Евреи на звездном поле

Евреи на звездном поле - Карикатура Владислава Цапа

Карикатура Владислава Цапа

«По орбите спутник мчится с перигея в апогей. В нем кронштейн летит прибитый – первый в космосе еврей». В России любят сочинять частушки на злобу дня. Эту, времен Советского Союза, народ распевал, посмеиваясь над негласным правилом, действующим в государстве – евреев в космос не пускать!
Космические полеты в СССР имели не только научное и оборонное значение, но прежде всего политическое и идеологическое. Недаром при отборе космонавтов особое внимание уделялось их биографическим данным. Известно, что при выборе Терешковой на роль первой женщины-космонавта, кроме успешного прохождения подготовки, учитывались и политические моменты: бывшая ярославская ткачиха Валентина Владимировна Терешкова была из рабочих, тогда как, например, другие претендентки — Пономарева и Соловьева — из служащих. Кроме того, отец Терешковой погиб на советско-финской войне, когда ей было два года. Выбор пал на Терешкову несмотря даже на то, что ее подруги по женскому отряду космонавтов были подготовлены лучше.
Советским евреям по идеологическим причинам полет в космос был заказан. Преодолеть жесткий заслон и стать покорителем космоса удалось лишь Борису Волынову. Он так и остался единственным в СССР летчиком-космонавтом из евреев. Волынов совершил два полета в космос, стал полковником, дважды Героем Советского Союза. Мать Бориса Валентиновича, Ида Израйлевна, врач по специальности, была еврейкой, а отец и отчим – русскими. Сам Волынов по всем документам проходил как русский, что и позволило ему избежать «графских» препон (пятая графа в советском паспорте – национальность).
Интересно, что наряду с Юрием Алексеевичем Гагариным, первым человеком, покорившим космос, международную премию «За личный вклад в прогресс астрономической науки и техники», учрежденную французским предпринимателем Анри Галамбером, получил Арье Абрамович Штернфельд.
Арье Абрамович работал вместе с Королевым. Еще задолго до полетов в космос он на одолженном у соседей простом арифмометре рассчитал траекторию полетов будущих искусственных спутников Земли и межпланетных кораблей.
Работы Штернфельда изданы более 85 раз в 39 странах мира. В научных кругах и среди космонавтов его прозвали «штурманом космических трасс» и «пионером космонавтики». Мало кому известно, что многие понятия в космической терминологии были введены в обиход Штернфельдом. Среди них, например, «космонавт», «космический корабль», «космодром», «перегрузка», «искусственный спутник Земли» и другие.
Любопытная деталь — фамилия Штернфельд как нельзя кстати подходила своему владельцу. В переводе с еврейского языка она означает «звездное поле».
Абрам ПОЛЕТОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *