Где рождается местный менталитет

Где рождается местный менталитет

Знаете ли вы, что Центральный рынок Биробиджана старше самого города? На днях ему исполняется 85 лет!

Зачем в современных городах большие рынки? По данным статистики, в российских городах-миллионниках на всевозможных рынках (сельскохозяйственных, универсальных) отовариваются всего 8-10 процентов жителей.

Тем не менее классические рынки сохраняются во всех городах — больших и малых.

И многие приезжие на новом месте первым делом идут на рынок — знакомиться с местным колоритом и менталитетом

Мало кто знает, что биробиджанский Центральный рынок старше самого нашего города. Так, станция Тихонькая была переименована в рабочий посёлок Биробиджан в 1931 году. А статус города Биробиджан получил только в марте 1937 года. Главный же рынок стремительно развивавшегося тогда поселения был организован решением Биробиджанского райкома ВКП(б) 12 августа 1933 года. Ему скоро — 85!

А выглядел он поначалу довольно просто: с простыми деревянными навесами и прилавками, где шла торговля в основном излишками с приусадебных участков (а доля «частного сектора» тогда была не чета нынешней) и такими же деревянными магазинчиками, торгующими ширпотребом, «немудрящими» стройматериалами и сельхозинвентарём и различным инструментом. На уличных прилавках продавали в основном картофель, овощи, молоко и мясо. В те же почти легендарные уже годы, по воспоминаниям старожилов, на рынке молодого Биробиджана появились незнакомые ранее на Дальнем Востоке особые «щучьи» прилавки для любителей гефилте фиш и места, где можно было купить кошерное мясо! В сезон прибавлялись грибы, лесные ягоды, черемша, орехи и прочие дары природы. Если, конечно, вы знаете, как их готовить и есть! А еще на рынке был приемный пункт, где можно было сдать в потребкооперацию мед и те же дикоросы, если кто-то не хотел стоять сам за прилавком, потому как зимой это тяжко, а многие считали такое занятие вообще зазорным.

Выражение «Стоят, как бабки, семечками торгуют!» было отнюдь не комплиментом сторонницам «рыночной экономики». А фраза в адрес лентяя-школьника «Пойдешь на базаре картошку стаканами продавать» звучала убийственным определением интеллекта. Однако без продавцов и покупателей городской рынок не оставался никогда. В послевоенные очень небогатые годы для некоторых становился источником дополнительного дохода от продажи сельхозпродукции, выращенной-собранной собственными руками. А для других — чуть ли не единственным местом, где не было пресловутого дефицита товаров и выбор продуктов позволял разнообразить стол горожанина.

Рынок сперва назывался колхозным, потом стал центральным. И тот, кто был наиболее психологически готов влиться в его стихию или противостоять ее натиску, сумел с меньшими потерями принять жесткие экономические реалии 90-х и влиться в настоящий рынок…

Биробиджанский Центральный рынок наиболее радикально подвергся перестройке (во всех смыслах, прямом в том числе) во второй половине 90-х, затем в конце первого десятилетия XXI века. Рынок был самым доходным местом в городе. На его конструкцию и расширение тогда был потрачен почти миллиард рублей кредитов. И рынок рассчитался за кредит без задержек. И не только обновлялся, но и расширялся.

Но не только мы сами такие умные. Федеральное законодательство и поощряло, и настойчиво подталкивало к тому, что называли «цивилизованными формами торговли». Сносились разномастные ларьки, торговля продуктами питания (пусть даже «лесного и речного происхождения») уже не могла вестись с каких-то ящиков, устеленных газетами, стоящих на земле. Федеральный закон “О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации” от 30 декабря 2006 года обеспечил прорыв. Ну или кому-то особо непонятливому — «волшебный пендель» с Центрального рынка. И покупателю, и продавцам-завсегдатаям это пошло только на пользу. Хотя без потерь и конфликтов и торговые революции не происходят.

Теперь вернемся к началу нашего разговора: зачем такой старинный рынок в центральной части современного города в эпоху супермаркетов и торговых центров? Да, в некоторых «самостийных» постсоветских республиках бывшие колхозные рынки (рынок в Биробиджане первоначально назывался также) поспешили «прихватизировать». А в некоторых российских мегаполисах, напротив, без всякой традиции, а значит, без культуры торговли и поведения, в рынки превратили территории закрытых предприятий, выставочных центров. Кому от этого стало лучше? Неужели покупателю, которому норовили там подсунуть не то, за что он заплатил? Или продавцу собственноручно произведенной продукции, который попадал под «дань» сомнительных личностей?

Центральный рынок Биробиджана с 2010 года, после процедуры приватизации, стал открытым акционерным обществом.

Частные магазины время от времени разоряются, закрываются. Вы слышали, чтобы разорился хоть раз городской рынок? Как немалое торговое предприятие Центральный рынок стабильно перечисляет немалые суммы в городскую казну.

Ключевое слово здесь «стабильно» — ни отнимать, ни делить на собственном рынке город ничего не будет. Бизнес — сфера деликатная, не терпящая грубого вторжения. И развиваться должен эволюционно, а не революционно. Ну а застой, пожалуй, ему не грозит: рынок — стихия живая, буквально кипящая. Неожиданными бизнес-идеями в том числе.

Несмотря на окружение буквально со всех сторон многоэтажными торговыми центрами с сияющими окнами, витринами и бесконечно ползущими гусеницами эскалаторов, число продавцов и посетителей, одновременно находящихся на торговых площадях, на старом рынке на глаз не меньше, чем в стенах ТЦ-конкурентов.

Да и во многих из них внутри, на этажах, все тот же узнаваемый рынок, недавно перешедший к цивилизованным формам торговли. Видно, и продавцам, и покупателям так психологически привычней. Ведь как говорят на Востоке: «Желание купить — хороший повод поговорить с человеком». Я — за человечный к людям рынок. Я — за наш привычный и понятный менталитет и узнаваемый колорит…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − 16 =