Где же здесь рынок?

Где же здесь рынок? - За нарушение правил перевозки грузов предприятию светит штраф до 400 тысяч рублей

Анатолия Клименкова

За нарушение правил перевозки грузов предприятию светит штраф до 400 тысяч рублей

В области много проблем, которые тормозят развитие производства

За прошлый год рост промышленного производства в России составил всего ничего – 0,3 процента. В Еврейской автономной области роста и вовсе нет. По словам ряда экономистов, высказанным Владимиру Путину на встрече 19 февраля, экономика страны вошла в стагнацию. В этой связи корреспондент «Биробиджанской звезды» побеседовал с Ефимом Шмаином, председателем Регионального объединения работодателей ЕАО (Союз промышленников и предпринимателей).

— Сейчас идет сложный процесс развития производства в рыночных условиях – в глобальных условиях конкуренции, я бы так сказал. И мы должны понимать, что многие предприятия в области, которые были созданы при советской власти, оказались, к сожалению, нерентабельными, неконкурентоспособными, т.е. экономически несостоятельными. Характерный пример – завод «Дальсельмаш», что приказал долго жить, хотя мы все хотели, чтобы он работал.

По словам Ефима Шмаина, главная наша проблема в экономике – невысокая производительность труда и слабая интенсификация производства. Он привел пример с использованием на стройках области китайских рабочих. Они обходятся нам дорого, но трудятся столько, сколько надо, чтобы быстрее построить объект. И такая организация труда дает результат. У российских рабочих другой менталитет: восьмичасовой рабочий день с приличной зарплатой. 

— Как мы повысим производительность труда и снизим себестоимость продукции? Маленький пример. Человек должен перевезти из пункта «А» в пункт «Б» песок. Он едет в карьер на больше-грузном автомобиле. На трассе стоит знак – «десять тонн на ось». Водителя останавливает инспектор, составляет протокол – нарушение. По мнению инспектора — перегруз. Водителю  выписывают штраф – две тысячи рублей, механику – пятнадцать тысяч за то, что выпустил в рейс машину, колесные пары которой образуют так называемую тележку. Предприятию «светит» штраф до 400 тысяч рублей. Инспектор говорит:  «Вот постановление правительства – с «тележкой» нагрузка на ось не должна превышать семи с половиной тонн». А механик, шофер — почему они должны знать, что под разрешающий на дороге знак «десять тонн» фактически можно провозить только 7,5 тонны? В гараже, что, изучают все постановления правительства? 

Двадцать лет назад, когда я ездил к Егору Тимофеевичу Гайдару, то поднимал вопрос о том, что надо остановить рост цен на тепло- и электроэнергию и на железнодорожные грузоперевозки. Сейчас об этом вспомнил Дмитрий Анатольевич Медведев. Ну, так, может быть, вспомнят и про мой давний вопрос об акционерных обществах. Почему бы государству не строить новые предприятия, создавать акционерные общества, подбирать генерального директора, передавать предприятие акционерному обществу. Есть такие примеры в Белоруссии. Так в свое время сделали в Китае, который сегодня по темпам экономического развития оставил Россию далеко позади. Однако нам говорят: государство — плохой собственник. 

В сфере услуг, в сфере торговли в мире работает около 70 процентов людей. И только 30 работают в сфере производства. Это – нормально. Чтобы облегчить труд, люди придумали всевозможные механизмы. Мы, к сожалению, в этом деле отстаем. А чтобы достигнуть высокой производительности труда, нужно время и главное — нужны деньги. Их сегодня у предприятий, предпринимателей не хватает. Оскомину набила проблема оплаты за электрическую и тепловую энергию, железнодорожные перевозки! Предприниматели, руководители предприятий и организаций «дергаются», нервничают, думают не об эффективности производства, а о том, как «выкрутиться» в конкретной ситуации. У них попросту не хватает денег на оплату столь дорогой энергии. 

Ефим Шмаин не сказал, что в тех же США промышленности электроэнергия обходится существенно дешевле, чем для аналогичных предприятий в России и на Дальнем Востоке, в частности. Здесь нет ее дефицита. «Излишки» генерирующая компания продает в тот же Китай по цене более низкой, чем своим потребителям. В результате способствуют снижению себестоимости и повышению конкурентоспособности китайской продукции, т.е. подъему китайской экономики, а нашим предприятиям приходится потуже затягивать пояса.

— Процесс падения темпов развития производства в области, к сожалению, продолжается. Цемзавод, бруситовый рудник за прошлый год прибавили в объемах производства, чего не скажешь о той же легкой промышленности, которой мы когда-то гордились. Только что беседовал с гендиректором чулочно-трикотажной фабрики Еленой Самойленко. Она, как и я, настроена оптимистично, верит, что экономические проблемы решаемы. Бизнесу нужна стабильность, чтобы он накопил деньги. Для успешного ведения бизнеса нельзя часто менять «правила игры». 

Не стал напоминать ему, что в Государственной думе готовят законопроект, согласно которому правила игры вновь меняют: наши предприятия легкой промышленности обяжут выпускать все нижнее белье только из натурального сырья – хлопка, льна. Сможет ли тогда, в условиях ограниченного выбора сырья, наша чулочно-трикотажная фабрика перестроиться и выжить? Мы нечто подобное уже проходили, когда сельхозуправление правительства области и фермеры автономии отдали предпочтение относительно дешевым китайским колесным комбайнам и отвернулись от гусеничных машин «Дальсельмаша». Завод умер, машиностроители пошли кто куда, но и фермеры пострадали, когда в позапрошлом году лили дожди, затем выпал 12 ноября снег на неубранные соевые поля и от урожая к весне осталось всего ничего. Провал в стратегии списали на стихию. Это наглядный пример того, как не надо хозяйствовать. 

Про нашу и китайскую экономику Ефим Шмаин рассказал мне забавную историю: 

— Гуляем мы по улице как-то вечером в Хэйхэ. И видим, что продают носки – из бамбука, бамбукового волокна. Цена — 150 рублей за десять пар. Мой приятель, конечно, патриот, но не прочь был купить пару носков за 15 рублей. Рассказал об этом Елене Самойленко. Она своеобразно отреагировала на мое сообщение: подарила пару бамбуковых носков нашей фабрики. Разницы между нашими и китайскими носками не почувствовал. Однако российский товар стоит, наверное, дороже. Китайский в розничной продаже, повторюсь, — 15 рублей.

Высказал Ефиму Григорьевичу свои соображения.

— Если Госдума примет «хлопковый» закон и Президент его подпишет, то не исключаю скорый конец бельевого и чулочно-носочного производства в Биробиджане. Перед новым годом директор мне сказала, что средняя зарплата на фабрике около 13,5 тысячи рублей. Это примерно в два раза меньше, чем в среднем по области. Подними директор зарплату работницам хотя бы на несколько тысяч рублей, тут же автоматически подскочат налоги и суммы отчислений в социальные фонды. Добавьте к этим тратам плату за тепло, электроэнергию, железнодорожные перевозки… Какова будет цена пары хлопчатобумажных носков? Поддержат ли покупатели фабрику рублем?  

И ведь не скажешь, что на фабрике работают по старинке, не обновляют основные фонды производства, не внедряют новую технику и технологии, не повышают производительность труда, нет заботы о людях. Как раз все наоборот. Остается надежда, что «Виктория» все-таки победит. («Виктория – победа»). Выживет и будет работать в 2014 году с прибылью.

— Хватает проблем у индивидуальных предпринимателей, микропредприятий, которые занимаются не только торговлей, но и настоящим производством, выпускают нужную всем продукцию, — продолжает Ефим Шмаин. — Предприниматели просят только одного: не мешайте! Дайте нам стабильные условия для работы. И не мешайте!.. Не меняйте Налоговый кодекс, «не трогайте» налоги и отчисления для тех, кто занимается индивидуальным бизнесом – вот мы адаптировались и начинаем его развивать. А то ведь в прошлом году только в нашей области около 500 предпринимателей малого бизнеса положили свидетельства на стол налоговому инспектору и сказали: мы так больше работать не будем. Это был непродуманный властями акт, направленный на увеличение отчислений в Пенсионный фонд.

Напомню читателям, о чем идет речь. В прошлом году для индивидуальных предпринимателей увеличили страховые взносы с 17 тысяч до 36,5 тысячи рублей в год. В результате предприниматели, чей оборот составлял 300 тысяч рублей в год, заплатили по 30 тысяч (10 процентов). Около 540 тысяч человек написали заявление в налоговую службу о снятии их с учета как индивидуальных предпринимателей. То есть люди или бросили предпринимательскую деятельность, или ушли «в тень». В итоге Пенсионный фонд России недополучил около девяти миллиардов рублей. А совокупные налоги могут составлять порядка 20 млрд рублей. И в январе этого года количество предпринимателей, по словам вице-премьера Игоря Шувалова, уменьшилось еще на 10,5 тысячи. 

— Наши предприниматели, руководители предприятий – люди довольно образованные, инициативные. Потому уверен, как бы ни было трудно решать проблемы, мы найдем выход из сложных ситуаций и сделаем все возможное, чтобы экономика двигалась вперед. И пусть сегодня темпы ее роста в целом по стране невелики, но уверяю вас, что пройдет несколько лет и, во-первых, наша область будет самодостаточной, во-вторых, предприятия станут постепенно вполне конкурентоспособными, — сказал Ефим Шмаин. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *