Гендерный отрыв

Гендерный отрыв

Источник фото: cerdcesosud.ru

Мужчины в России живут на 10 лет меньше женщин

По оценкам экспертов, нацпроект «Здравоохранение» в нынешнем виде не сможет сократить разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин

 

Впереди Европы всей

В 2018 году ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) мужчин при рождении составила 67,66 года, женщин — 77,87 года. Об этом говорится в новом выпуске «Мониторинга экономической ситуации в России» Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара и РАНХиГС.

Этот разрыв в последние годы постепенно снижался: с 2005 по 2017 год он уменьшился с 13,55 до 10,1 года. Однако, по предварительным данным Росстата за 2018 год, в прошлом году он снова вырос и составил 10,2 года. А в разных регионах он колеблется от 12 лет (например, в Магаданской и Брянской областях, Удмуртской Республике) до 5,5 года (в Республике Дагестан, Ингушетии, Чечне). Эти цифры исследователи приводят на основе данных 2017 года.

Автор соответствующей части мониторинга старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Рамиля Хасанова пояснила «Известиям», что точные цифры за 2018 год Росстат опубликует только осенью. Но предварительные данные говорят о том, что ОПЖ женщин увеличилась на 0,23 года, мужчин — на 0,16 года.

 

Не те акценты

Высокая смертность российских мужчин порождает множество проблем: вдовство и сиротство, одиночество и бедность пожилых (риски бедности одиноких выше, чем супружеских пар), снижение трудового потенциала, существенные расходы государства на социальные программы и другие.

Авторы мониторинга утверждают, что сокращение разрыва ОПЖ между мужчинами и женщинами не рассматривается как непосредственная цель нацпроектов. Нацпроект «Здравоохранение» делает упор на борьбу с онкологическими заболеваниями (на это выделено 56% средств проекта). Нацпроект «Безопасные и качественные автомобильные дороги» сосредоточился на снижении смертности от ДТП.

Но в статистике смертности, в том числе мужской,13% случаев — самоубийства, 6% — убийства, 28% — повреждения с неопределенными намерениями и другие.

Между тем за 2011–2017 годы продолжительность жизни мужчин выросла на два года именно благодаря сокращению смертности от болезней системы кровообращения. Снижение смертности мужчин от внешних причин добавило им за этот же период еще один год жизни.

Авторы мониторинга делают вывод, что необходим пересмотр значительной части направлений нацпроекта «Здравоохранение». Основное финансирование следует направить на снижение смертности от тех причин, которые легко предотвратить и борьба с которыми давала наибольший прирост продолжительности жизни в предыдущие годы.

 

Дорогое удовольствие

— Основной акцент нац­проекта сделан на борьбу с острыми состояниями: острым коронарным синдромом, мозговым инсультом. А сейчас основной вклад в смертность от сердечно-сосудистых патологий делают хронические заболевания, — рассказала Нана Погосова.

По словам эксперта, на первый план выходит обеспечение лекарствами и налаживание долговременного диспансерного наблюдения. То есть надо взять на учет пациентов с различными аритмиями, с сердечной недостаточностью. Есть еще огромная армия пациентов с артериальной гипертонией — ею страдает каждый второй взрослый россиянин. Это серьезное заболевание, которое при неадекватном лечении приводит к инфарктам и инсультам.

Онкологи же считают, что в планировании расходов надо опираться не только на цифры по смертности, но и понимать структуру дисциплин.

— Затраты на лечение онкологического больного на порядок выше, чем на сердечника. Необходимо развивать новые методы лечения. Например, вакцинация против вируса папилломы человека — это дорогое удовольствие. Но если мы ее введем и охват подростков будет не менее 70%, то рак шейки матки вообще исчезнет. Что и происходит во многих странах, — сказал «Известиям» замдиректора Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина Давид Заридзе.

Впрочем, по мнению эксперта, существенные вложения в онкологию, запланированные проектом «Здравоохранение», всё равно не позволят нам достичь такого уровня снижения смертности, как ожидает государство.


Валерия НОДЕЛЬМАН,

Анна КАЛЕДИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *