Французский писатель Робер Бобер

Французский писатель Робер Бобер

Французский писатель и режиссер немецкого происхождения, автор почти 120 документальных фильмов.

Родился в 1931 году в Берлине в еврейской семье польского происхождения. В 1933 году, спасаясь от нацистов, его семья бежала во Францию. В июле 1942-го Боберам удается избежать облавы «Вель д’Ив»  (крупнейшей серии массовых арестов евреев) на велодроме d’Hiver.

В 1950-е годы Бобер становится ассистентом французского кинорежиссера Франсуа Трюффо. С 1967-го работал в должности директора телевидения, в том же году снял свой  первый документальный фильм для телевидения «Шолом-Алейхем,  писатель на идише». Создавал фильмы на тему Холокоста, портреты писателей. Известность ему принесли  фильм «Рассказы об Эллис Айланд» (1981; совместно с Жоржем Переком) и книга «Что слышно насчет войны?» (1993), которая в следующем году получила премию «Интеркнига» (Prix du Livre Inter). В 1999 году выходит его второй роман «Берг и Бек», в котором автор рассказывает о жизни еврейских детей, переживших депортацию своих родителей.

В книге «Залежалый товар» писатель  живо и поэтично воссоздает атмосферу  Парижа 1950-х годов. Эта небольшая сказка о смысле жизни, одиночестве, предназначении и поиске собственного пути, обрести который пытаются три жакетки из новой коллекции одного парижского ателье, ставшие в один миг неликвидным товаром.

Источник фото: fr.academic.ru

 

Они поняли, что чуда ждать не приходится. Ибо чудо в том и состояло, чтобы не ждать его.

 

 

А если так, то останутся ли они при этом собой? Они жили, и это уже само по себе их успокаивало. Тем более что до сих пор они избегали этого риска – жить с чужим телом. Жакетки пока не знали, как распорядиться этим незнакомым миром, в котором они были заперты и значения которого пока не осознавали.

 

 

Они ощущали в себе какую-то часть их создавших. Словно они, жакетки, были посредниками, чтобы, в свою очередь, передать рассказ о том, что случилось до их появления на свет и что вооружило бы их для будущей жизни, о которой они ничего не знали.

 

 

Так что те, у кого есть тело, держат все, что узнали, в сердце и немножко в голове. А что они делают, когда там не остается места? Так вот, они его расчищают. Они стирают одни воспоминания, чтобы принять другие. Вот и все. Я думаю, именно так и происходит.

 

Это «все» было неведомо, непостижимо и лишь фрагментами запечатлевалось в их сознании. Их беспокоило ощущение, что есть иная жизнь помимо той, которая разворачивалась перед ними и вроде бы не представляла для них никакой угрозы.

 

 

– Я живу настоящим, оно дает мне возможность вспоминать, – как-то сказал Шарль, – а если я не буду вспоминать, то кто вспомнит?

 

 

Вечером в своем пристанище, при погашенном свете, они спрашивали себя, что означают эти слова: жизнь, смерть? Наконец они решили, что смерть – это когда не возвращаются.

 

 

Дороги слов расходились, потом пересекались вновь – у слов была своя история. История, которую она напишет на основе того, что слышала; ей казалось необходимым, чтобы все, произнесенное в мире, не пропало.

 

 

Вот остаться здесь навсегда было бы ненормально. Хорошо бы уходить, а потом возвращаться. Уйти, посмотреть и вернуться. Это был бы настоящий жизненный опыт. Но никто никогда не возвращался.

 

Сила песни в ее ностальгии; песня заставляет плакать или утешает, она так нам близка, так нас хорошо знает – что же удивительного в том, что ее «поют сердцем» и что слова, описывающие наше тело, находят в ней свое естественное место.

 

 

Запертые в своей коробке, куда их уложили валетом, они задали себе еще более страшный вопрос. Отбыть – это хуже, чем остаться? Но они отбывали вместе, в одном направлении, значит, они не расстанутся, а это главное – так им казалось.

 

 

Вот почему я делаю подсвечники, призванные по вечерам поддерживать свет, идущий от свечи. Этот свет хрупок, он дрожит, ему угрожает малейшее дуновение, вот почему его надо оберегать, даже если он не обладает чистотой божественного света, освещающего все на земле.

 

 

Значит, читать – это расшифровывать.

 

 

Незабытый, почти запертый в нем, его детский опыт поможет ему – он только что понял это – преодолеть препятствия. И он записывает: «Ставить на сцене тексты, написанные другими, не означает забыть о себе».

 

Это и есть ученичество, Жозеф. Это как в жизни. Прежней глупости ты уже больше не сделаешь. Но, к несчастью для меня, сделаешь новые.

 

Демонстрировать прошлое – это значит сказать, что оно было. Но кто вернется назад, чтобы измерить пройденное расстояние, понять, чем была их жизнь, оценить воплощенные планы, угасшие надежды; увидеть, что время привело в негодность, и осмыслить прежние радости?

 

 

Нет необходимости в сюжете. Жизнь не знает сюжетов, в жизни все перемешано, глубинное и незначительное, возвышенное и смешное.

 

 

Ничто не было забыто, но, если события запоминаются, это еще не значит, что о них можно говорить.

 

 

То, чем они теперь жили, что время вложило в них, было создано из того, без чего так трудно жить: из воспоминаний.

 

Хотели бы они вернуться к первым дням? Они не знали. Если бы их тогда выбрали и купили, если бы им не пришлось решать, что делать в жизни, научились бы они жить? Нет, не жить: они были живы лишь потому, что одевали живых, – они научились БЫТЬ. И просто быть там, где в них нуждались, что, безусловно, избавило их от угрызений совести.

 

 

С текстом вступают в диалог, потому что он пробуждает нечто в душе. И текст стремится быть произнесенным, он нуждается в произнесении, чтобы быть живым.

 

 

Мне-то яснее ясного, что песни созданы вовсе не для того, чтобы решать проблемы, но порой, когда этого не ждешь, в словах песен оживает прошлое, и даже если иной раз сердце у нас сжимается, мы благодарны им, как верным друзьям.

 

 

Они полюбили бульвары еще сильнее и думали, что решительно, – да-да, решительно! — были созданы, чтобы пережить эти случайные моменты, эти для них исторические потрясения, опорой которым служили слова, иногда никак не связанные друг с другом.

Цитаты из произведения Робера Бобера «Залежалый товар»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *