Герой лета

Герой лета - Механизаторы из села Самара в 1939 году. Георгий Лопатин – крайний справа в верхнем ряду. Через два года  все они уйдут на войну.

Механизаторы из села Самара в 1939 году. Георгий Лопатин – крайний справа в верхнем ряду. Через два года все они уйдут на войну.

Так получилось, что многие знаковые события в жизни Героя Советского Союза Георгия Лопатина происходили в летнее время. И не случайно его называли теплым человеком

Родился он 23 августа 1913 года в селе Самара. Дед Георгия Алексей Федулович Лопатин был одним из первых поселенцев села, его добротный дом стоял на самой окраине, которую в народе называли Ивановкой. Место было красивое, рядом – река, в которой восьмилетний Георгий однажды чуть не утонул. Случилось это в самый разгар сенокоса. Георгия, как самого младшего, оставили дома присматривать за хозяйством, а ему так хотелось на покос! Чтобы скоротать путь, решил переплыть реку. Но сильным течением его понесло далеко от берега. Спасся буквально чудом, на его счастье неподалеку на лодке рыбачил знакомый старик. «Долго жить будешь, паря!» – сказал ему тогда односельчанин, и эти слова он запомнил на всю жизнь. А прожил Георгий Лопатин 90 лет.

Летом 1922 года в семье Лопатиных случилась беда – умер отец Дорофей Алексеевич. В молодости он был самым первым парнем в Самаре – ростом высок, крепок в кости, обладал врожденной интеллигентностью, хотя грамоты почти не знал. Прошел Русско-японскую войну, был ранен, и эти ранения сказались потом на его здоровье. Всего девять лет было Георгию, когда он лишился отца.

В августе 1925 года мать и старшие братья провожали Георгия на учебу в село Екатерино-Никольское. В самой Самаре школа была четырехклассной, ее и закончили к тому времени братья Лопатины. Но старшим пришлось идти работать в колхоз, чтобы помогать семье, а вот Георгия решили учить дальше, так как он окончил четырехлетку почти на одни пятерки.

Отучился он всего два года. Когда старших братьев призвали в армию, оставил учебу и поступил в колхоз. По сути, стал кормильцем семьи, помогая матери поднять младших детей.

Потом, и тоже, кстати, летом, встретил он свою Любовь – так звали его жену. До войны у них родилось четверо детей, а было Георгию к тому времени всего 28 лет. Имея талант к технике, он освоил трактор, его взяли работать участковым механиком в Ворошиловскую МТС.

В августе 1938 года Георгия и его старшего брата Ивана арестовали, обвинив в умышленном вредительстве. Они везли в заготзерно мешки с пшеницей, один мешок порвался, и его содержимое высыпалось на дорогу. Но братья этого не заметили, зато нашлись доброжелатели, которые просигналили куда надо. Умышленное вредительство доказать не удалось, статью заменили на халатность. А в декабре того же года дело прекратили за недоказанностью обвинения, братьев реабилитировали.

В июле 1941 года Георгия призывают в армию, а в августе 1942-го, уже в звании младшего лейтенанта, отправляют на передовую. «Я много фронтов прошел, – вспоминал Георгий Дорофеевич. – Сперва был Южный, потом Северо-Кавказский, после этого 3-й Белорусский, а заканчивал я войну в 1-м Украинском». Его взвод участвовал в освобождении Новороссийска и Керчи, прошел с боями Белоруссию, Польшу, Восточную Пруссию. Судя по наградам взводного, не просто участвовал, а проявил себя геройски. К лету 1944 года Георгий Лопатин был кавалером орденов Красной Звезды, Красного Знамени и Отечественной войны двух степеней.

Но свою самую высокую награду – Золотую Звезду Героя Советского Союза – наш земляк получил за форсирование реки Птичь в Белоруссии. Это произошло 27 июня 1944 года. За три дня до этого взвод Лопатина подавил три пулеметные точки противника, уничтожил немецкую автоколонну из десяти автомашин. Но противник с противоположного берега продолжал интенсивно обстреливать наши позиции. Взводу Лопатина приказали переправиться под покровом ночи на тот берег и подавить немецкую артиллерию, чтобы обеспечить переправу остальных частей. Первым Лопатин пошел сам, за ним – сержант Василий Литвинов. Переправлялись на единственной лодке и плотах. И сделали это так бесшумно, что застали противника врасплох. Опущу подробности, но сам Георгий Дорофеевич вспоминал, как пришлось им потом использовать «фронтовые сто грамм» на растирку – вода в реке была почему-то не по-летнему холодной.

День Победы Георгий Лопатин встретил в Кенигсберге, а домой вернулся летом 1945 года. В его честь в Амурзете устроили митинг, приехал поздравить Героя с возвращением сам первый секретарь обкома партии Александр Бахмутский. Не привыкший к почестям, Герой с трудом подбирал слова, чтобы сказать правильную речь. Ему привычнее было работать и воевать.

В пятидесятые годы его послали в Иркутский сельхозинститут на годичные курсы, после которых он стал главным инженером МТС, а потом Октябрьского совхоза в селе Благословенном, куда переехала из Самары его семья. Летом 1971-го Лопатин получил свой первый трудовой орден – Октябрьской Революции.

Три старших брата Георгия – Лука, Николай и Иван – тоже воевали, Лука и Николай с войны не вернулись. Их имена выбиты на скромном обелиске, который стоит в центре Самары. 

– Сейчас мы думаем о том, чтобы на всех сельских памятниках были увековечены и имена тех фронтовиков, кто умер после войны. Ведь в районе уже не осталось ни одного участника Великой Отечественной, – поделился планами председатель районного Собрания депутатов Октябрьского района Андрей Дербенев.

Андрей Петрович хорошо знал Георгия Лопатина и его семью. Он с сожалением сообщил, что из семи детей Героя жива лишь дочь Галина, которая проживает в Эстонии. Умер недавно и внук Георгий, названный в честь деда. В Благословенном живет правнучка Лопатина Наташа Саяпина, которая участвовала в открытии аллеи Героев, где на одном из гранитных пилонов увековечена фамилия ее прадеда.

Последний раз автор этих строк встречалась с Георгием Лопатиным в августе 2003 года, накануне его 90-летия. «Так хочется в Самаре побывать, на дом родительский в последний раз взглянуть», – поделился он, предчувствуя, что скоро уйдет. Его свозили в родное село, говорят, увидев дом своего детства, он не сдержал слез.

3 сентября того же года Георгия Лопатина не стало. И хоть это уже была осень, в тот день стояла по-летнему жаркая погода. Лето – его любимое время года – как будто прощалось с ним.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *