География с демографией

География с демографией - Первые переселенцы на берегах Амура. XIX век.

с сайта EAO.ru

Первые переселенцы на берегах Амура. XIX век.

В конце ХIХ века на Дальнем Востоке проживало около миллиона человек

Вряд ли кто усомнится в том, что самый большой интерес для человека представляет сам человек, что больше всего загадок мы таим в самих себе, подчас решая их всю жизнь, но так и не узнав правильного ответа.

Речь идет не об анатомии — о демографии. Сколько нас? Какие мы? Где живем и работаем? Как изменяемся с годами? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно вначале все подсчитать, просчитать и проанализировать. Самую черновую работу в этом деле берет на себя статистика, предоставляя потом собранные сведения специалистам-демографам и ученым-аналитикам.

Подсчеты такие ведутся каждый год, а примерно раз в десять лет у нас в стране проводится всеобщая перепись населения. Последний раз россиян в массовом порядке переписывали в октябре 2012 года, но точные итоги переписи стали известны только недавно. Как и следовало ожидать, нас, дальневосточных жителей (ЕАО не исключение), за прошедшее без году десятилетие со дня переписи 2002 года снова стало меньше. И 90-е, и нулевые годы были для Дальнего Востока задачками на вычитание и деление. Такая вот невеселая арифметика.

Этой публикацией «БШ» открывает цикл материалов, посвященных демографическим проблемам ЕАО и Дальнего Востока в зеркале статистики.

 От пункта А до пункта В

Чтобы понять настоящее, всегда полезно заглянуть в прошлое. Были ли в истории заселения Дальнего Востока времена, похожие на нынешние?

Известно, что активно заселять Дальний Восток России переселенцами стали в середине ХIХ века. И если в конце ХVII века на российской окраине насчитывалось всего 30 тысяч переселившихся из центральных районов страны, то спустя полторы сотни лет на Дальнем Востоке таковых проживало 352,5 тысячи. Этот более чем десятикратный рост населения был, пожалуй, самым рекордным за всю историю освоения дальневосточных земель. Причем самый активный период заселения пришелся именно на середину и вторую половину ХIХ века.

А ведь вначале политика заселения Дальнего Востока дала сбой, когда ставка была сделана на отставных солдат, которых вынуждали чуть ли не силой селиться на необжитых землях. При этом помощь поселенцам власть оказывала самую мизерную и на очень короткое время. Почти все отставники были бессемейными, и это тоже сыграло негативную роль. В итоге большая часть бывших солдат Восточно-Сибирского войска вернулась на родину, в Центральную Россию, осталось же на Дальнем Востоке не более 300 человек.

Ошибку учли, решив, что ставку надо все же делать на людей семейных. И дисциплинированных. Выбор остановили на казаках. Самыми ближними были забайкальские, но пригласили и донских.

Первый казачий сплав 14 мая 1854 года возглавил сам генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н.Муравьев. В своем донесении он записал: «Одно уже развитие военных морских сил на устье Амура требует настоятельного быстрого заселения Приамурья. Своевременная доставка продовольствия, снабжение всем необходимым сухопутных и морских команд будут обеспечены тогда, когда разовьется местная производительность края, чего без роста населения достигнуть невозможно».

Чтобы стимулировать этот рост, переселенцам стали предоставлять немалые льготы — бесплатно выделяли землю и лес для строительства, освобождали на несколько лет от уплаты налогов, давали на обзаведение по 15 рублей в год, снабжали продуктами первой необходимости. И процесс в сторону роста пошел! Именно в эту пору появились на Амуре десятки крупных станиц.

После отмены крепостного права на Дальний Восток массово потянулись за волей и землей крестьяне. За полвека такого переселения здешнее население приросло почти на полмиллиона человек! Именно такие цифры были обнародованы в итогах Всероссийской переписи 1897 года. Это была первая всеобщая перепись в стране — до этого людей подсчитывали по ревизским сказкам (спискам) и проводили переписи местного масштаба.

Интересно, что переписные листы были разными — трех видов. На листке с грифом «А» переписывали крестьянские домохозяйства сельских обществ, листок «Б» предназначался для владельческих хозяйств и частных домов, «В» — для городских жителей.

Программа переписи включала 14 признаков. В первой графе указывалось отношение к главе семьи или хозяйства, затем требовалось сообщить возраст, пол, семейное положение, принадлежность к сословию, место рождения, прописки, вероисповедание, грамотен ли и где учится или работает. Что касается работы, то надо было выделить занятие главное и побочное. О национальности не спрашивали, но был пункт о родном языке. А еще была особая отметка о физических недостатках.

Больше двух лет шел подсчет переписных листов — в итоге каждая губерния получила отдельный том с полным статистико-демографическим анализом.

В Амурской области, к которой относилась значительная часть территории нынешней ЕАО, проживало более трехсот тысяч человек — треть всего дальневосточного населения. Семьи в основном были многодетные. К примеру, в селе Кукелево на 65 дворов приходилось 519 жителей — то есть по 8-9 человек на семью, в Венцелево насчитывалось 676 душ обоего пола на 94 двора, по 8-10 детей имели семьи в станицах Новой, Дежнево, Квашнино. Самой большой в округе была станица Михайло-Семеновская — 160 дворов и 1002 человека населения. Народ, судя по переписи, в станице жил грамотный — почти каждый третий мог писать и читать, тогда как в среднем по России грамотных было чуть больше десяти процентов.

Кроме крестьянского дела, занимались жители извозом, охотой, рыболовством, торговлей, разными ремеслами. И очень мал был список тех, кого называли интеллигенцией — учителей, докторов, фельдшеров.

Немного было и людей с физическими недостатками — их, по данным первой переписи, оказалось всего полпроцента. Сравните с нынешним количеством, когда почти каждый четвертый — инвалид, и, как говорится, почувствуйте разницу.

Вошли в переписные листы и инородцы. Это были в основном корейцы, китайцы, а на Сахалине и в Приморье — японцы. Общая их численность составила около ста тысяч человек, причем мужчин было на треть больше, чем женщин. Самыми семейными назвали себя корейцы.

Аборигенов — нанайцев, удэгейцев и других представителей малых народов — насчитали немногим меньше 35 тыс. человек.

Перепись 1897 года оказалась не только первой, но и последней в истории дореволюционной России. Бурное начало ХХ века — Русско-японская и Первая мировая войны, две революции, а затем Гражданская война — отодвинули сроки следующей всеобщей переписи на долгих 23 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *