Фабричная история

Фабричная история - Здание вязального цеха

Здание вязального цеха

Артели «Свой труд», «Работница» и фабрика «Ширпотреб» были предшественниками Биробиджанской трикотажной фабрики, которой в этом году исполнилось бы шестьдесят лет

(Продолжение. Начало в № 11. http://www.gazetaeao.ru/gazetiy/birobidjaner-shtern/111448123.03.2016/fabrichnaya-istoriya.html)

Фабрика «Ширпотреб»

Огромные трудности испытывало это предприятие – часто производство простаивало из-за отсутствия сырья и электроэнергии. Поставщики не всегда в срок доставляли необходимую ткань, из-за этого приходилось заменять дешевые ткани на более дорогие. Покупали такие изделия хуже, продукция скапливалась на складах.

Чтобы улучшить экономическое положение фабрики, был разработан пятилетний план. В частности, планировалось довести количество работающих до 450 человек, провести модернизацию цехов, разнообразить ассортимент продукции и т.д.

К началу 1958 года на фабрике насчитывалось 400 работающих, 120 машин. В связи с переходом в новый производственный корпус предлагалось ограничить ассортимент до восемнадцати видов изделий. Это ватная, хлопчатобумажная и брезентовая спецодежда, мужские сорочки и ковбойки, брюки мужские и детские, женские демисезонные и зимние пальто…  Дополнительно к этому шили одеяла, матрасы, мужские и детские кепи, детские панамы.

Но при всех трудностях многие работники фабрики работали по-стахановски. 14-3

«В цехе индивидуального пошива трудятся десятки опытных мастеров. Коммунистка Полина Абрамовна Каплун 12 лет работает на этом предприятии. В совершенстве овладев своей специальностью, она работает быстро и четко, любой заказ выполняет своевременно. 160 –180 процентов нормы – такова ее ежедневная выработка. Таких передовиков производства на фабрике немало. Работница того же цеха Надежда Ножина, швеи-мотористки Соня Краснопольская, Циля Горина, Ася Штейман, комсомолка Галина Ивашенникова честным, добросовестным трудом заслужили добрую славу в коллективе… Из месяца в месяц, изо дня в день растут на фабрике ряды передовиков. Вот комсомольско-молодежная бригада по пошиву ватных телогреек. Руководит ею опытный мастер Бетя Векслер. Все работницы этой бригады систематически перевыполняют нормы и в январе добились самой высокой в цехе производительности труда. С декабря прошлого года бригада держит красный вымпел городского комитета ВЛКСМ. Особенно хорошо здесь трудятся швеи-мотористки  тт. Горбунова, Иванова и Черданцева. Многие из девушек пришли на производство прямо со школьной скамьи и в короткий срок овладели мастерством. Большая заслуга в их обучении принадлежит мастеру т. Штарбекер, которая кропотливо передавала молодым работницам свой опыт.

В этом же цехе работает бригада по пошиву верхних мужских сорочек. В бригаде почти нет работниц, которые не выполняли бы нормы выработки. Работницы ежедневно шьют по 30-35 сорочек сверх плана. Цех массового пошива по всем показателям является передовым на предприятии, он завоевал переходящее Красное знамя», – писал о работниках фабрики И. Хлыстов в статье «Швейники на предвыборной вахте», напечатанной в газете «Биробиджанская звезда» 20 февраля 1955 года.

Артель «Работница»

Одним из предприятий, ставших производственной базой для Биробиджанской трикотажной фабрики, была и артель «Работница». Она организовалась в 1932 году и находилась в подчинении облпромсоюза ЕАО  г.Биробиджана. Специализировалась артель на вязке трикотажа. В цехе, находящемся на первом этаже небольшого бревенчатого дома, стояло несколько плоскофанговых машин, которые приводились в рабочее состояние вручную. Из хлопчатобумажной одноцветной сероватой пряжи вязали не претендовавшие на оригинальность жакеты, шапочки, детские костюмы. После этого изделия везли в другой конец города – в красильню. 14-2

На 1953 год облпромсоюз запланировал строительство при артели механизированного красильного цеха, но только в 1956 году цех был построен. Вот что вспоминает мастер красильного цеха Еремин: «Даже трудно сравнить прежнюю работу с сегодняшней. Работаем мы в новом, более просторном помещении. Раньше вручную качали воду из колодца, мешали палками руло в чанах с краской, а теперь эту работу выполняют моторы. У нас имеется паровая сушилка. Прежде готовую продукцию сушили по-иному – в цехе беспрерывно топились печи, от которых по всему помещению тянулись трубы. В цехе работали три мастера и пять рабочих, которым за 12-14 часов удавалось покрасить 230-240 килограммов пряжи. Теперь в нашем цехе работает тоже 8 человек, но за смену мы успеваем покрасить 340 килограммов руло и 120 килограммов пряжи…»

– Если вернуться в довоенные годы, то в обзоре состояния промышленности ЕАО за 1939 год можно прочесть:«Артель «Работница» – преимущественно женская. Вырабатывает трикотажные изделия. Несмотря на имеющиеся трудности (отсутствие нужного производственного помещения), артель выполнила свою годовую производственную программу. Резко улучшилось качество и значительно расширен ассортимент выпускаемой продукции… В артели имеются 54 человека стахановцев, выполняющих норму от 120 процентов. Лучшие стахановцы артели – Эптус, который выполняет норму на 137 процентов, Мильграм Циля – 146 процентов, Шляхова – 166 процентов… Неграмотность и малограмотность ликвидирована среди 19 членов артели. Работает школа по ликвидации неграмотности среди остальных 10 членов артели…»

На  изношенном, устаревшем оборудовании очень сложно было увеличить выпуск и еще сложнее – улучшить качество трикотажных изделий. В заметке «Качеством похуже, а ценой подороже», напечатанной в газете «Биробиджанская звезда» 25 мая 1951 года, Л. Эскин, преподаватель физкультуры педагогического училища, писал: «Мне, как преподавателю физической культуры, часто приходится приобретать для физкультурников майки Биробиджанской трикотажной артели «Работница». И следует сказать, что физкультурники не выражают благодарности руководителям этого предприятия за спортивную форму. По прихоти руководителей артели майки почему-то окрашиваются в темный цвет и после нескольких стирок линяют и теряют вид… Перед краевыми соревнованиями юных спортсменов мы заказали в артели «Работница» спортивную форму. Соревнования длились несколько дней, а некоторые майки не выдержали даже этого короткого срока и расползлись по швам… Признавая низкосортность своей продукции, артель все же продает ее населению в полтора раза дороже добротных привозных трикотажных изделий».

На протяжении многих лет в артели вели борьбу за образцовое качество изделий массового потребления. Постепенно ситуация улучшалась, однако случаи брака, заниженной сортности, небрежной отделки некоторых изделий имели место. Например, 8 января 1953 года главным государственным инспектором по торговле в области Пастушенко было снято с продажи «сорочек мужских нестандартных 715 штук, жакетов детских 679 штук с маркировкой 1-го сорта, по своему качеству не соответствующих этому сорту. Сорочки мужские с длинными рукавами в количестве 3456 штук были выработаны артелью с нарушением ГОСТа без подкладочной ткани под петлями внутри передней планки и внутри манжет. Этим же сорочкам преднамеренно был установлен неправильный артикул. Были завышены цены на жакеты женские, жакеты детские, шарфы мужские, в результате чего допущен перебор с покупателей в сумме 4443 рублей».

В 1956 году «Работница» была уже не той маленькой артелью с несколькими плоскофанговыми машинами. Только в одном швейном цехе работало более 20 швейных и специальных машин.

«Во время работы XX съезда партии, – рассказывает заместитель председателя артели тов. Хейфец, – в кругловязальном цехе пущены в эксплуатацию четыре вязальные машины по 1000 игл каждая… За стеной швейного цеха находится новое, светлое, просторное помещение. С двух сторон его монтируют поточные ленты на 28 рабочих мест. К ним уже подведена электропроводка. Через несколько дней смежную с пристройкой стену прорубят, работницы швейного цеха перейдут работать в новое помещение, начнут осваивать более прогрессивные методы труда. Рядом с машинами будет двигаться конвейерная линия. Освободившаяся производственная площадь позволит создать необходимые условия для остальных рабочих швейного цеха».

Каждый год работники артели разрабатывали новые образцы трикотажных изделий. Часто организовывали выставки выпускаемых изделий как на самом предприятии, так и в универмаге Биробиджанторга. Все представленные на выставке изделия продавались. В 1956 году были представлены новые образцы трикотажных изделий: жакеты, вышитые вискозными нитками, мужские шерстяные свитера, кимоно с трехрядной расцветкой, майки и другие изделия. Из архивных документов можно узнать: «На выставке в универмаге охотно приобретают покупатели детские летние и зимние костюмы, кимоно, дамские жакеты с карманами, детские майки и другие изделия. За два дня продано с выставки более чем на пять тысяч рублей трикотажных изделий».

Среди трикотажниц артели, судя по архивным документам, ширилось социалистическое соревнование за увеличение выпуска продукции, повышение качества и снижение ее себестоимости, за экономию и бережливость.

Коллектив артели всегда откликался на новые начинания. Ежегодно пополнялись ряды ударников труда и стахановцев, выполняющих и перевыполняющих нормы при отличном качестве продукции. В числе других на городских и областных слетах назывались фамилии стахановок – Гефан, Кошелева, Сивоздрав.

«В 1930-е годы в промартели работала Броня Давидовна Пейсик. Шила наволочки, простыни. После школы в артель пришла и ее дочь Бетя. Была оверлочницей, вязальщицей, помощником мастера, избрана секретарем комсомольской организации.

Бетя Хаймовна Шурман пятнадцатилетней девчонкой в грозном сорок втором пришла в промартель. Ввиду обстоятельств производство здесь было переключено на штопку и реставрацию армейского обмундирования. С поезда приносили целые кипы перехваченных бечевой истерзанных шинелей, гимнастерок. Швейницы перебирали эти кипы, обливаясь слезами: как знать, может быть, эта окровавленная шинель – с плеча отца, брата, жениха? Бетя уже тогда была на редкость старательна, трудолюбива. Сама еще с виду девчонка-подросток, она обучала швейному делу многих поступавших на работу женщин и девушек, и те говорили, что у Бети золотые руки и золотое сердце. После войны стали поступать огромные вороха ненужных по мирному времени парашютов. Прочный розоватый шелк пустили на летние мужские сорочки, девичьи кофточки с длинным рядом пуговиц и сарафаны. Ко времени создания трикотажной фабрики Бетя Хаймовна слыла уже швейницей высшей квалификации. Вполне логичным было ее назначение мастером бригады»,– это отрывок из газетной публикации тех лет.

В 1956 году «Работница» перешла в систему Министерства легкой промышленности, а все работники артели были переведены в штат Биробиджанской трикотажной фабрики.


 

Людмила Стокоз, начальник отдела информации, публикации и научного использования документов Госархива ЕАО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *