Городок

Городок

Анатолия Клименкова

Софья Таекина гордится тем, что она — ровесница Биробиджана

Ее родные связали свою жизнь с городом на Бире в 1932 году. Строго говоря, никакого города тогда здесь не было, а  был поселок на болоте и тучи мошки. Первое воспоминание о Биробиджане, похожее на семейную легенду, относится к тому августовскому дню, когда дедушка и бабушка Софы Самуил Гершевич и Хана Янкелевна Хайкины, а также их дети ступили на дальневосточную землю.

— Ой, мамочка, я галоши потеряла! — воскликнула их старшенькая, четырнадцатилетняя Фирочка, едва ее ноги коснулись земли и тут же увязли в болоте.

— Самуил, мы возвращаемся! — скомандовала Хана главе семейства.

История умалчивает о том, что ответил Самуил и почему Хайкины не вернулись в Полтаву, откуда приехали. Возможно, не было денег на обратный билет, а может быть и так, что муж, имея собственное мнение, не стал подчиняться жене, но в Биробиджане они прожили всю жизнь. Работали, растили детей и внуков. Мама Софы Фирочка, Эсфирь Самойловна, героиня семейных преданий, родила шестерых детей. Была она необыкновенно деятельной. Работала домоуправом, потом бухгалтером в тресте столовых и ресторанов.

Софья похожа на маму не только внешностью, но и  неиссякаемой энергией, жизнелюбием, умением ладить со всеми. 

— Чем вам нравится Биробиджан? — спрашиваю ее.

— Это моя родина. Говорят, где родился, там и пригодился. Я появилась на свет в год  рождения города, в тридцать седьмом. Биробиджан рос вместе со мной — я помню деревянные улочки, тротуары, небольшие частные домики.

Город ее детства был по преимуществу деревянным, одноэтажным. Но родной город любят не за то, что он хорош, а за то, что единственный. И еще. Прожив немало лет, Софья Семеновна убедилась, что ощущение счастья зависит не от внешних обстоятельств, а от того, как ты эти обстоятельства воспринимаешь. К примеру, квартиры, в которых прошли ее детство и юность, были более чем скромными, но разве это ей мешало? Никогда! Первое жилье маме дали в небольшом доме, стоявшем на месте нынешнего Благовещенского собора. Рядом, вспоминает Софья Семеновна, было двухэтажное здание  комитета ДОСААФ. Во время войны там находилась комендатура, во двор въезжали военные машины. Если сравнивать с нынешними строениями, домик был неказистым, с земляными полами, а на стенах красной краской были выведены надписи: «В бой за Родину!», «В бой за Сталина!».

Их  большая семья жила в нем, пока на прилегающей территории не началась стройка — возводили двухэтажный дом под номером 34 по улице Ленина. Поскольку строили заключенные, то объект обнесли высоким забором, и домик, где жили Котины, оказался внутри. За забор еще можно было выйти, а вернуться домой было  не так просто — вход на стройку охраняли часовые. В конце концов семью переселили в двухэтажный дом в Бирском переулке, в одной из квартир которого ее мама с детьми и родителями прожила много лет. С этим домом у Софьи Семеновны связаны дорогие воспоминания. Люди жили небогато, но отношения между жильцами, по ее мнению, были проще и сердечнее, чем сейчас, соседи относились друг к другу по-родственному. Кстати, не одна она так считает. Например, не было принято запирать квартиры на замок. Чужое горе воспринимали как собственное, радовались тоже все вместе. Кроме того, жизнь в этом доме пришлась на пору ее юности и молодости, а ведь это лучшая пора жизни. Она влюбилась, вышла замуж и мужа тоже  привезла сюда. Дом на Советской, квартиру в котором через несколько лет получил ее супруг, не сравнить с той, которая была в «деревяшке», а Софья Семеновна до сих пор вспоминает каждый уголок в ней.

Она унаследовала не только мамин характер, но и профессию выбрала такую же — бухгалтера. Было это уже в более зрелые годы. А в  шестнадцать Софочка Котина пришла работать на Биробиджанскую мебельную фабрику. Тогда, в 1952 году, это была артель имени Димитрова. Семья была большая, жили небогато, да в те годы многие парни и девушки рано начинали зарабатывать себе на жизнь.

— Меня приняли сначала учетчицей, а потом я стала работать на станках, — вспоминает ветеран труда. — Почти все освоила — шлифовальный, фрезерный, рейсмус.

Женщины  на фабрике в основном были шлифовщицами или лакировщицами. Софья же бралась за операции, которые выполняли  мужчины, и у нее получалось. Не то чтобы девушка специально искала трудности, но так ей было интереснее. Кроме того, Софа всегда оказывалась в гуще событий. Фабрика для нее была не просто местом работы, это была ее жизнь. Молодежи было много,  Софья была комсоргом. Дел всегда хватало — смотры художественной самодеятельности, фестивали, шефство над воинской частью, субботники… Хотя работа, конечно, была на первом месте. 

В шестидесятые годы предприятие уже стало называться Биробиджанской мебельной фабрикой. На ней она проработала десять лет. До сих пор помнит, как парторг фабрики вручал ей значок ударника коммунистического труда.

Софья после замужества устроилась кассиром в управление механизации треста «Биробиджанцелинстрой», который позже был реорганизован в трест «Биробиджанагропромстрой», и проработала там 27 лет, причем 22 из них — главным бухгалтером, не имея за плечами специального образования, а лишь курсы по переподготовке главбухов. Она не спешила на пенсию, когда наступил возраст, — и энергии, и опыта у нее было с избытком. Но предприятие ликвидировали, и у Софьи Семеновны не оставалось другого варианта, кроме ухода на заслуженный отдых. До сих пор бывшие сослуживцы, коллеги, с которыми она проработала много лет, звонят, приходят, приезжают, расспрашивают о ее детях и внуках, рассказывают о своих. 

Софья Семеновна овдовела несколько лет назад. Рассказывает, что Анатолий Максимович был работящим, общительным, умел располагать к себе людей, никто из знакомых о нем плохого слова ни разу не сказал.

В квартире, полученной мужем, Софья Семеновна живет почти 40 лет. Сейчас, говорит она, люди отгородились друг от друга железными дверями, металлическими решетками на окнах, как в тюрьме. Впрочем, ей, по-моему, грех жаловаться. Хотя женщина живет одна, но, в отличие от своих овдовевших ровесниц, одинокой  никогда себя не чувствовала. Как и в юности, окружена людьми — друзьями, знакомыми, просто добрыми соседями. К тому же в родном городе живут ее сыновья и внуки, сестра. Да и вообще трудно представить, чтобы эта женщина отгородилась от мира четырьмя стенами. Она — активистка ветеранского движения, не один год возглавляла Совет ветеранов микрорайона Советской, знала каждого пенсионера, его нужды. Но из-за проблем со здоровьем ей пришлось отказаться от этого хлопотного занятия. 

Когда в общине открылся дневной Центр пожилого человека, Софья Семеновна одной из первых начала сюда приходить, стала старостой группы: должна же она истратить свою энергию, проявить организаторские способности!

Своим сегодняшним кругом общения женщина тоже довольна.   

— У нас очень хорошая группа, —  считает староста.

 Это действительно  так, впрочем, другие группы дневного Центра не хуже. Немолодые люди нашли здесь тепло, участие, моральную поддержку, новых друзей. Кто-то встретил старых знакомых, приятелей, с которыми с удовольствием общается. У Софьи Семеновны, например, приятельские отношения сложились с Верой Лазаревной Лопотухиной, которая была знакома еще с ее мамой. Софья восхищается Раисой Михайловной Цинкер, женщиной поразительного трудолюбия и ответственности. По-прежнему любит поэзию, много читает, знает наизусть много стихов. С удовольствием участвует во всех общинных мероприятиях, еврейских праздниках. 

Как всякая бабушка, она обожает внуков и гордится ими. Их у нее пятеро — есть и маленькие, и взрослые. Один из них, Андрей Таекин, мастер спорта по боксу, выиграл множество состязаний, а сейчас служит в армии. Самый младший, четырехлетний Левушка, радует родителей и бабушку своей  активностью и общительностью.  В свои 76 Софья Таекина живет так, что стареть ей некогда. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 4 =