ГЭС — не всегда прогресс

ГЭС — не всегда прогресс

Почему перспективы технического сотрудничества с Китаем не вызывают восторга у дальневосточников

Листая старые страницы…

«Живут себе люди на берегу Амура, выращивают хлеб, ловят рыбу, заготавливают лес, и многие из них не знают: уже вызрел очередной “проект века”. Здесь будет ГЭС, из-за которой уйдут под воду пахотные земли, уйдет лес (вырубать его некогда). И если бы одна гидростанция! Амуру собираются “подарить” целый каскад, построенный совместно с Китаем. Нужна электроэнергия. Особенно Китаю».

Если вы подумали, что всё это сказано о недавних предложениях китайской инвестиционной компании группы “Ханерджи”,  полученных Минвостокразвитием РФ и предварительно там одобренных для более глубокой проработки, то ошибаетесь. Это материал из самого первого выпуска «Российской газеты» за 11 ноября… 1990 года. Тревоги с российской стороны те же, предложения с китайской стороны — прежние.

Вечная тема для размышлений

Впервые Соглашение о проведении СССР и КНР проектно-изыскательских работ по составлению схемы комплексного использования реки Аргунь и верхнего течения Амура были подписаны… 60 лет назад. СССР помогал многим «идеологически близким» странам,  и не всегда эти усилия приносили нам добрые плоды. С Китаем тоже потом поругались, всерьёз и надолго…

Но оставим дела давно минувших дней. Как мудро говорят наши соседи, иногда надо уметь закрыть прошлое, чтобы открыть будущее. Однако прошлое всё настойчивей норовит стать нашим настоящим.

О строительстве каскада ГЭС на главном русле Амура (Хинганской, Джалиндинской и Амазарской) вновь заговорили… Нет, не в текущем 2016-м, а  в 1994 году как о совместном российско-китайском проекте. Правда, согласование экономических интересов и пограничных вопросов затянулось. А пограничный вопрос тогда ещё не был объявлен закрытым, и, вероятно, обе стороны сочли более значимым первоочередное его разрешение…

В октябре 2000 года в рамках VI Пекинской конференции комитета комплексного использования водных ресурсов пограничных рек Аргунь и Амур был согласован протокол о намерениях, где была рекомендована проработка первого (!) каскада из трех ГЭС. А всего в бассейне Амура намечалось восемь таких объектов. Территория ЕАО в этих планах вновь оказалась «перспективной».

Так, водохранилище ГЭС Тайпингоу (Хинганской) со стороны КНР охватило бы с китайской стороны уезды Лобэй и Цзяинь, а с российской — часть территории Октябрьского района ЕАО, того, который сейчас объявлен пилотным по бесплатному «дальневосточному гектару». Если бы тогда последовало согласие российской стороны на строительство ГЭС и оно затем реально началось, не факт, что наши приамурские сёла в зоне возникшего водохранилища до сих пор бы существовали. И не пришлось бы дожидаться наводнения 2013 года…

В 2006, в 2008-м, в 2011-м, в 2013-2014 годах дискуссия на эту тему вновь возникала в отечественном медиа-пространстве, и отнюдь не на региональном уровне. И никогда эти планы не находили поддержки со стороны экологов.

Реки текут — мы не меняемся

В частности, восемь лет назад в Биробиджане состоялся круглый стол, организованный дружиной охраны природы “Беркут”, заповедником “Бастак” и WWF России, посвященный проблеме создания зелёного пояса Амура. Учёные ИКАРП ДВО РАН, ДВГСГА (ныне ПГУ им. Шолом-Алейхема), специалисты Росприроднадзора по ЕАО и  дирекции по особо охраняемым территориям области изучили последствия воздействия на природу Приамурья от Зейской и Бурейской ГЭС. Увы, выводы о экологических и социальных последствиях гидростроительства были негативными. А каскад из шести водохранилищ новых ГЭС, по мнению участников круглого стола, просто уничтожит реку. В том же году тогдашний вице-губернатор ЕАО Геннадий Антонов высказался через РИА “Восток-Медиа”, что считает строительство каскада амурских ГЭС нецелесообразным. Не думаю, что с тех пор мнение специалистов сильно изменилось. А если изменилось — сильно удивлюсь.

В 2011 году пресс-служба РусГидро опубликовала фактически опровержение подобных планов. Там заявляли, что «все планы по строительству энергообъектов у нас изложены в документе под названием “Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года”. Он утвержден правительством и опубликован…, но никаких ГЭС на Амуре нет». А такой документ, как “Программа развития гидроэнергетики России до 2030 года”, «носит чисто рекомендательный характер».

В этой ситуации один из главных, снимающих напряжённость пунктов тот, что Амур — река пограничная. Соответственно любое гидростроительство на ней возможно только при взаимном согласии России и Китая и подписании межгосударственных договоров. Таковых пока нет. Отбой?

Когда приходят инвесторы

Но в 2014 году предложение о строительстве плотин возникло вновь. Поводом послужило печально знаменитое наводнение 2013 года. На сей раз  плотины на реке были дипломатично названы «противопаводковыми и энергетическими объектами». Ключевым словом должно было стать «противопаводковые». Вы ведь не хотите ещё раз утонуть? Значит, соглашайтесь!

Президентом России было дано поручение правительству подготовить к 30 декабря 2013 года «Программу строительства новых гидроэнергетических объектов на притоках реки Амур в целях регулирования водосброса в паводковые периоды». Естественно, речь шла о притоках с российской стороны.

Было бы странно, если бы в то же время не появились варианты обуздать сразу сам Амур. Но всё же в августе 2014 года российское Минприроды назвало возведение такого сооружения нецелесообразным. Эксперты Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения РАН также указали на недостатки схемы использования водных объектов в бассейне Амура. Значит, отбой окончательный?

Я бы не спешил с выводами. Экспертиза, пусть и с участием специалистов солидного института, была общественной. Юридической сила такая экспертиза, сами понимаете, не имеет…

Во всей этой «гидростроительной» истории есть закономерность. Обратите внимание, когда следуют от Китая предложения о строительстве ГЭС на Амуре?

1990 год — экономический и политический крах СССР;

1994 год — окончательно пала рублёвая зона на постсоветском пространстве, «чёрный вторник» для рубля, первый после 1957 года официальный визит Председателя КНР в Москву;

1999-2000 год — «руссогейт» — грандиозный скандал об отмывании российских денег за рубежом, поиск «денег президента», война в Чечне;

2008 год — мировой финансово-экономический кризис, съевший почти половину российских запасов, хранимых в ценных иностранных бумагах;

2013-2014 год — наводнение на Амуре, проблемы на Украине…

Иными словами, стоит нашей стране дать слабину во внутренней, внешней политике и в экономике — «инвесторы» тут как тут. С одним и тем же предложением, что характерно. Как говорится, добиваются своего не мытьём, так катаньем.

И могут добиться — российская сторона сама найдёт аргументы «за».

После снижения курса рубля, после падения цен на энергоносители (на нефть — втрое, на газ — вдвое), после причисления юаня к мировым резервным валютам, после антироссийских санкций, явно не обещающих потока инвестиций и технологий из развитых стран, нейтральные к нашим действиям соседи обещают многомиллиардные вложения в их проекты на нашей или пограничной территории.

Каскады и «каскадёры»

Нужны ли России эти каскады ГЭС? Кто от них будет в выигрыше?

С одной стороны, в ДФО электроэнергии достаточно — ГЭС Амурской области продают её в тот же Китай, зарабатывают. Но снизил ли пуск Бурейской ГЭС цену на электроэнергию для жителей и предприятий соседних ЕАО и Хабаровского края? Ответ вы знаете сами.

А если энергии после пуска новой российско-китайской ГЭС станет ещё больше, не пропадёт ли интерес у Китая покупать её и далее в Амурской области? Думаю, не пропадёт, ибо это станет отличным стимулом добиться ещё большего снижения цены на неё. И пустить дешёвую энергию в более отдалённые районы Китая.

С другой стороны, в апреле 2016 года прошло многообещающее сообщение Минвостокразвития о планах перевода ряда производств из Китая на наш Дальний Восток. Если предприятия и вправду переедут — им потребуется энергия на месте. Т. е. опять планы соседей выстроены «под себя».

Освоение гидроэнергоресурсов Китая (в частности, одной из великих рек — Янцзы и строительство на ней водохранилищ) принесло этой стране не только обладание самой высокой в мире плотиной, но и  масштабные негативные последствия для всей реки. Китайские учёные и природоохранные организации настоятельно рекомендуют снизить антропогенную нагрузку на реку. В частности,
в своей исследовательской работе «Использование и охрана естественного функционирования реки Янцзы» Ся Цзыцян (Университет Хэхай, г. Нанкин) отмечает:

«Раньше река Янцзы являлась естественным пресноводным рыбопитомником …  для всех китайских рыбных промыслов, а теперь улов традиционных экономически выгодных пород рыб реки Янцзы, таких как китайская сельдь, белый амур, толстолобик, пёстрый толстолобик, снизился, как и улов их мальков … в 2000-е годы совсем потерял промышленное значение… После построения водохранилища Саньсья («Три ущелья») надо прекратить освоение каскада на главном течении Янцзы для того, чтобы сохранить естественные условия водных течений, ландшафта и устойчивость нижнего русла и устья Янцзы, избежать дальнейшего ухудшения функционирования экосистемы, поддерживать устойчивость реки и экосистемы».

Амур остаётся последней свободнотекущей из великих рек на планете.

Не в этом ли кроется интерес зарубежных компаний к работе на нём?

На фото: город близ реки Янцзы в районе водохранилища Саньсья разбирают на материалы, т. к. его собираются затопить (Китайский информационный Интернет-центр. China.org.cn); водосброс ГЭС в работе (www.yangtzeriver.org).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *