Горожанин номер один

Горожанин  номер один

Ефима Вепринского

Жизнь и судьба Виллия Израйлевича Арнаполина

— Как вы считаете, что в жизни главное?

— Сама жизнь — это и есть главное. Ты живешь, у тебя есть семья, работа, независимость, благополучие — и это счастье.

О жизни, судьбе, работе я расспрашиваю Виллия Израйлевича Арнаполина  

В  Биробиджане он  —   известная личность. Хотя бы потому, что    в его свидетельстве о рождении, выданном 2 января 1937 года,  значится номер один.  Другой  необычный факт из его биографии — Виллий Израйлевич  тридцать третий год возглавляет   коллектив  ООО «Бирсантехмонтаж». Еще одного руководителя  с   таким  опытом в нашей области просто нет. Да и с такой биографией — тоже.

Его университеты начинались в  биробиджанской артели «Металлист», куда  пятнадцатилетний Виля пришел учеником токаря.

— Трудно было? — спрашиваю собеседника.

— Нет. Работать много — это было привычно. Родители так жили, и нас приучали.

Позже в Хабаровском технологическом техникуме  он получил профессию технолога по обработке металла резанием. Ребят, учившихся по этой специальности, в техникуме все звали «металлистами». Понятно и просто — оказывается, металлист он с юности. Любовь  юноши к металлу не покажется странной, если знать, что его вернувшийся с войны отец был механиком. Для четверых пацанов, из которых Виля был старшим, папины железки были самыми лучшими игрушками. Кстати, именно отец придумал  ему необычное имя, какого не было ни у кого, а мама признавалась, что хотела назвать первенца Илюшей, но папино желание удивить победило.

После службы в армии (за спиной уже был техникум) его приняли слесарем  второго разряда на завод «Дальсельмаш». Через полгода молодого человека поставили мастером,  в его подчинении было сорок человек. Ему надо было принимать решения, нести ответственность за все, что делают его подчиненные. На заводе, вспоминает Виллий Израйлевич, было интересно  — настоящая жизнь с напряженным ритмом,  где все  было подчинено  выполнению плана, а работать приходилось, не считаясь со временем.

Руководить  специализированной строительной организацией он уходил с должности начальника большого цеха — второго механического.  Это было не его решение  —  партия направила. Но на новом месте ему тоже понравилось. Тогда, вспоминает Виллий Израйлевич, стройка была другая,  работы столько, что только успевай делать — жилые дома, детские сады, школы, промышленные объекты росли как грибы. У него хватало энергии на то, чтобы держать каждый объект под своим контролем,  не допускать простоев, выслушивать претензии заказчика или генподрядчика на одном предпусковом штабе и тут же мчаться на другой. И так — изо дня в день,  из месяца в месяц…  

— А сейчас? — спрашиваю опытного руководителя.

— Сейчас  труднее найти объемы, ведь строят меньше, и многие строительные  организации сами  монтируют сантехнические системы в зданиях. Надо добиться, чтобы  выполненные работы оплатили. Но и тридцать лет назад, и сейчас  я понимаю, что за мной стоят  люди, они мне верят,  а я не могу их подвести.

Мы говорили с Виллием Израйлевичем о том,  какой сегодня должна быть строительная фирма — выполнять работы «под ключ», включая  и общестроительные, и специализированные, или все же сохранять узкую направленность, как это произошло с «Бирсантехмонтажом».  С точки зрения конкурентоспособности лучше, конечно, делать все — тогда и объемы будут, и заработки хорошие. Но другая сторона этой всеядности — отсутствие профессионализма, нарушение технологии,  пренебрежение строительными  нормами и правилами,  некачественное проектирование.   Если с нарушением технологии выполнены сантехнические работы в  жилом здании, например, смонтированы трубы не того диаметра, дом, конечно, не рухнет, но будут страдать жильцы. Арнаполин привел свежий случай головотяпства, связанный с реконструкцией приемного отделения областной больницы.  Уже после  того, как чистовая отделка помещений была закончена, «Бирсантехмонтажу» предложили смонтировать систему вентиляции. Причина нарушения технологии — некачественный проект. Сантехники, конечно, свою работу выполнят, но отделывать помещения придется еще раз. И, наоборот, реконструкцию здания  областной станции переливания крови Виллий Израйлевич считает успешным опытом взаимодействия с генподрядчиком  и проектировщиком. Хотя объект, по его словам, был очень сложным — работы пришлось вести в условиях действующего учреждения здравоохранения, но все сделали по уму.   

О  деле всей жизни ровесник города готов говорить часами. Коллектив предприятия — это его родное детище, его сподвижники, единомышленники.  «Бирсантехмонтаж» пережил сокращение, но в нем остались надежные и проверенные кадры, настоящие профессионалы. Виллий Израйлевич  находит новые объекты, заключает договоры, думает о завтрашнем  дне,  советуется с подчиненными. У него ясный ум, хорошая память, он бодр и энергичен,  как и десять, и двадцать лет назад.

Хочется сказать о таком  качестве Арнаполина, как порядочность. Когда началась приватизация предприятия, доли было решено распределять пропорционально стажу работы, и руководителю досталось акций меньше, чем многим рабочим. Потом некоторые продали свои акции, но записанный в уставе общества с ограниченной ответственностью  пункт  — не более 10 процентов акций в одних руках — был соблюден неукоснительно. В итоге у предприятия 74 учредителя. Справедливо, считает директор.

— Есть такое выражение: «После нас хоть потоп». Это не про меня. Для меня всегда важно, какой ценой достигнут результат.  Я сам себе судья, если слово дал,  его надо выполнить. И работники знают, что у нас в коллективе все по справедливости, — говорит руководитель «Бирсантехмонтажа».

Когда Виллий Израйлевич сталкивается с несправедливостью в любой сфере, он вмешивается и пытается что-то сделать.  Возможно, за это качество его избрали в состав Общественной палаты при губернаторе ЕАО. Это орган совещательный, но участие в нем, говорит Арнаполин,  расширяет кругозор.     

Задаю ровеснику города провокационный вопрос:

— Если бы жизнь начать сначала, она была бы другой?

— Я думаю, что нет. Может быть, потому, что я просто не представляю себе другой жизни.

Виллий Израйлевич  рассказывал  о своем детстве, которое выпало на войну и тяжелые послевоенные годы, о том, как выглядел город в пятидесятых. О  нескольких крупных наводнениях  сорок шестого, шестидесятого и семьдесят второго годов, свидетелем которых  был. И хотя слово «любовь» в рассказе не звучало, Биробиджан для него — лучший город на свете, или, по крайней мере, на Дальнем Востоке. Таким он был  для него в годы  детства,  даже деревянный, грязный, неказистый. Любим  он и сегодня. Ведь любят не за что-то, просто любят,  —  и все. Но сегодня к этому чувству примешивается гордость, восхищение красотой родного города. Когда Арнаполину предлагали хорошую  работу в Хабаровске, он предпочел остаться здесь. «Биробиджан лучше Хабаровска —  спокойный, чистый, зеленый», — ответил он не раздумывая. Не прельстил его и Израиль, который выбрали местом жительства его младшие братья, к сожалению, покойные,  и сестра.

Его общий производственный стаж — 53 года. Виллий Арнаполин — Почетный гражданин нашей области, обладатель почетного знака «За заслуги перед ЕАО». Работая на «Дальсельмаше», был награжден медалью «За трудовую доблесть».

Вообще  Виллий Арнаполин  — личность многогранная.  Любит жизнь. Называет себя морозоустойчивым евреем — родился в сорокаградусный мороз, и потому в жарких странах чувствует себя некомфортно. Немного знает идиш, но все реже поет мамины песни — голос сел.  Примерный семьянин, обожает жену, дочь, внуков,  правнучку.  Автолюбитель с огромным стажем. Первым его автомобилем был старенький горбатый «Запорожец», потом были «Москвич», «Жигули», «японки», а в прошлом году он купил хороший автомобиль, о котором давно мечтал.

Умеет работать руками. К примеру,  в одиночку построил две дачи — сначала на Щукинке, потом на тринадцатом километре. Отдыхать предпочитает в санатории «Кульдур». Десяти  дней в год ему достаточно, чтобы восстановить силы и вновь почувствовать себя энергичным.

Считает себя счастливым,  умеет радоваться каждому прожитому дню.

— А есть такое дело, которому вы хотели бы научиться? — спросила напоследок у известного биробиджанца.

— Конечно! Компьютер освоить. Купил себе ноутбук, внучка мне кое-что показала, теперь уже  получается. Очень интересно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *