Это надо – живым!

В наступившем году мы отметим 75-ю годовщину Великой Победы. Но до сих пор далеко не все имена жителей области, сложивших головы при защите Отечества в годы Великой Отечественной войны, увековечены в Книгах Памяти

Казалось бы, есть почти во всех населенных пунктах области памятники и обелиски с фамилиями погибших на войне и ушедших из жизни в послевоенные годы фронтовиков. Есть две областных Книги Памяти. Одна из них была выпущена в 1995 году – к пятидесятилетию Победы, вторая вышла через пять лет, в 2000 году. Это был тоже юбилейный год.

Теперь вспомним, что это были за годы. Середина девяностых – в стране и области тяжелейшая экономическая ситуация, месяцами не платят зарплаты и пенсии, одно за другим закрываются предприятия.

Помню, как на совещаниях у губернатора  Николая Волкова не сходил с повестки дня вопрос  о том, где взять деньги на самые неотложные нужды. Но в январе того же 1995 года президент Борис Ельцин подписывает Федеральный закон «О ветеранах», в котором  участникам войны были предоставлены дополнительные льготы, и на это находятся средства. Накануне юбилейного Дня Победы были открыты Мемориальный комплекс памяти на Поклонной горе, памятник и мемориал Победы на Прохоровском поле. А в Биробиджане в сквере Победы появились пилоны с именами не вернувшихся с войны жителей города. В майский праздничный день на митинг у памятника собралось небывалое количество народа, пришло много ветеранов. Каждый из ветеранов получил в подарок только что выпущенную Книгу Памяти. Она вышла, казалось бы, немалым тиражом – в три тысячи экземпляров, но многие семьи погибших земляков, чьи имена были увековечены, не смогли ее получить. Таким же тиражом вышла в 2000 году и вторая Книга Памяти, но и ее смогли приобрести далеко не все.

Фаина Александровна Чуйко  потеряла на войне отца.  Александр Ефимович Киреев был призван на фронт из города Облучья почти в самом начале Великой Отечественной, а погиб в августе 1944 года, освобождая Эстонию. В первую Книгу Памяти его фамилия не попала, во вторую вошла, но дочь даже не знала об этом. Когда Фаина Александровна пришла к нам в редакцию, мы нашли в Книге Памяти родную ей фамилию и я увидела, как бережно гладила дочь эту страницу, еле сдерживая слезы.

– Ну почему я не знала, что есть такая Книга Памяти, почему об этом нигде не писали? – недоуменно переспрашивала она.

Единственное, что могла я сделать в этой ситуации – снять копию страницы с фамилией Александра Киреева и отдать ее дочери погибшего воина.

Конечно, о Книгах Памяти писали, но мало. Исключение – наша газета, где на странице «Память» печатались фамилии жителей области, погибших под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и при форсировании Днепра. Когда в Польше начали сносить памятники советским воинам, газета опубликовала внушительный список наших земляков, погибших при освобождении этой когда-то братской нам страны. Но особенно больно было за тех, кто погиб за несколько дней до Победы и после окончания войны.

Были отклики. Читатели в основном благодарили газету за возвращенные имена их родных, но несколько человек упрекнули нас в том, что эти имена и некоторые другие сведения мы исказили. Все так и было, только исказили эти сведения не мы – ошибки и неточности шли от Книг Памяти.

Несколько наших читателей вообще не увидели в списках  имен своих родных, которые призывались на фронт из военкоматов области.

Или такие парадоксы. В Книге Памяти 1995 года в списке погибших жителей Биробиджана значится Борщей Герш Хонимович 1904 года рождения, погибший в марте 1943 года. Указано место захоронения: деревня В-Ашково Жиздринского района Смоленской области.

В Книге Памяти  выпуска 2000 года читаю (дословно):

«Борщей Герш Хонимович, род. В 1904 г. Призван Биробиджанским ГВК. Погиб в бою в 1943 году. Место захоронения: Калужская область, д. Ослинко».

Вряд ли это разные люди, уж слишком много совпадений. Но где же настоящее место захоронения погибшего, в какой области – Смоленской или Калужской?  И в какой деревне?

В обеих Книгах Памяти упомянут Бондаренко Петр Александрович. Вначале думала, что это однофамильцы, полные тезки. Но, судя по остальным сведениям, это один и тот же человек. Вот только в первой Книге Памяти указано, что он призван Биробиджанским райвоенкоматом, во второй – призывался Бирским (Облученским) РВК. Скорей всего, верен второй вариант, так как родился Петр Бондаренко в поселке Биракан, а это Облученский район. Совпадают время его гибели – июль 1943 года, место захоронения – д. Бузулук Малоархангельского района Курской области. Сейчас, кстати, это Орловская область.

Неточностей, искажений в Книгах Памяти очень много, и об этом нам приходилось писать. От имени читателей мы предлагали издать новую Книгу Памяти  к 70-летию Победы. Не вышло. Не выйдет обновленная Книга Памяти и к 75-летию Победы. И средств на ее издание нет, и энтузиастов, готовых взяться за это благородное, но очень даже нелегкое дело, не находится.

И еще о предстоящем юбилее и памяти. Биробиджанский художник Николай Братчук предложил увековечить в портретах проживавших в области Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы. Готов был эти портреты написать, а свои предложения в виде проекта по увековечению памяти наших героических земляков передал в прошлом году в управление культуры правительства области. По этому проекту галерея Героев должна была появиться  на втором этаже областной филармонии. Да, есть в сквере Победы Аллея Героев, но выбиты на пилонах только их фамилии. А хотелось, чтобы прославленных земляков знали и в лицо, особенно молодежь, считает художник.

Увы, проект отклонили – в основном по финансовым соображениям. Но есть и второй вариант – сделать для галереи фотопортреты Героев. Может, хоть его удастся осуществить к юбилейной дате?

Когда-то в своем знаменитом реквиеме поэт Роберт Рождественский написал хорошо известные строки, со временем разобранные на лозунги и цитаты:

Вспомним всех поименно,

Горем вспомним своим.

Это нужно – не мертвым!

Это надо – живым!

 

Войны нет почти 75 лет, а мы так и не научились беречь память о тех, чью жизнь она оборвала. Знаю, к предстоящему юбилею Победы готовится большой план праздничных мероприятий. И будет справедливо по отношению к погибшим и их родным, если в этот план войдет создание новой Книги Памяти  ЕАО.

Это надо – живым! 

Комментарий “Это надо – живым!”

  1. Здравствуйте. По поводу места захоронения Борщей Герш Хонимовича могу сделать пояснение. В феврале-марте 1943 года севернее Жиздры проходила «Жиздринская операция», оказавшаяся кровопролитной и не слишком удачной для наших войск. Особенно ожесточенные и тяжелые бои были с 19 по 23 марта 1943 г. в районе д. Верхнее Ашково и Крестьянской горы, когда немцы пытались перейти в контрнаступление. Первичное захоронение воина было в районе деревни Верхнее Ашково. Деревня находится на территории Жиздринского района, в те годы Орловской области. В настоящее время Жиздринский район находится в Калужской области. Смоленская область указана ошибочно.

    В 50-е годы прошлого века разбросанные по всему району порой в самых неожиданных местах (в окопах, воронках от бомб, во дворах частных домов) могилы солдат эксгумировались и прах воинов переносился в братские могилы и мемориалы. Самый крупный мемориал Жиздринского района находится в д. Ослинка. Там захоронено свыше 5000 солдат и офицеров, павших в боях за освобождение района и города. Имя рядового Борщей Г.Х. выбито на одной из плит мемориала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *