Грани Бриллианта

Грани Бриллианта

Блеснув своим поэтическим талантом, Гирш Диамант оставил очень скромную память о себе

Диамант в переводе с еврейского — бриллиант. А бриллианту природой предназначено сверкать всеми своими гранями, восхищать красотой, ослеплять блеском. Гирш Диамант соответствовал своей драгоценной фамилии лишь в одном — его стихи по-настоящему блистали. Сам же он оставался в тени своего творчества, стеснялся, когда критики, друзья отмечали его незаурядный талант. Он был скромным до робости, до боязни стать узнаваемым, знаменитым.

Может, еще и поэтому о Гирше Диаманте известно очень и очень мало, в отличие от поэтов и писателей, с кем сводила его творческая судьба, с кем он дружил и общался. Его биографии нет в Википедии, его фамилия не упоминается в Энциклопедии ЕАО, его стихов нет ни в коллективном сборнике «Литературный Биробиджан», ни в Антологии поэзии ЕАО. Не удалось найти стихи Диаманта и в Интернете. И лишь по счастливой случайности в еврейском отделе нашей газеты сохранилась книга «Советская еврейская поэзия», выпущенная в 1985 году, где опубликовано четыре стихотворения Гирша Диаманта.

Не удалось найти и точных дат пребывания поэта в нашей области. Известно только, что это была середина 30-х годов.

Попытку восстановить справедливость в отношении к поэту-земляку сделал Леонид Полонский, профессор Житомирского государственного университета. Его исследование «Незаслуженно забытый поэт» опубликовано в Интернет-журнале «Мы здесь». Из публикации можно узнать, что родился Гирш Диамант в 1911 году в селе Великий Луг Волынской губернии на Украине. (Во времена СССР село вошло в состав Житомирской области). Дедушка и бабушка поэта с десятью сыновьями и дочерью приехали сюда из Польши. У Якова, одного из сыновей, было пятеро детей — Иосиф, Моисей, Гиршл, Фейгеле и Ляля. Диамант — не псевдоним поэта, как считают многие, а его родовая фамилия. 

В 1922 году одиннадцатилетнего Гирша отдали учиться в Еврейскую трудовую школу г. Житомира. Здесь он написал свои первые стихи. Школу Гирш закончил с Похвальной грамотой и в 1928 году уезжает в Харьков — тогдашнюю столицу Украины. Напомню, что именно в Харькове начинались творческие биографии Эммануила Казакевича, Бузи Миллера, Тевье Гена — поэтов и писателей, связавших потом свою жизнь с Еврейской автономной областью. Там же жил в те годы Генах Казакевич — будущий редактор «Биробиджанер штерн», отец Эммануила. К группе молодых, начинающих литераторов примкнул и Гирш Диамант. 

Молодые поэты собирались чаще всего на квартире Казакевичей или в клубе III Интернационала — бывшей Хоральной синагоге: читали стихи, обсуждали литературные новости. Свою группу назвали «Птичье молоко». 

Из этой же публикации можно узнать, что первая книга стихов Гирша Диаманта на идише вышла в 1932 году в харьковском издательстве «Литература и искусство». Называлась она «Шварцэрд» («Чернозем»). Стихи Гирша высоко оценил классик украинской поэзии Павел Тычина. Он встретился с автором и высказал желание перевести несколько его стихов с идиша на украинский язык. 

Спустя год после выхода сборника молодой поэт уезжает в Киев, там он учится в педагогическом институте. Киевские литераторы, пишущие на идише, приняли Диаманта в свою творческую семью. Его стихи печатают в литературных журналах, поэта приглашают на литературные встречи.

Публикация Л.Полонского заканчивается 1935  годом. Примерно в это время Гирш Диамант уезжает на Дальний Восток, в Биробиджан вместе с Эммануилом Казакевичем и Бузи Миллером. В повести «Ясность» Миллер упоминает его фамилию лишь один раз, он у него — Гиршке, как ласково-снисходительно называли его друзья. 

«Эх, Гиршке, Гиршке!.. Он был журналистом и поэтом. Журналистом он был неважным, его терпели в редакции только из уважения к его поэтическому дару, но дар этот был незаурядным. А в жизни Гиршке был не мастак. Лишь с самыми близкими людьми он мог разговаривать по душам. Невысок ростом, широк в плечах, одно плечо чуть пониже. Тонкий длинный нос как бы с любопытством тянется розовым кончиком к широкому рту. Узкие зеленовато-серые глаза всегда таят какое-то нездешнее, задумчивое выражение. 

Ах, будь у него хотя бы малая доля той уверенности в себе, что была у Эммануила! Мы все завидовали Гиршке, к которому Эмка относился с особой теплотой.

Стихи свои Гиршке писал неизвестно когда и неизвестно где. Никто из нас не видел его с карандашом и бумагой. Он никогда не предлагал нам послушать его стихи — об этом надо было упрашивать его. Был он великий молчальник. Иногда вдруг нарушал молчание, начинал читать строку за строкой. И неизвестно было, сочинил ли он эти строки давно или они рождались только теперь, на ходу».

Таким описал своего друга-поэта Гирша Диаманта Бузи Миллер. А в одном из эпизодов повести Гиршке читает свои стихи: 

… Стал я лучше, — друг мой, веришь?
Словно чистоту сберег.
И счастливый, и усталый
Возвращаюсь я домой.
Распахну пошире двери,
Пусть ворвется в мой мирок
Необъятный, небывалый
Лучезарный мир земной.

«Гиршке уже кончил читать, а тишина за столом все еще продолжалась. Нарушил ее Эмка:

— Знаешь, — сказал он, — я когда-нибудь возьмусь за прозу.

— Разве ты пишешь плохие стихи?

— Стихи пишет он, — ответил Эмка, указывая на Гиршке».

Есть в повести Миллера личные моменты, когда Гирш Диамант влюбляется в девушку Симу, но, судя по скупым фактам жизни поэта, из Биробиджана он уехал один. Вернулся в Киев, там жил у брата Моисея. Симпатизировал Доре Хайкиной — молодой, подающей надежды поэтессе. В 1936 году в киевском издательстве вышла вторая книга Диаманта «Дос брейте лебн» («Широкая жизнь»).

В воспоминаниях Доры Хайкиной  я нашла строки, посвященные Диаманту:

«Мы готовились уезжать. Перед эвакуацией вдруг раздался у нас тихий, робкий звонок. На пороге стоял Гиршке Диамант, поэт божьей милостью. Он был грустен. Сказал, что завтра рано утром уезжает, получил повестку: «Прощай, пиши хорошие стихи!» Я сказала: «Не прощай, а до свидания». — «Свидания не будет, мы никогда больше не увидимся», — ответил он». 

Гиршке Диамант, младший лейтенант, командир взвода, погиб в 1943 году. Его имя увековечено на мемориальной доске в киевском Доме литераторов.  А Дора Хайкина пережила своего любимого на 65 лет — поэтесса умерла в израильском городе Хайфе в 2006 году. Вот в основном и вся информация, собранная буквально по крупицам о поэте Гирше Диаманте, жившем в середине 30-х годов в Биробиджане. 

Говорят, по нескольким стихам нельзя судить о поэте. Но бывает, что и одно стихотворение делает поэту имя. Перечитав четыре стихотворения Гирше Диаманта, я поняла, что этот человек очень любил жизнь, радовался и восхищался увиденным. Его стихи можно читать детям — настолько они искренни и непосредственны.

Тучка небо не зацепит,
Нету неба голубей.
День чудесен, он — как трепет
 Белоснежных голубей.
День щебечет звонко-звонко,
Приоткрыт, как птичий клюв.
Тополя дрожат тихонько,
Листья к солнцу протянув.

Одно из последних его мирных стихотворений «Встреча и прощание» заканчивается сценой встречи мирного городского трамвая с танками в Киеве:

— Ура, — прогремело,

Откинулись люки.

Под тяжестью танков дрожит мостовая.

Проходят войска,

Вновь вольготно трамваю.

22 июня 1941 года на Киев были сброшены бомбы, а вскоре по городу вновь прошли танки — немецкие. Гирше Диамант находился  в это время на передовой. Он остался навсегда солдатом Великой Отечественной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *