Эти непрошеные наводнения

Эти непрошеные наводнения - Наводнение, 2006 год

Олега Черномаза и архива

Наводнение, 2006 год

Испокон веков территория, занимаемая ныне автономной областью, подвергалась наводнениям. Водная стихия и сейчас не оставляет нас в покое

Огромные массы воды, которые принесли в конце июля на территорию области муссонные ливни, переполнили русла больших и малых рек, и она хлынула на пойму. Местами вышла из берегов в том числе и Бира, превратившись из спокойно текущей реки в грозный поток. Вероятно, таким ее и увидели когда-то аборигены, что и обусловило название Биры-Кирму. В переводе с гольдского это слово означает «хмурый», «сердитый», «враждебный». Именно такое название Бира носила еще в конце ХIХ века. Однако в обиход вошло все-таки второе название реки — Бира, что переводится с гольдского как большая вода, т. е. главный водоток данной местности.

Вернемся, однако, в день сегодняшний. В последней декаде июля началось подтопление части жилой застройки поселка Бира. Потом высокий гребень докатился до областного центра, и если бы не защитные дамбы — не избежать городу стихийного бедствия, которому подвергался он в былые времена многократно с разрушительными последствиями, о чем будет рассказано ниже. Показала в июле свой непростой характер Икура, огибающая северо-восточную окраину города. К счастью, выход реки на жилую застройку вобрал в себя водоотводный канал, и впервые за многие годы поселки Лукашова и Кирпичики не пострадали от летнего паводка. Правда, оказались подтопленными окраины поселка Амурского, в котором еще не завершены работы по защите от наводнений.

Разгулялся в июле паводок на поймах Тунгуски, Биджана, Ина. Преодолев критическую отметку, выплеснулся на низинную пойму в Ленинском, Смидовичском и Биробиджанском районах Амур, не нанеся, однако, прибрежным селам урона — все они надежно защищены дамбами. А вот часть сенокосов и выпасов временно оказалась в плену у стихии, силу и мощь которой впервые испытали на себе еще в конце 50-х годов ХIХ века казачьи поселения на территории будущей ЕАО и которая сопровождает нашу область до сего времени. Вот как это было.

За паводком — паводок

Первые 18 казачьих станиц, поставленных по Среднему Амуру в 1858 году, основывались без учета гидрологического режима реки. Да его, собственно, и не было — научных сведений о характере Амура не имелось. Со временем он познавался чаще всего печальным опытом. В прекрасном, на первый взгляд, месте была размещена, к примеру, станица Вознесенская, основанная в десяти верстах ниже по Амуру от станицы Головинской. Казакам предстали необозримые луговые просторы, годные под пашни, сенокосы, выпасы. Сам Амур, а также протоки Вознесеновская и Петровская оказались на редкость богаты рыбой, а по гривкам и перелескам бродили табуны непуганых косуль. Однако довольство казаков своим водворением в это благодатное место оказалось недолгим. Уже через два года станица испытала беду амурского паводка, правда, кратковременного. Потом наводнения повторились еще трижды, и в 1869 году станичники с горьким сожалением оставили полюбившееся место и перебрались выше по Амуру, основав поселок Новый между станицами Дежневская и Кукелевская.

Примерно такая же участь постигла переселенцев станиц Раддевская, Головинская, той же Дежневской. Все первично назначенные под эти станицы местности оказались в зоне высоких паводков, и их пришлось переносить на новые, более возвышенные, места. Из-за сильных наводнений были ликвидированы станицы Забеловская, Поликарповская, Луговская, Петровская.

Испытание стихией

Агитаторы КОМЗЕТа, вербуя в 1928 году в еврейских местечках Белоруссии и Украины добровольцев на переселение в Приамурье, с восторгом рассказывали о природных богатствах далекого края. Не касались лишь одной темы — периодических наводнений, приносящих немалый ущерб местному земледелию. Скорее всего, об этой проблеме им и самим было неизвестно, а если и знали что-то, то не хотели пугать трудностями будущих колонистов. Но, зато об этом было хорошо известно участникам экспедиции КОМЗЕТа, возглавляемой агрономом Борисом Бруком, которая работала летом 1927 года на территории будущей ЕАО. Экспедицией изучались в первую очередь климатические условия местности, набор сельскохозяйственных культур, выращиваемых старожильческим казачьим населением, урожайность полей, возможность ведения пчеловодства и садоводства. Все высказывалось в пользу крупного сельскохозяйственного производства. Что касается частых паводков, то казаки и местные крестьяне как-то сжились с их неизбежностью. Сживутся и еврейские колонисты, посчитали комзетовцы. Как это происходит в реальной жизни, они поняли уже в первое же лето. Хлынули муссонные дожди. Вышли из берегов реки. Под водой погибли посевы пшеницы. Разрушенными оказались наспех построенные жилые бараки. Немыслимые полчища комаров и мошкары обрушились на новоселов, чего раньше им испытывать не приходилось. Прервалась связь, снабжение продовольствием. Положение казалось отчаянным. Тем более что многие люди столкнулись с разбушевавшейся стихией впервые. Но переселенцы не были забыты: из Хабаровска прибыл мощный паровой катер с хлебом и продовольствием, медикаментами. Было налажено почтовое сообщение.

Будто испытывая стойкость и мужество колонистов, через год грянуло новое наводнение, образованное августовскими проливными дождями. Самые большие площади были засеяны крестьянами из села Бирофельд и соседнего с ним старого села Александровка. Хотя вода быстро сошла с полей, вести жатву комбайнами и 11конными жатками не было никакой возможности — настолько переувлажнилась почва. Пришлось колонистам браться за серпы и косы. Понятно, что эффективность ручного труда оказалась невысокой и бирофельдцы запросили помощь. Она была оказана. Из Тихонькой, например, прибыла большая бригада казаков, сформированная на общественном сходе. Большая часть урожая была спасена.

Силу и необузданность водной стихии пришлось испытать членам коммуны «Икор», основанной в низкой пойме реки Тунгуски. В книге Д.Вайсермана «Как это было?» (1993 г., г.Биробиджан) есть эпизод из воспоминаний икоровца И.Блехермана, прибывшего из Аргентины. Он рассказал, как члены коммуны Погребницкий и Лерер, пытаясь преодолеть на весельной лодке одну из разбушевавшихся проток, перевернулись на своем суденышке. И произошло парадоксальное: не умеющий плавать Лерер спасся, а неплохой пловец Погребицкий погиб в водовороте. Это была, кажется, первая человеческая жертва водной стихии. А может, не первая — в местной печати и на радио того времени открытой и честной информации о разрушительных последствиях паводков, а тем более о человеческих жертвах, гибели скота и посевов, разрушении жилья, мостов, просто не было. Между тем реальность была суровой и даже трагической, как это произошло в 1953 году во время очередного половодья, и о чем рассказывается еще в одной книге Д.Вайсермана «Биробиджан: мечты и трагедия» (Хабаровск, 1999 г.).

Трагедия 53-го

В этот тяжелый для страны год на Биробиджан обрушилось очередное несчастье. В мае областной центр пережил наводнение, какого еще не видели до этого местные жители: ни в какое сравнение не могли идти наводнения 1928, 1947 и 1949 годов. Об этом можно судить по секретному спецсообщению, отправленному 28 мая в обком КПСС начальником управления МВД по ЕАО. В нем указывалось, что «река Бира вышла из берегов, затопило много жилых домов. По спасению людей были задействованы солдаты и курсанты Биробиджанского гарнизона. Имеются случаи со смертельным исходом. Утонула целая семья. Пропал скот. Плыли по реке на одном бревне женщина с ребенком. Их не успели спасти. Бревно перевернулось, и они утонули. Дома сносит, жители живут на крышах, есть немало жертв». 

А вот еще свидетельства тех дней: «Нас затапливает. В городе творится что-то страшное. Моих шесть работников утонули. Три моста сорвало совсем. Парк культуры и отдыха затопило. Я такого ужаса еще не видела. Скот кричит, дети — на крышах. И все это произошло за два дня. Площадь и обозный завод затопило».

«На работу не пришли около ста человек… Вместе с домом унесло двоих детей. Они спали на чердаке…»

«Одну женщину вместе с мостом опрокинуло. Она была с ребенком. Ее спасли, а ребенок утонул…»

«Живем в школе. Пришел на спасение катер, забрал людей и сломался, а теперь стоит…»

В 1953 году в Биробиджане было три паводка. Какой-то злой рок преследовал область. К примеру, был практически полностью смыт с лица земли поселок Сталинск в Сталинском (ныне Октябрьском) районе. Там тоже были жертвы. Сколько, до сих пор неизвестно. Тех, кому удалось спастись, расселили в селах Садовое, Луговое, Амурзет. А поселок Сталинск так и не восстановили.

И начали строить дамбы

— С древнейших времен южные территории Дальнего Востока, и в их составе сегодняшняя ЕАО, подвергались периодически наводнениям разной силы, — говорит наш консультант — главный мелиоратор области и гидролог по образованию Наум Ливант. — Периодичность наводнений, а они формируются главным образом ливневыми дождями, подчиняется определенной цикличности. У нас это выглядит так: одиннадцать лет — многоводность, одиннадцать — маловодность. Сейчас мы переживаем так называемый многоводный период. В паводковые годы сумма осадков доходит у нас до 800 мм — примерно на 300 мм больше, чем в сухие сезоны. Общая площадь низинной местности на территории автономной области, заливаемая наводнениями, превышает две тысячи кв. километров. Особенно страдают от водной стихии Ленинский, Биробиджанский, Смидовичский районы, пойменная часть Октябрьского.

До середины 50-х годов население ЕАО, как и предыдущие поколения Среднеамурской низменности, спасались от наводнений как могли. И лишь после трагедии Сталинска наконец началось строительство защитных дамб. К сегодняшнему дню их построено уже 200 километров. Самые протяженные из них — Октябрьская в одноименном районе, Новинская — в Ленинском и Даниловская — в Смидовичском районе. Защищена дамбами основная часть городской застройки областного центра, и строительство противопаводковых сооружений продолжается. Практически обуздана Икура в северной части города — излишки паводковых вод сейчас вбирает в себя отводный канал. Однако по-прежнему остаются проблемными еще ряд поселений области и обширные сельскохозяйственные угодья, требующие надежной защиты от стихии. Работы по возведению защитных сооружений ведутся за счет федерального бюджета, они будут вестись и впредь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *