Готовьте ваши денежки

Новый министр образования России предложил сократить число бюджетных мест в вузах страны, а потом и вовсе сделать высшее образование платным для всех

Министром образования Дмитрий Ливанов — доктор физико-математических наук, пять лет занимавший должность ректора Московского института стали и сплавов — был назначен в конце мая. А после получения поста дал несколько больших интервью, которые тут же стали поводом для дискуссий. В частности, беседуя с корреспондентом «Российской газеты» о возможном сокращении числа высших учебных заведений в стране, министр заявил следующее: «Дело не в количестве вузов. А в том, сколько студентов там обучается за счет государства. Я думаю, эта цифра может быть уменьшена в два раза с одновременным повышением финансирования для оставшихся мест».

Следующим, еще более спорным, стало предположение Дмитрия Ливанова, что вскоре российская система высшего образования должна перейти на коммерческую основу. «Как только мы уйдем от всеобщего бесплатного высшего образования, появятся механизмы, которые помогут привлечь на предприятия ценные кадры. Например, образовательный кредит. Если хорошее образование будет стоить дорого и человек вынужден за него платить, он сможет взять кредит, а будущий работодатель в обмен на обязательства погасит его», — сказал он.

Меж тем, ни для кого не секрет: российская реальность такова, что работодатель не желает приобретать «кота в мешке» и оплачивать учебу какому-то гипотетическому будущему сотруднику, еще и неизвестно с какими способностями. Проще, быстрее и дешевле найти на рынке труда уже готового специалиста, с опытом и стажем работы, нежели методично воспитывать своего. Также общеизвестен и другой факт: далеко не каждая семья, особенно если в ней не один ребенок, может позволить себе платить за обучение студента, тем более в престижном вузе. В разнообразных социологических опросах более половины родителей школьников признаются:  средств, чтобы профинансировать получение ребенком желанной профессии, у них нет.

В общем-то в интервью Дмитрий Ливанов говорил много важных и правильных вещей, рассуждал о повышении качества образования, о привлечении зарубежных специалистов, о необходимости менять систему, пока она окончательно не рухнула. Однако в памяти общественности остались, разумеется, только слова о том, что пора, как говорили мелкие мошенники в фильме о Буратино, готовить денежки.

Что же делать бедным, но талантливым? Как будет складываться судьба юных ломоносовых? И что вообще ждет систему высшего образования в ближайшие годы? Такие вопросы будоражат сегодня и родителей, и детей, и педагогов.

За комментариями «БШ» обратилась к людям, которые знают образовательную среду изнутри и имеют возможность влиять на принимающиеся решения.

SilЕвгений СИЛЬЯНОВ, председатель комитета образования ЕАО:

— Преже всего хочу заметить, что о немедленном переводе высшего образования на платную основу наш новый министр образования не говорил. По его словам, главная задача в том, чтобы вузы могли получать больше средств на обучение студентов, особенно по техническим специальностям. А для этого необходимо пересмотреть структуру некоторых учебных заведений.

Речь идет о перераспределении средств, чтобы, условно говоря, вуз получал не 60 тысяч рублей на обучение студента, а 250. В том числе будет и незначительное сокращение бюджетных мест, уменьшить их количество предлагают, например, для юридических и экономических факультетов. Огромное количество их выпускников  не работает по специальности. Наши школьники массово поступают на престижные факультеты, а менее популярным — математическим, инженерным и прочим — порой достаются те, кто просто не попал туда, куда хотел.

Что касается вообще сокращения бюджетных мест, существует распоряжение правительства России, которым утверждены нормативы потребностей субъектов страны в объектах социальной инфраструктуры. Проще говоря, есть норма: на 10 тысяч населения должно быть выделено 170 бюджетных мест в высших учебных заведениях, и они должны быть заняты. Мы до этой цифры не дотягиваем, а в Москве, в которой сосредоточено, наверно, процентов сорок вузов, это число зашкаливает. Так что в корне неверно, если нашего региона коснется сокращение количества бюджетных мест. Думаю, речь идет именно о столичных университетах.

Могу сказать, что мы уже подготовили обращение губернатора области Александра Винникова к новому министру образования, готовим их встречу. Безусловно, мы обеспокоены, поскольку не хотелось бы в этом вопросе получить «кампанейщину», во всем нужно разбираться детально. На встрече речь должна пойти о судьбе Приамурского госуниверситета имени Шолом-Алейхема, в том числе и о том, чтобы наши бюджетные места оставили в покое.

А с тем, что надо закрывать вузы, которые не учат, а фактически продают дипломы своим выпускникам, я абсолютно согласен. Что же касается вузов с историей, то их, думаю, это не коснется. Наш университет, выросший из института, доказал право на существование, и сохранить бюджетные места для нас вопрос принципиальный. В области нет учебного заведения, которое бы готовило врачей, мы отправляем детей учиться в другие регионы. И вот он пример — как люди возвращаются… Насколько сегодня  область нуждается в квалифицированных медицинских кадрах вы, наверняка, знаете лучше меня. Если не будет возможности обучать выпускников школ здесь, то такая же ситуация может ждать нас и в других сферах.

GrinЛев ГРИНКРУГ, ректор Приамурского государственного университета им.Шолом-Алейхема:

— Я считаю, что эта позиция — сделать вообще платное образование в России — в корне неверна. Но она имеет под собой почву… Есть специальности, которые уже сейчас можно жестко переводить на внебюджетную основу. Где бы я сделал платное образование? На специальностях, которые изначально ориентированы на зарабатывание денег. Например, специальность «Финансы и кредит» — ясно, что туда люди идут, чтобы зарабатывать. Или отправляется человек учиться на «Государственное муниципальное управление» — значит, он хочет быть чиновником, хочет иметь высокую зарплату, так пускай и платит за обучение, верно? А есть ряд специальностей, которые не могут быть переведены на платную основу, потому что если мы это сделаем, то туда никто не пойдет. Например, выпускник собирается  поступать на факультет дошкольной педагогики и психологии. Если за получение таких профессий придется платить, у нас тогда не будет ни учителей, ни врачей, ни библиотекарей… Эти специальности, безусловно, должны быть бесплатными для человека и должны поддерживаться государством. Ведь бесплатного образования не бывает, все равно за него кто-то платит: сам студент, налогоплательщики, организация, отправившая учиться сотрудника.

Министр образования в одном из первых своих интервью говорил, что наша страна выпускает элиту в технологической сфере. Но на кого работают эти люди? Московский технологический университет «Станкин» готовит специалистов в области стали и сплавов, одновременно им дает по восемь часов английского языка в неделю, они сдают экзамены и уезжают за границу. А ведь это за бюджетные деньги!

Я считаю так: закончил вуз — отработай пять или десять лет по специальности на государство, которое за тебя заплатило. Способен вернуть потраченные на образование бюджетные деньги — пожалуйста, свободен. Это и есть тот самый образовательный кредит, о котором говорит министр. Но разве такой кредит способен взять будущий учитель? Чем его выплачивать? В наших реалиях это невозможно.

Еще один вопрос, который мне кажется важным: у нас в льготном порядке на бюджет поступают сироты, инвалиды и другие категории граждан. А потом, когда начинают учиться, порой бывает, что льготники с двойки на тройку перебиваются, а кто-то, кому не хватило места, жилы рвет, чтобы его перевели на бюджет. Так, может, сделать так: вот бюджетные места, они каждый год конкурсные, а всех студентов размещают там по рейтингу. Пятидесяти лучшим ученикам оплачивает обучение государство, остальные — сами. Хочешь учиться бесплатно? Занимайся. Это и проблему качества решит, потому что будет мощная мотивация.

Вот какие вопросы, я думаю, нужно обсуждать. А сказать, что все мы учимся платно с завтрашнего дня — это значит просто «вырубить» высшее образование.


 

Как вы относитесь к прогнозируемым реформам в отечественной системе высшего образования? Готовы ли вы оплачивать обучение в университете? С такими вопросами «БШ» обратилась к биробиджанцам

Тимофей Усов, 16 лет, школьник: 

— В любом случае буду учиться платно, потому что собираюсь поступать в вуз в Хабаровске или Владивостоке. Для того чтобы пройти на бюджет, надо хорошо сдать ЕГЭ, а у меня с математикой проблемы. Так что родители уже давно деньги копят, если что, кредит возьмут.

Дарья Тихонова, 21 год, студентка факультета журналистики: 

— В следующем году заканчиваю университет, поступила бесплатно и еще не получила ни одной тройки. Считаю, что плата за образование — это несправедливо по отношению к тем, кто хорошо учится. Мы заработали это право собственным умом.

Павел Гордиенко, 35 лет, программист:

— Переход к платному образованию, по-моему, приведет только к тому, что в престижный вуз сможет поступить любой балбес, лишь бы кошелек у мамы с папой был потолще. Хотя у нас уже сейчас все именно так. А сам я учился бесплатно и получил хорошее образование, хоть это и было в девяностые годы, когда в стране все разваливалось. Что касается моего сына, то на обучение ему я, конечно, заработаю. Но это лишает ребенка стремления хорошо учиться в школе — папа-то за «вышку» все равно заплатит.

Альбина Гонохова, 46 лет, учитель:

— За обучение одной дочки мы уже заплатили, а вторая еще маленькая. Что будет, когда она вырастет, неизвестно. Я считаю, что деньгами проблему качества образования не решить. Проблема в людях. Кто будет преподавать в школах и в вузах, когда мое поколение уйдет на пенсию? И кто захочет отдавать деньги за образование, которое не гарантирует высокооплачиваемой работы? Хорошее платное образование, как в американских университетах, —  это, наверно, замечательно и современно. Только для того, чтобы к этому прийти, нам надо сделать так, чтобы большая часть страны перестала жить от зарплаты до зарплаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *