Где «не ступала нога образованного европейца»

Где «не ступала нога образованного европейца»

В 1876 году, 140 лет назад, началась знаменитая  вторая экспедиция Николая Михайловича Пржевальского — русского путешественника, исследователя Центральной Азии. Но мало кто знает, что первая экспедиция Николая Михайловича, принесшая ему широкую известность и совершенная в 1867-1869 годах, прошла в Приамурье и Приморье, в том числе на территории будущей Еврейской автономной области

В конце 1866 года окончивший Академию Генерального штаба и преподающий географию и историю в Варшавском юнкерском училище Н.М. Пржевальский причислен к Генштабу с назначением в Восточную Сибирь. В 1867 году в Петербурге Николай Михайлович встречается с Петром Петровичем Тянь-Шаньским, именитому ученому импонирует амбициозность и эрудированность молодого путешественника, и он помогает Пржевальскому организовать первую экспедицию. Объектом исследования Н.М. Пржевальский выбирает малоизученный и недавно присоединенный к России (в 1860 году) Уссурийский край, куда и получает командировку в начале мая. Восторженным настроением, в котором находился Николай Михайлович, пронизано его письмо к своему другу И. Л. Фатееву: «Через три дня я еду на Амур, потом на 

р. Уссури, озеро Ханка и на берега Великого океана, к границам Кореи. Вообще экспедиция великолепная. Я рад до безумия. Главное, я один, могу свободно располагать своим временем, местом и занятием. Да, на меня выпала завидная доля и трудная обязанность — исследовать местности, большей частью в которых еще не ступала нога образованного европейца».

Интерес к изучению Приамурья и Приморья у Пржевальского появился много лет ранее. Так, одна из первых публикаций Николая Михайловича, написанная им на первом курсе Академии Генштаба, называлась «Опыт статистического описания и военного обозрения Приамурского края». 

«Путешествие в Уссурийском крае»

Каждое свое путешествие Пржевальский подробно описывал, причем эта традиция, соответственно, была начата с Уссурийской экспедиции — в 1875 году вышла в свет книга «Путешествие в Уссурийском крае», а также сочинение «Об инородческом населении в южной части Приамурской области», написанные на основе полевого дневника. Кстати, последний труд был издан ученым на деньги, выигранные им в карты (благодаря прекрасной памяти Пржевальский почти всегда выходил победителем в азартных играх) у какого-то купца в Николаевске. 

Итак, книга была издана в 1875 году и привлекла живой интерес широкой публики. 

Перед вами составленная карта маршрутов Пржевальского во время экспедиции, подлинник которой ныне хранится в доме-музее путешественника. 27 мая 1867 года отправившись из Иркутска, уже 26 июня Николай Михайлович со спутниками был в Хабаровке, то есть где-то в районе 24-25 июня Пржевальский побывал на территории нашей области. Что же об этом можно найти в «Путешествии в Уссурийском крае»? А вот что:

«Узкой, чуть заметной полосой начинают синеть эти горы на горизонте необозримой равнины, которая тянется, не прерываясь, на левом берегу реки от самого Благовещенска. По мере того как пароход продвигается вперед, очертания самого хребта и его вершин делаются яснее, наконец у станицы Пашковой вы вступаете в горы, сплошь покрытые лиственными лесами, придающими несравненно более красоты ландшафту, нежели те хвойные породы, которые преобладают в шилкинских горах.

Притом же здесь начинают попадаться многие виды деревьев и кустарников, свойственных более южным частям амурского бассейна, так что Буреинские горы принимаются границей между верхним и средним течением Амура, прорыв этой реки через главный кряж Малого Хингана происходит, собственно, между станицами Раддевой и Помпеевкой на протяжении 70 верст.10-2

Здесь Амур вдруг суживает своё русло сажен на двести и без всяких рукавов быстро и извилисто стремится между горами, представляя на каждом шагу великолепные ландшафты.

Высокой отвесной стеной подходят горы к самому берегу, и вот кажется, что пароход стремится прямо на скалу, как вдруг новый крутой поворот реки открывает иную чудную панораму, но не успеешь достаточно полюбоваться её красотой, как опять являются еще лучшие картины и так быстро сменяют одна другую, что едва успеваешь удерживать их в своем воображении.

По выходе из Буреинских гор, у станицы Екатерино-Никольской, Амур тотчас же разбивается на множетсво рукавов, и опять неоглядная равнина раскидывается по обе стороны реки, которая вскоре принимает справа самый большой из всех своих притоков — Сунгари.

Вслед за тем размеры Амура увеличиваются почти вдвое, так что главное русло имеет более двух верст, а по принятии р. Уссури даже до трех верст ширины.

На левом берегу по-прежнему продолжают изредка попадаться станицы, в которых до входа Амура в Буреинские горы до устья Уссури поселен пеший батальон амурского казачьего войска. В этом батальоне считается до 5600 человек обоего пола. Быт здешних казаков несравненно хуже, нежели тех, которые живут выше Буреинских гор.

Из инородцев вслед за маньчжурами до Буреинских гор обитает небольшое племя бирар-тунгусов, а далее, от этих гор до устья р. Горин и вверх по Уссури, живут гольды, с которыми мы познакомились подробно в IV главе настоящей книги.

Оставив позади Буреинские горы, быстро катили мы вниз по широкой реке, и 26 июня, ровно через месяц по выезде из Иркутска, я высадился в селении Хабаровке, лежащем при устье Уссури, по которой мог уже ехать не торопясь и значительную часть времени посвящать по мере своих сил и знаний на изучение страны, ее природы и жителей».

Итоги экспедиции

Проведя несколько дней в Хабаровке, Николай Михайлович продолжит свое путешествие по Уссурийскому краю до Владивостока далее по маршруту: Хабаровск, Буссе, озеро Ханка, хребет Сихотэ-Алинь, Новгородская гавань, залив Посьет, пост Раздольный, Владивосток. Результаты первой экспедиции Пржевальского воистину впечатляют: за всё время путешествия был тщательно (и, быть может, впервые настолько детально) обследован бассейн реки Уссури, южная, а также западная части озера Ханка, побережье Японского моря, граница с Кореей и т.д. Из Уссурийского края Николай Михайлович привез около двух тысяч экземпляров более трехсот растений, большинство из которых ранее не было известно, триста десять птичьих чучел, десять звериных шкур, пятьсот пятьдесят яиц сорока двух видов птиц, восемьдесят три вида семян растений.

Впечатляет, не правда ли? Кроме того, за изданные научные труды (книгу «Путешествие в Уссурийскийом крае» и сочинение «Об инородческом населении в южной части Приамурской области») Пржевальский был удостоен Малой серебряной медали Русского географического общества — это была его первая медаль за научные достижения (уже после Николай Михайлович будет награжден Большой Константиновской медалью Русского географического общества, Золотой медалью Парижского географического общества, Большой золотой медалью имени Александра Гумбольдта Берлинского географического общества и многими другими).

Итак, традиционно принято считать, что с именем великого исследователя и ученого Николая Михайловича Пржевальского связано изучение Центральной Азии и что экспедиции именно в эти районы принесли географу мировую известность. Однако на самом деле «первой ласточкой» Николая Пржевальского в его нелегком и важном деле стала все же Уссурийская экспедиция. Именно здесь, в Приамурье и Приморье, складывались его профессиональные качества и навыки, здесь он получил первый бесценный опыт настоящей научно-исследовательской экспедиции. И приятно сознавать, что часть территории нашей области когда-то исследовал Николай Михайлович Пржевальский.


 

Роман Кутин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *