Философия воина

Биробиджанец Константин Локтев возрождает старинные боевые  искусства русского казачества

ПАМЯТЬ ПРЕДКОВ

Тело человека изгибается в необычном, как будто прихотливом танце. Движения нарочно медленные, неспешные, выверенные, но за каждым скрывается сила — как туго затянутая, взведенная пружина, готовая в любой момент распрямиться с сокрушающей мощью. Партнер у «танцора» тоже необычный — в руке искрит острыми высверками стали длинный клинок, послушный всем движениям. Человек и оружие сейчас — одно неделимое целое. Во многом это напоминает движения боевых искусств Востока, какие мы привыкли видеть по телевизору, вот только с поправкой на свое, отечественное — клинок в руках у парня никак не соответствует китайскому дан-гьену или японской катане…

— В таких упражнениях скорость — не главное, — остановившись, проговорил Константин Локтев («Костя» — представился он по-простому при знакомстве), опуская клинок, настоящую казацкую шашку. — Тут вся суть —  в самоощущении, координации, чувстве пространства, которое вырабатываешь, работая с оружием.

Держу в руках увесистое холодно-блестящее  лезвие. Не старинное, конечно, но добротное изделие Кизлярского завода холодного оружия. «Рабочий клинок», как говорит Костя, служащий для отработки фехтовальных упражнений легендарного «казачьего спаса» и показательных выступлений.

— Для меня — это не столько увлечение, хобби, сколько уже неотъемлемая часть жизни, необходимая, как еда, вода, сон, — говорит Константин, присев на стул. — Само понятие философии «казачьего спаса», как жизненного пути, я воспринял от отца — у того были казацкие корни. Свой отпечаток наложили и 13 лет службы в армии. Но знаете, я, как психолог по образованию, убежден, что в каждом человеке есть так называемая родовая память, записанная как информация на уровне генов, передающихся поколениям. Почему у нас порой возникает неодолимое внутреннее стремление познать, выяснить, увлечься, заинтересоваться чем-то? Не проявляет ли себя так память предков, много лет и веков занимавшихся тем, что ты пытаешься познать сейчас?

«Казачий спас». Спас  — от слов «спасти», «спасаться», то есть беречься, выживать. Как рассказал Константин, «казачий спас» можно назвать полноценным боевым искусством, развивавшимся в жестких условиях, когда людям требовалось выживать в экстремальной природной среде, успешно преодолевать психоэмоциональные стрессы, сохранять при этом свое здоровье, постоянно быть готовыми защищать государственные границы России — то есть, по сути, быть полноценными воинами, собранными бойцами, готовыми к действию. На фоне армейской казачьей дисциплины и родилось нынешнее искусство, стиль, путь — назовите как хотите, которое помогало казаку и в бою, и в жизни. Хотя истоки у него уходят в глубокую древность до рождества Христова — к кочевым племенам вольных скифов, асаков, сарматов, которые по стилю жизни просто не могли не выработать такую «боевую философию»… Таким и старается быть Константин. Не основываясь на постулате “жизнь  — это борьба”, но все же стараясь быть готовым ко всем ее, порой неприятным, ситуациям. Это тоже свой путь (свое дао, если опять упомянуть китайцев) тела и духа, образа мыслей и отношения к окружающему миру и людям.

Константин ведет в Биробиджане несколько групп так называемой спортивной казачьей гимнастики — казачьей здравы. В принципе как и любая другая гимнастика, будь то китайские ци-гун или у-шу, она направлена на оздоровление человека — как телесное, так и духовное. Комплекс дыхательных, физических, психологических  упражнений, которые помогают человеку справиться с недугами, успокоить нервы, улучшить свое эмоциональное состояние, повысить стрессоустойчивость.

Вести занятия для желающих Константин стал не вдруг. Ему, как носителю казачьих традиций, имеющему принадлежность к казачеству нашей области, было дано такое разрешение от признанных мастеров.

— Я ездил в Москву, где общался  с такими носителями боевых казачьих традиций,  как Олег Величко и Владислав Мешалкин.  Они знают, что в ЕАО развивается казачество, есть люди, поддерживающие его старинные традиции… Узнав о моем увлечении, в чем-то даже сурово, по-воински, проэкзаменовав меня, они одобрили мое начинание. Я ведь сам все познавал индивидуально,  на основе найденных материалов. Во многом помогли книги этих людей, рассказывающие об истории казачества, в том числе и о их боевых умениях. Такие вот они — носители древнего знания, так называемые «характерники», не дающие ему угаснуть.

— Родовая память при изучении не просыпалась, не помогала постигать?

— А как же. Во многом на нее и опирался. Это как настроение, особый душевный подъем — я знаю, я смогу, я делаю…

— А люди ко мне в группы  приходят совершенно разные, — рассказывает Константин. — Разных возрастов, убеждений, мужчины и женщины. Я никого не держу здесь, потому что знаю, если человеку интересно и нужно — он будет посещать мои занятия. Многие вскоре уходят, взяв от занятий что-то конкретное для себя, решив проблему либо почувствовав себя не готовыми, — это выбор каждого. А кто-то остается, чтобы познавать дальше: чувствует либо потребность душевную, телесную, либо ту самую — родовую…

БОЕВАЯ ГЕОМЕТРИЯ

— А ученики с оружием тоже работают?

— Только с имитацией, палочками,  —  Костя с улыбкой показывает на стоящие в углу небольшого спортзала длинные деревянные учебные «шашки». — Важно ведь не только само ощущение оружия в руках, а умение с ним работать. Движение его — это геометрия, а геометрия — это фигуры. Важно научиться строить их вокруг себя как должно, двигаться вместе с ними в едином ритме. Это требует координации, сосредоточения, человек учится делать несколько дел одновременно — шаг в сторону и одновременное движение оружием, и все это не прерывается. Такие упражнения очень помогают прийти к миру с самим собой —  и в плане психики, и в плане здоровья тела.

«И как любая традиционная национальная гимнастика «казачий спас» тоже неразделим со своей исконной боевой составляющей. Наблюдая за Константином, демонстрирующим нам  упражнения с шашкой в руке, я заметил, что практически любое движение клинком можно — с поправкой на скорость и силу удара — расценивать как боевое, секущее: сверху, снизу, сбоку, даже назад. Страшно представить, что может случиться с врагом, схлестнись он с умелым казаком в битве…

— Опасное, однако, дело! — не удержался я от реплики.

— Конечно, я не учу, как с оружием атаковать людей, — говорит Константин. — Казачья здрава — это, прежде всего, оздоровительные упражнения.  Боевые действия с оружием и навыки требуют сосредоточения и концентрации, их мы и применяем для занятий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *