Эволюция

Эволюция

Олега Черномаза

22 апреля Музей современного искусства ЕАО отметит юбилей. О двадцати пяти годах жизни  храма изобразительной  и прикладной культуры мы попросили рассказать основателя и бессменного директора музея Бориса Косвинцева

Идея

Борис Юрьевич, с наступающим юбилеем. Поделитесь опытом, как создать музей? 

— Важна идея. Но идея создания художественного музея в нашей области принадлежит не мне, а  Иосифу Либербергу. И возникла она благодаря подарку американских художников строящемуся Биро-Биджану. Хроники тех времен утверждали, что когда художественная коллекция  проедет по стране, выставится в Москве и Ленинграде, она торжественно прибудет в Биро-Биджан, станет основой художественного музея, для которого будет выстроено большое и красивое здание. Но картины не доехали. И люди, мечтавшие о музее в 1937 году, не по своей воле покинули кто область, а кто и этот мир… И вот, спустя непродолжительное для истории время, идея создания музея возникла вновь. Я тогда работал после окончания Ленинградской академии художеств в Хабаровске.  Приближалось пятидесятилетие ЕАО.  В моде тогда был социальный заказ, когда выставки к юбилею региона готовились так: составлялся список знаковых для региона людей, предприятий, колхозов, художники рисовали на тему. Потом полотна стекались в одно место, и получался некий объемный срез истории этого края в художественных произведениях. Я предложил обкому партии такой же принцип применить у нас. Инициативу одобрили. И началось путешествие с договорами, скрепленными печатями хабаровского художественного фонда, по мастерским художников краевого центра. Часть договоров я, проявив опять же инициативу, отвез в Москву. И вот тогда еще молодые московские художники, сейчас они уже академики, лауреаты Госпремий, нарисовали картины к юбилею области. Единственное, о чем я жалею, — не получилось тогда договориться с Гришей Брускиным. Когда состоялся первый и последний  аукцион Сотби  в Москве, картину Глазунова  купили за 8 тысяч долларов, а у Гриши Брускина — за 320 тысяч… Грише тогда предложили  изобразить будни обувной фабрики, но он тогда сказал, что реалистических картин не рисует. А могли бы сейчас пару фабрик купить на вырученные от продажи его картин деньги…

В общем, выставку открыли. И замахнулись на музей… Я тогда работал в биробиджанской художественной школе. Мы с преподавателями организовали клуб любителей изобразительного искусства. Потом из него вырос так называемый Цех пролетарского авангарда, где работали и  Сережа Буньков, и Игорь Фефелов. В то время вышел роман Даниила Гранина «Картина». В нем была фраза: «Только тот город может называться городом, где есть художественный музей». И этой фразой мы как шашкой махали… В конце  концов у нас у всех появился музей! Его основой стали картины, нарисованные к 50-летию ЕАО.

Бренд, или хромой верблюд

Появилось помещение, первая коллекция, и это был уже музей? Или еще чего-то не хватало?

— Я всегда говорил и говорю, что музей хорош своими экспонатами. Первому составу работников пришлось не однажды предпринять мозговой штурм — в чем будет «фишка»? Чем наш музей будет отличаться от всех музеев мира? И тогда мы подумали: нет ничего современнее, чем Ветхий Завет.  А что делать с этим слоганом, мы не знали. И спросить особо было негде и не у кого. И времена были другие: религия звалась опиумом для народа.  А в итоге получилось как в иранской поговорке: «Когда караван поворачивает, хромой верблюд оказывается первым». Так и у нас вышло. Мы оказались на пике современности. Тем более что ведь тема была и остается даже не христианской, а еврейской… 

Автором первой нашей картины, положившей начало коллекции «Ветхий Завет глазами современных художников», стал красноярский художник Олег Фирер. Он знал о Биробиджане и даже бывал здесь в качестве участника конкурса  памятника Шолом-Алейхему. У него был интересный проект —  на площади сидит писатель, опустив ноги в фонтан, а рядом козочка. Конкурс остался без победителей, но Биробиджан узнал Фирера.  Мы встретились с ним в его мастерской  в Красноярске. Он дал мне под честное слово картину «Знак Завета». В городе Вязьма жил бывший хабаровчанин Виктор Чайка. У него нашлась картина «Пророк». Эти первенцы и стали основой коллекции. А дальше все как-то складывалось. Глава баптистской церкви принес нам библии. Мы разослали их художникам с просьбой выбрать сюжет и пополнить нашу коллекцию. Выбирали они в основном светлую сторону бытия  — любовь и, видимо, в противовес, — мотивы наказания. У нас выставился Саша Шуриц  — мощный художник-иллюстратор из Новосибирска. Мы и его подвигли на библейские сюжеты. В конечном счете у нас оказалось 25 его  тематических работ. Он привлек своих  знакомых художников. Вот так потихоньку музей получал известность и формировал свою уникальную коллекцию. Сейчас в ней около двухсот  полотен.

Пока шло формирование коллекций, придумали осенние и весенние вернисажи.  Выставлять было особо нечего. Брали и бабушек с вязанием, и выставляли работы местных молодых художников. Проводили выставки одной картины. Знаете, как в Питере, —  занавес, свет, звуковое сопровождение, повествование экскурсовода, и вот взгляду посетителя открывается оно — бесценное произведение искусства.

Поскольку я числился на тот момент еще не директором, а старшим научным сотрудником Хабаровского художественного музея, я мог там попросить для филиала картину, например, Петрова-Водкина «Дочь рыбака». И это совершенно спокойно воспринималось. Я брал картину, оставлял в залог бумажку, в которой стояла моя печать, подпись  и обещание вернуть ее в целости и сохранности. Заворачивал картину в холст, садился в местный поезд и ехал в Биробиджан. И никакой охраны, никаких терморежимов… Так я привозил работы Репина, икону 15-16 веков «Вход Христа в Иерусалим». Выставляли мы ее в Вербное воскресенье, а церквей тогда в городе не было. Когда люди, особенно пожилые, оставались одни в зале, они молились, разумеется, с оглядкой… Самая эпатажная просьба с моей стороны  касалась работы Айвазовского. Полотно достаточно большого размера… В трамвае его везти одному неудобно было… Я попросил Сережу Бунькова и Игоря Фефелова помочь мне ее доставить. Схема та же. Получили, завернули и —  в местный поезд. Положили картину на третью полку …Едем. А дело было осенью… В поезде — грибники, рыбаки со своей добычей. Они даже не догадывались, что у них над головами картина на миллион долларов.

Посол 

Говорят, однажды вы почти спровоцировали международный конфликт?

 — Мы становились местной достопримечательностью. Завели себе книгу отзывов. Я всегда говорил, что первую запись в ней сделает не иначе как посол. И оказался прав. В 1992 году заканчивался срок службы первого посла Израиля в России Арье Левина, и он захотел побывать в Биробиджане.  Вести экскурсию  для посла невозможно. Он куда хочет, туда и идет, а следом за ним, неотступно, вся его клинообразная свита. Ну как-то познакомил я его с музейными достопримечательностями. Пришло время прощаться. Прошу его оставить запись в книге отзывов. Комментирую, что мы так долго ждали достойного сделать в ней первую запись. И вот он садится, ему дают перо. Пишет. Встает… А я, вопреки всем запретам, под страхом международного скандала подготовил ему подарок — картинку из серии «Русские заборы». Смотрю, посол собрался уходить. Тут я говорю Марине Русовой: «Давай картину». И быстро объясняю  послу сюжет: вот — казак, вот — еврейка, между ними Берлинская стена, заборы, непонимание, железный занавес (а год-то 1992!). Держу  картину на вытянутых руках, а он на меня смотрит, но руки не протягивает. А переводчик ему: «ту-ту-ту», что-то говорит. Вот тут я понял, что скандала не миновать! Ему перевели, он выждал дипломатическую паузу. Я в это время уже со всеми мысленно  попрощался… Вдруг посол берет у меня из рук подарок и говорит: «Эта картина будет висеть в посольстве Израиля как знак вечной дружбы между странами».  А выходя, на хорошем русском языке произнес: «Большое спасибо!» Потом оказалось, он родился в России и все прекрасно понимал… 

Время

Если говорить о задачах музея, они менялись с годами?

— А какая задача у музея? Собирать и пропагандировать. Что мы и делаем… За двадцать пять лет — около четырехсот выставок, в фонде музея — больше тысячи художественных работ. Во многом благодаря нашему музею появился Союз художников ЕАО. Возможность выставляться привела к внутривидовой конкуренции, появились профессиональные оценки. 

У нас существует ряд детских программ, что дает юным талантам дополнительные возможности. 

Появившаяся система федеральных грантов позволяет получать деньги на конкретные проекты. Например, на проведение Дальневосточного фестиваля компьютерной графики.

По сути, не задачи изменились, а время. Раньше многое решали отношения и личные качества. Теперь мы все живем в правовом поле. Памятник поставят Владимиру Путину все музейщики за его указ о том, что экспонаты из запасников необходимо выставлять! Первой реализацией этого документа для нашего музея стала выставка исторического плаката, посвященная  100- летию Первой мировой войны.

Теперь же все непросто — страховка, охрана, выставочный режим… Но все получилось. Сейчас мы работаем над организацией следующей выставки — это будут настоящие шедевры! В общем, мы, как всегда, стараемся всех удивить… Эволюционируем…

Справка

От юбиляра — юбиляру
В канун юбилея области Музей современного искусства, при поддержке Министерства культуры РФ и в рамках творческого проекта в сфере изобразительного искусства «Искусство — страна открытий», представил свою коллекцию «Еврейская автономная область в картинах российских художников».
«Картины художников, как и старые фотографии, и архивные документы, дают вполне достоверное представление о тот, как менялся Биробиджан. Все авторы, представленные в данной коллекции музея, разные: по возрасту, национальности, творческим интересам. Но всех их объединяет одно — интерес к этой земле и желание творить. И это стремление позволяет надеяться на то, что музейное собрание будет постоянно пополняться», — считает заместитель директора ОГКУК «Музей современного искусства» Елена Гладкая.
Экспонаты выставки из данной коллекции уже оценили жители поселка Птичник, посетители Молодежного центра в Биробиджане, а до конца юбилейного года возможность увидеть область глазами художников получат жители почти всех районов автономии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *