Это ушедшее светлое завтра

Это ушедшее светлое завтра

Фото google.ru

55 лет назад, в октябре 1961 года, в СССР была провозглашена программа создания коммунистического общества

 Хотя я тогда училась в третьем классе и мало что понимала в политике, но атмосфера того времени, его дух небывалого подъема мы, дети, ощущали, можно сказать, кожей.

1961 год вообще был особым годом. Начался он с денежной реформы, когда после новогоднего праздника народ рванул в сберкассы менять старые купюры на новые. За десятку давали рубль, за пятерку – пятьдесят копеек, за трояк – тридцать. Не меняли только монеты в одну, две и три копейки. Соответственно, изменились и цены, хотя далеко не в десять раз. Помню, как пришел с работы расстроенный отец – вместо пятисот рублей ему выдали пятьдесят рублей зарплаты. Ему казалось, что его жестоко обманули. А мы, дети, держали в руках хрустящие новенькие денежные знаки, пахнущие как-то по-особому, и радовались этому.

Вскоре наступило 12 апреля, когда радость стала всеобщей – в космос полетел Юрий Гагарин. Какая эйфория царила тогда в стране, многие люди старшего поколения, думаю, не забыли. Потом был не менее триумфальный полет Германа Титова. СССР стал космической державой, опередив в этом деле Америку.

А вот уровень жизни советских людей был весьма далек от американского. Добрая половина семей в городах и поселках проживала в коммуналках или бараках. Именно в 1961 году началось массовое строительство пятиэтажек, прозванных потом хрущевками. Квартиры были маленькие, с крошечными кухнями и низкими потолками, но зато отдельные, со всеми удобствами, и новоселы почитали за счастье получить ордер на вселение в такое жилье.

В селах же развернулась кампания за внедрение кукурузы на полях. Помню, как мы, детвора, совершали вечером набеги на кукурузные плантации, чтобы наломать початков, но бдительный объездчик дядя Петя Гуров появлялся как из-под земли и нам приходилось отдавать ему собранный урожай под обещания больше такого не делать.

В том же году, летом, в наш клуб привезли новый фильм «Человек-амфибия». Это было что-то! Мальчишки ходили по селу и горланили во весь голос: «Дьяволу морскому подать бочонок рому…», мы тоже не отставали. Открытки с фотографиями Владимира Коренева и Анастасии Вертинской переходили из рук в руки.

Это детские воспоминания и впечатления. Были и другие события, произошедшие в том же 1961 году. Так, в январе вручили Ленинскую премию в области литературы писателю Илье Эренбургу, и лауреат рискнул воспользоваться этим торжественным случаем, чтобы затронуть тему антисемитизма в СССР. Вскоре в нескольких центральных газетах писателю мягко дали понять, что поднятая им тема неактуальна для общества социальной справедливости.

В сентябре в печати появилась поэма Евгения Евтушенко «Бабий Яр», где «неактуальная» тема зазвучала уже более мощно. И резонанс был тоже мощнее, нежели легкая критика выступления     Эренбурга. Особенно отличился журнал «Литература и жизнь», где разгромили не только содержание поэмы, но и не преминули «наехать» на автора: «Душа его так же узка, как и его брюки».

Даже опубликованные для всеобщего обсуждения проекты новой программы и Устава КПСС не вызвали такой волны откликов, как «Бабий Яр».

Буквально через месяц Москва забурлила как котел уже по другому поводу – на территории Кремля был построен в короткие сроки – всего за шестнадцать месяцев – самый большой в стране Дворец съездов, где должен был состояться судьбоносный ХХII партийный съезд. Именно так назвали его еще задолго до открытия.

А еще это был съезд рекордов. Во-первых, он стал самым многочисленным по количеству участников – на него съехалось 4394 делегата от КПСС и представители компартий восьмидесяти стран. В итоге огромный зал нового Дворца вместил 4800 человек.

Во-вторых, ХХII съезд был самым продолжительным – начался 17-го, а закончился 31 октября, то есть шел целых две недели.

Рекордным был съезд и по числу выступающих – на трибуну поднималось более двухсот человек.

Первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву пришлось читать два доклада – один отчетный, второй – по новой, третьей по счету партийной программе. В отчетном докладе нередко звучала критика, после которой докладчик часто обращался к залу: «Это же безобразие, товарищи!». В университете мне пришлось писать курсовую работу по материалам ХХII съезда, читать первоисточники. И хоть чтиво это было длинное, но зато очень увлекательное! Особенно вольные отступления от доклада. А проект программы партии читался как красивая сказка.

Но тогда многие советские люди этой сказке о скором коммунистическом будущем поверили. В том числе и делегаты съезда. Доклад Хрущева прерывался не только аплодисментами, но и радостными возгласами. Еще бы! С высокой трибуны говорилось о том, что в 1965 году отменят все налоги с населения, что к 1971 году СССР догонит в экономическом и социальном развитии Соединенные Штаты Америки, что до 1980 года все граждане страны будут обеспечены отдельным жильем, пользоваться бесплатно общественным транспортом, исчезнет неквалифицированный ручной труд, а рабочая неделя сократится до 35 часов. Словом, в стране наступит коммунизм с его лозунгом «От каждого – по способности, каждому – по потребности!».

В новую партийную программу, обещавшую скорый коммунистический рай, вошел моральный кодекс строителей коммунизма, который должен был знать наизусть каждый советский человек. По крайней мере, нас, школьников, заставляли его учить. Хотелось бы напомнить некоторые его заповеди.

Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.

Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.

Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.

Гуманное отношение и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.

Честность и справедливость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.

Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.

Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.

Дружба и братство всех народов СССР. Нетерпимость к национальной и расовой неприязни.

Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

Один из разработчиков программы партии и морального кодекса строителей коммунизма политолог Федор Бурлацкий впоследствии вспоминал:

«Я сказал, что в этом деле надо исходить не только из коммунистических постулатов, но и также из заповедей Моисея, Христа. Тогда все действительно ляжет на общее сознание. Это был сознательный акт включения в коммунистическую идеологию религиозных элементов».

Если отбросить идеологию, то моральный кодекс во многом повторяет и заповеди Моисея, и нагорную проповедь Иисуса Христа – то, что называется общечеловеческими ценностями. Я зачитала Кодекс пяти своим знакомым разных поколений. Все они считают, что многие его постулаты и сегодня теоретически не теряют актуальности. Вот только в жизни на практике проповедуются совсем другие ценности, не зря же по дебрям Интернета гуляет моральный кодекс строителей капитализма.

На том же партийном съезде под занавес было принято решение о выносе из Мавзолея тела Сталина. Бывшего советского вождя перезахоронили в могилу у Кремлевской стены глубокой ночью, чтобы не было лишних свидетелей.

От нашей Еврейской автономной области делегатами ХХII съезда были первый секретарь обкома КПСС Алексей Черный, председатель облисполкома Григорий Подгаев и доярка колхоза «Заветы Ильича», Герой Социалистического Труда Мария Покатыло. В восьмидесятые годы мне приходилось общаться с Марией Иосифовной и она вспоминала, как тяжело и непривычно было ей часами слушать доклады и речи, как пересиливала себя, чтоб ненароком не задремать: «Я ж не привыкла вот так днями сиднем сидеть, мне надо ходить, работать. В общем, устала я и от Москвы, и от съезда того».

Можно напомнить, что происходило в области в начале шестидесятых. Именно в 1960 году ЕАО стала основным поставщиком зерна, сои и картофеля в Хабаровский край. Развивалась и промышленность. Успешно работали завод силовых трансформаторов и трикотажная фабрика, получившие второе дыхание именно в те годы. На выпуск гусеничных самоходных комбайнов перешел завод «Дальсельмаш». В 1961 году в Биробиджане появился передающий телецентр и начался прием телевизионных передач из Хабаровска. В 1962 году был построен железобетонный мост через Биру. Началось массовое строительство кирпичных и панельных пятиэтажных домов, было построено в те годы много школ, в том числе и в селах.

Но тем грандиозным, неподъемным планам, которые были приняты на ХХII партийном съезде в 1961 году, сбыться было не суждено. Вскоре экономика страны стала буксовать, пришлось поднимать цены на продукты питания. Вспыхнул бунт протеста в Новочеркасске против повышения цен. А в магазинах, особенно сельских, часто не было самого необходимого. Об отмене налогов и прочих обещаниях светлого будущего старались не упоминать.

В октябре 1964 года Никита Хрущев был освобожден от всех занимаемых должностей – Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР – за перегибы и волюнтаризм. А в сентябре 1971 года он ушел из жизни, так и не дожив до коммунистического завтра, как и миллионы советских людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *