Это было недавно…

Это было недавно…

Анатолия Клименкова

Прочитал в «Биробиджанской звезде» за 10 сентября заметку Виктора Горелова «Справлялись сами». Эта публикация навела на грустные размышления на актуальную тему. Ведь более ста лет назад казаки, осваивавшие Приамурье, сумели не только сами себя обеспечить провиантом, но и значительную часть продуктов продавали на сторону

И это в то время, когда не было сельхозтехники, дорог, развитой инфраструктуры.

А что сейчас? Недавно купил баночку маринованных огурчиков. Оказались вьетнамскими. Свинина в магазинах из Бразилии, баранина из Австралии, картофель из Египта и Индии, молочные продукты из Белоруссии и Прибалтики, овощи и фрукты из Китая и Кореи.

Неужели сами, имея такие посевные площади, не можем обеспечить себя продуктами питания? Можем. Давайте вспомним восьмидесятые годы прошлого столетия.

В Ленинском районе насчитывались тысячные стада крупного рогатого скота. На дорогах главным транспортом считались молоковозы, которые свозили продукцию ферм на молокозавод. Здесь изготавливали различные деликатесы для внутрирайонного потребления, снабжали детские сады, школы, больницы, общепит. А основную долю молока охлаждали, заливали в железнодорожную цистерну-рефрижератор и отправляли в Комсомольск-на-Амуре. 

Почти в каждом дворе сельского жителя водились коровы, телята, поросята, птица. Многие занимались разведением кроликов. И довольно успешно. Бывший начальник районной почты Гавриил Балябин жил в пятиэтажном доме, построил на окраине села времянку, где и содержал более сотни ушастых зверьков, успевал ухаживать за ними: утром — час до работы, вечером — пару часов. Забот немного, а прибыль солидная.

Кроме рогатого скота в       совхозах занимались свиноводством, имели птицефермы. Ленинский совхоз на орошаемых землях выращивал овощи. Помидоры, огурцы, капусту, баклажаны, морковь загружали в вагоны, отправляли в Биробиджан, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Чегдомын, в Якутию. Стабильно работал овощеконсервный завод, выпуская более десятка наименований продукции из местного сырья, пользующейся спросом не только у местного населения.

Совхозы южной зоны выращивали картофель. На амурском рейде в Венцелево по осени стояли баржи, куда свозили клубни и отправляли по реке в Комсомольск-на-Амуре. Для поголовья совхозного стада выращивали кукурузу на силос, зерновые, организовывали культурные пастбища. Сенокосов было столько, что с лихвой обеспечивали грубыми кормами общественное стадо и владельцев частных подворий, а также отдавали сено на сторону. 

Как-то была засуха в Забайкалье, так в район прибыли заготовители из Бурятии. Привезли с собой технику, наготовили достаточное количество сена, затюковали, погрузили в вагоны и увезли для своих буренок.

Травы хватало и для производства витаминно-травяной муки. Во многих хозяйствах работали агрегаты по производству этого ценного корма. А зимой в ход шла хвоя из сосновых посадок.

Жизнь в селах была стабильной. Соревновались между собой животноводы, механизаторы, хлеборобы. Многие отмечены высокими правительственными наградами, были депутатами различных уровней, партийными активистами, прославленными людьми. Сейчас с грустью вспоминают об ушедших временах.

Сельское хозяйство России испытывало разные взлеты и падения. Принимались различные Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, направленные на укрепление этой отрасли. В 1963 году я сам стал невольным исполнителем одного из таких направлений. После увольнения из армии в запас устроился шофером на Облученскую автобазу, и нашу колонну направили на уборку в Унгунский совхоз. Занимались заготовкой силоса. В это время по инициативе Никиты Хрущева стали ликвидировать небольшие фермы в мелких хозяйствах с тем, чтобы производство мяса сосредоточить на крупных комплексах. В Унгунском совхозе была хорошая птицеферма и разводили свиней. Директиву КПСС надо исполнять – пришлось эти отрасли уничтожать. Вот и вывозил я на грузовике в Биробиджан на мясокомбинат обитателей птицефермы и хрюкающее поголовье. Со слезами провожали на убой своих питомцев работницы ферм.

Было еще одно веяние в конце восьмидесятых годов. По решению ЦК КПСС всех чиновников, включая партийных функционеров, обязали обзавестись домашней живностью. Многие стали держать на подворье поросят, бычков, птицу. Я решил обзавестись кроликами. По весне соорудил во дворе клетки, проштудировал литературу, завел пару зверьков. Думал, подержу до осени, что получится. Получилось удачно. Нравилось по утрам и после работы ухаживать за новоселами, изучать их повадки. Животные оказались довольно забавными, неприхотливыми к пище. Скармливал им зелень и сорняки, растущие в огороде, носил ветки яблонь-дичек, берез и осин, обильно растущих за окраиной села. К осени заготовил веников и сена.

Плодились ушастики обильно, успевал только отсаживать брюхатых самок. Даже зимой в неотапливаемых клетках в гнездах из соломы и пуха, появлялись крольчата. Только вот убивать я этих милых животных не мог, пришлось на второй год раздать питомцев знакомым. Но это пример того, что и эту отрасль можно успешно развивать в нашем районе.

Сейчас многие селяне делают ставку на разведение лошадей. Эти животные не особенно прихотливы, пользуются вольными выпасами, не требуют особого ухода. 

Из вышеперечисленных примеров видно, что в районе есть огромный потенциал для успешной и стабильной работы сельского хозяйства, которое может не только себя обеспечить продуктами питания, но и соседние регионы. Пример тому есть — крестьянско-фермерское хозяйство Николая Усова из Октябрьского. В нем трудятся сыновья, их жены и внуки основателя династии. Занимаются животноводством, разводят свиней и птицу, выращивают сою. Свое поголовье обеспечивают собственными кормами. Значительную часть продукции отправляют в Биробиджан на молокозавод, на рынки областного центра.

Вячеслав Пополитов из Кукелево держит коров, свиней, кур, занимается пчеловодством. Имеет постоянных клиентов в райцентре, которым регулярно привозит экологически чистые продукты со своего подворья. На страдную пору нанимает сезонных рабочих, честно, без задержек оплачивает их труд. И сетует на то, что у него мало последователей:

— Раньше на нашей улице почти в каждом дворе водилась живность, — говорит он. — Нынче одна-две коровы. Хотя все условия для разведения крупного рогатого скота есть. Выпасы за селом, сенокосы рядом. Было бы желание.

А вот желания уже у сельских жителей нет. Редко встретишь сейчас домашних животных за околицей, позарастали картофельные плантации, на которых выращивали клубни для собственного потребления.

Каков же выход из положения, как нам использовать богатый потенциал района? В свете последних международных событий государство должно обратить внимание на село. Первые шаги сделаны. Хорошо бы в наших селах Биджане и Бабстово установить небольшие модули по переработке молока, куда сдавали бы свою продукцию владельцы коров. Надо развивать кооперацию, заключать с КФХ и хозяевами подворий договоры о поставке молока, мяса, овощей, картофеля, устанавливать твердые цены, выполнять четко график закупок. Перекрыть дорогу перекупщикам. Можно также организовать в нескольких селах закупочные пункты по приему даров леса: грибов, ягод, папоротника, черемши, меда. Будет у сельского жителя заинтересованность и живая копейка. И это не только мое мнение, но и чаяния и пожелание многих жителей района, которые не против заняться пополнением продовольственной корзины собственными продуктами, а не огурцами из Вьетнама.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *