Фантастически правдивая история

Фантастически правдивая история

Ефима Вепринского

О биробиджанской премьере театра «Когелет» по пьесе композитора Ю. Лозы

Буквенное сочетание «Ю. Лоза» на афишах сразу вызвало в памяти образ популярного в 90-х исполнителя и композитора. Все помнят его «На маленьком плоту…». А тут оказалось, что певец, музыкант и композитор пишет ещё и пьесы. Правда, в драматургии он отметился единственным произведением, опубликованным в 2009 году в Интернете. Речь о пьесе «Культур-мультур». Весь цивилизованный мир, в том числе агентство, устраивающее концерты Ю. Лозы, по сей день уверен, что она «до сих пор не поставлена на сцене». Между тем премьера «лозовской» пьесы уже состоялась. Случилось это 12 сентября 2014 года в Биробиджане.

Постановка, можно сказать, эксклюзивна. Во-первых, кроме «Когелета» никто за неё не взялся. Во-вторых, автор разрешил вносить в пьесу изменения, необходимые театру. В-третьих, пьеса была «обиробиджанена» стихами двукратной (первый и второй состав) актрисы «Когелета» (сейчас она снова живёт в Израиле)  Марины Смирновой и танцами и песнями а идише театра.

Самостоятельность наших артистов и постановщиков проявилась на первых минутах спектакля: «Приехал к нам а идише театр» — бодро запели актёры, давая сигнал зрителю «мы свои».

Афоризмы буквально сыпались в зал со сцены: «Он порядочный от самого рождения», «Биробиджан, Азербайджан — один компот», «Это дамская комната, но курите в туалете», «Хава на…» (или мне это лишь показалось?).

Нелегка жизнь провинциального артиста. Судьба звезды театра на гастролях в провинции тоже нелегка. Но сходства немало. Что-то слышится родное в диалогах «лозовских» героев, мечтающих заработать лишнюю копейку в стенах храма культуры:

-В ДК можно открыть секс-шоп, а в филармонии — шубы продавать.

-Уже продаём…

Или:

-Ставите по одному спектаклю в год, а есть хотите каждый день?

Или такое:

-Быть должны в театре перемены. Но они у нас не те, не те…

И уже не поймёшь, где оригинальный текст Ю. Лозы, а где не менее оригинальный текст от «Когелета» и близкая нам «культурная» действительность. Что, собственно, и требовалось для удержания внимания зрителя. 

В общем, игра актёров критики в виде «поругания» не заслужила. Хотя, как в любом театре, постановку держали «звёзды». В их числе пластичный, с  «фирменными» выразительными интонациями Владимир Градов (играл мэтра тамошней сцены Льва Шевелюрова), монументальная Ирина Купчук (на сцене — Мими, она же Мила Белецкая). Запоминается «шофёр кавказской национальности» (ветеран театра Виктор Шевченко) и Ксения Пырина (на сцене — просто Римма Панкратовна). Не испортила компании юная актриса, студентка колледжа культуры Евгения Борзых (на сцене — костюмер Викуся).

Но пишу доброжелательные слова, а доброго чувства к послевкусию спектакля не хватает. Вероятно, тому причиной грубый юмор, без которого вполне можно было обойтись. Самые мягкие примеры: «Ты похож не на английского графа, а на придорожную проститутку», «Почему у тебя Шекспир и сортир располагаются рядом?», «А меня гендиректор пообещал Засракулем сделать!» — «Кем-кем?» — «Заслуженным работником культуры»… Вероятно, можно было и так шуткануть, но лучше не в лоб: например, не ехидно спрашивать «кем-кем?», а хоть немного попереживать за коллегу, ужаснувшись: «За что!!!».

Количественный пересол с «сортирным» юмором был тем неприятней, что в зале со многими родителями сидели дети, а за несколько дней до того биробиджанские театралы чётко напомнили московским гастролёрам об уровне своих вкусов: в нашем храме культуры есть туалет, но он располагается ниже уровня плинтуса.

Не в упрёк художественному руководителю «Когелета» Сергею Корнилевскому, а по дружбе: кордебалет выглядел как-то слишком просто, упрощённая хореография. «Когелет» за много лет приучил нас к другому уровню, и его  от театра ждут. Пьеса неплоха, неплохо адаптирована к реалиям «города Б.», но без пересола не обошлось (см. выше). А по поговорке «недосол на столе, а пересол — на спине», так что потерпите критику. 

Наконец, у пьесы Ю. Лозы — драматурга непрофессионального — на взгляд автора этих строк, есть один неустранимый недостаток: современная пьеса  создана в духе классицизма с единством времени, места и действия. Соответственно действие происходит в одних и тех же декорациях,  большинство действующих лиц постоянно находится на сцене, но в диалогах в это время всегда не задействовано. Такая пьеса лучше подошла бы для телевизионного спектакля, когда есть возможность крупным планом выделить лица отдельных актёров, временно убрав остальных из поля зрения. Так выходит динамичней. В «живом» спектакле так не выйдет. Пьесу сокращали, и правильно делали, но это сокращение тоже почувствовалось — развязка наступила слишком неожиданно. А заключительный выход кордебалета с  очень смешной песенкой, в духе куплетов Яшки-артиллериста из «Свадьбы в Малиновке», не выглядел финальным для всего спектакля, поскольку по смыслу куплеты были о личных любовных проблемах Риммы Панкратовны, а не театра.

Получается, как в давней миниатюре Аркадия Райкина: «Раньше было: на сцене «Три сестры», «Дядя Ваня» — в зале  зрителей битком. Сейчас на сцене — битком, в зале — три сестры и дядя Ваня — пожарник».  Впрочем, биробиджанский зритель «Когелету» верит и надеется на лучшее. Поэтому зал во время спектакля почти никто из зрительских рядов не покидал. Хотя бы из вежливости и уважения к бескорыстному труду народных артистов. «Вся история Биробиджана связана с историей театра», — сказал после представления мэр города Андрей Пархоменко. 

Историю мы сами пишем. Давайте без больших помарок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *