чувство, которое я испытала, когда начала ее читать. Тогда только-только начали появляться разоблачительные материалы о черных временах сталинских репрессий, и «Крутой маршрут» для многих стал откровением: да возможно ли такое?

Книга эта была написана, оказывается, еще во времена хрущевской «оттепели». Тогда в журнале «Новый мир» появилась лагерная повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича», буквально взорвавшая общество. Поэтому и свой «Крутой маршрут» Евгения Гинзбург решила отдать в тот же журнал его смелому редактору Александру Твардовскому. Но и у него не хватило решимости напечатать такое. Повесть так и не была опубликована в СССР при жизни автора, а распространялась в самиздате. И лишь в 1988 году она увидела свет в журнале «Юность».

Женечку Гинзбург считали баловнем судьбы. Она родилась в Москве 20 декабря 1904 года, была желанным ребенком любящих родителей, носивших библейские имена – Соломон и Ревекка. Отлично училась, музицировала, много читала, писала восторженные – для себя – стихи о любви. Это было уже в Казани, куда по работе перевели отца. После гимназии – Казанский университет, аспирантура, защита диссертации, звание кандидата общественных наук.

Правда, в личной жизни не совсем везло – первый брак закончился разводом. Вторым мужем Евгении стал Павел Аксенов, крупный партийный работник Татарской АССР. За ним она была как за каменной стеной. Большая квартира, дача, домработница, няня для детей, личный водитель. Работа для души – писала статьи и очерки в газете «Красная Татария», читала лекции в университете – о темном историческом прошлом России и ее светлом настоящем. Вспоминая то время, она писала: «И если бы мне приказали за партию жизнь отдать, я сделала бы это без колебаний, не только один, но и три раза подряд».

Она была рождена, чтобы быть счастливой, чтобы любить и быть любимой. Растить сыновей. Писать. А жизнь обрушила на нее такие беды и страдания, которые не выдерживали крепкие мужчины. Она же перенесла все эти ужасы, никого не выдав, не предав, подписав себе почти смертный приговор, который заменили длительным заключением.

Обвинили же ее в том, что она была активным членом троцкистской террористической организации, которая якобы существовала в стенах редакции. Отделом международной информации в газете «Красная Татария» заведовал профессор Н. Эльвов, который был арестован в 1935 году. Цепочка потянулась дальше, у сотрудников газеты допытывались, почему они просмотрели «врага», не донесли куда надо. За это недонесение Евгению Гинзбург исключают из партии, а спустя две недели, в феврале 1937-го, арестовывают. Муж Евгении Павел Аксенов тоже был арестован в 1937-м и осужден на 15 лет. Арестовали ее отца и мать. 

Так начались этапы ее тюремно-лагерного маршрута. Изолятор НКВД в Казани со зловещим названием «Черное озеро». Этап в Москву – на заседание Военной коллегии Верховного суда. Бутырская тюрьма, спецкорпус. Приговор – 10 лет тюремного заключения и пять лет поражения в правах с конфискацией имущества. Пересылка «Пугачевская башня». Этап на Ярославль, тюрьма «Коровники», камера-одиночка и подземный карцер. Смягчение приговора – десять лет тюрьмы заменили на десять лет лагерей. Дальше – этап во Владивосток, транзитная тюрьма. Этап на Колыму, магаданская лагерная больница. Женская зона лагеря. Работа в таежном совхозе и на лесоповале. Медсестра в лагерном детском комбинате. Зона Эльген. Штрафная командировка в Тасканский лагерь. Больница Севлага в поселке Беличий. В лагере до нее дошло трагическое известие о смерти старшего сына Алексея в блокадном Ленинграде. 

После десятилетней отсидки в лагере Евгения Гинзбург осталась в Магадане. Она сделала все возможное, чтобы соединиться с сыном Василием, который воспитывался в детдоме, а потом у родственников – школу будущий писатель заканчивал на Колыме. 

В 1949 году, когда началась борьба с «еврейскими буржуазными националистами», Евгению Гинзбург снова арестовывают и помещают в магаданскую тюрьму. Приговор особого совещания – ссылка на поселение на Колыме.

Она вышла замуж за бывшего лагерного заключенного, врача  Антона Вальтера, так как ей сообщили, что мужа нет в живых. Но Павел Аксенов выжил и намного пережил бывшую жену – он скончался в 1992 году.

После смерти Сталина Гинзбург и ее муж подают заявление о полной реабилитации. Но только в 1955 году оно было удовлетворено. Так закончилась магаданская эпопея писательницы.

Москва, Львов, снова Москва. Смерть мужа от тяжелой болезни. Она продолжала упорно работать над книгой, начатой в магаданской ссылке, надеясь, что она увидит свет. Но попытки опубликовать «Крутой маршрут» заканчивались ничем. Зато за рубежом повесть напечатали на английском, немецком и итальянском языках, а органы КГБ поставили автора на учет как политически неблагонадежную. Под опалу попал и ее сын, начинающий писатель Василий Аксенов.

Удивительно то, что несчастья ее не сломили, она смогла подняться над ними, радоваться жизни и радовать других – своих близких, друзей. Многие из них уехали за границу. С большим трудом Евгении Гинзбург удалось добиться разрешения поехать в Германию и Францию, чтобы встретиться с друзьями и показаться врачам – в Москве у нее обнаружили серьезное заболевание. В 1976-м она вернулась домой, а спустя год, 25 мая 1977 года, ушла из жизни.

Когда в «Юности» была напечатана повесть «Крутой маршрут», писатель Василь Быков в «Литературной газете» написал рецензию на книгу, в которой были такие строки: «Это не роман и не какой-либо другой из распространенных жанров литературы. Это – исполненное боли эхо нашего недавнего прошлого, которое, тем не менее, не может не отозваться в человеческой душе полузабытым страхом и содроганием. Правда встает из каждого слова во всей своей наготе и неотвратимости».

В 1989 году главный режиссер театра «Современник» Галина Волчек поставила спектакль по повести, а в 2009 году по книге был снят фильм под названием «В буране». Его показали на Гданьском кинофестивале, но на большом экране фильм так и не появился.

 «У меня осталось великое преимущество – чистая совесть». Эта цитата  – из ее книги, которую обязательно надо прочесть, чтобы понять, почему такое прошлое нельзя возвращать.

И будто бы в небе, скользя меж туманами,

Звезды несутся, сплетясь хороводами,

Будто бы запахи веют медвяные

Над опочившими сонными водами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *