Граница между миром и войной

Граница между  миром и войной

ic.pics.livejournal.com

В августе и начале сентября 1945 года наша область стала прифронтовой полосой, а многие ее жители снова или впервые надели военную форму

«Майскими короткими ночами, отгремев, закончились бои», – неслось из репродукторов. Возвращались в родные дома уцелевшие в смертельных боях солдаты. Чуть позже демобилизуют офицеров. Но до полного мира оставалось еще несколько месяцев. И теперь уже не западные, а восточные границы страны станут одной большой прифронтовой полосой. И не на запад, а на восток пойдут по Транссибу военные эшелоны с бывшими фронтовиками, которым предстояло снова отправиться на передовую, чтобы вступить в схватку с другим противником, до зубов вооруженным  – милитаристской Японией, верной союзницей нацистской Германии.

Хотя воевать пришлось на территории захваченной японцами соседней Маньчжурии, Дальний Восток, в том числе и наша область, находились в режиме военного времени. Вечером и ночью Биробиджан погружался в непроглядную темень – окна домов были плотно замаскированы, редкие уличные фонари не горели.

Две школы города были переоборудованы под госпитали, госпиталем стало и здание сельскохозяйственного техникума в селе Бабстово.

Около четырех тысяч жителей нашей области участвовали в войне с Японией. Из них больше тысячи уже имели боевой опыт на фронтах Великой Отечественной.

Среди восемнадцати Героев Советского Союза, проживавших у нас в области, только один – Николай Романов – получил Золотую Звезду за освобождение Маньчжурии от японцев.

Ему, лейтенанту, командиру танкового батальона, в августе 1945-го было 29 лет. До войны жил Николай в селе Бабстово, водил по полям мирные машины – трактор, комбайн. Потом было танковое училище, а чему его научили, он показал в августе 1945-го в боях за город Фудзинь, который японцы упорно защищали, не давая передышки ни себе, ни противнику – советским войскам.

Буквально повсюду на подступах к городу были построены дзоты – укрепленные огневые точки. Вот их и пришлось обстреливать танковому батальону Николая Романова. В одном из боев в танк комбата попал снаряд, но раненая машина почти шесть часов обстреливала позиции японцев. А ночью танк отбуксировали с поля боя, подремонтировали, и утром экипаж снова вступил в бой.

Николай Романов выжил в той войне, стал кадровым военным, умер в 1963 году, когда ему было всего 47 лет. В Бабстово чтят память своего земляка, его именем названа одна из улиц села, в школе есть стенд, посвященный Герою.

Кузьме Андреевичу Долгову в октябре исполнится 94 года. А в августе сорок пятого было ему девятнадцать. Всего несколько недель шла эта война, но молодой, необстрелянный солдат два раза был буквально на волосок от смерти, а в одном из боев от роты, в составе которой он воевал, осталось лишь двенадцать человек. В числе погибших он не оказался чудом – пуля срикошетила и попала в ногу.

В восемнадцать лет началась военная служба Федора Андреевича Фетисова.  Служил он матросом на минном тральщике, и однажды тральщик едва не подорвался на мине. Умелые действия экипажа предотвратили беду. Сейчас ветерану Второй мировой, Почетному жителю Биробиджана и старейшему журналисту области 92 года.

 

Сегодня в Биробиджане проживают 24 участника войны с Японией, почти столько же – в районах области. Среди них есть и женщины. Жительница Найфельда Евдокия Тимофеевна Пермина не участвовала в боях. В воинской части, где она служила, была мастерская, где они, женщины-военнослужащие, шили и перешивали военную форму.

– Хотелось, конечно, и повоевать – молодая была, отчаянная, но нам и без этого хватало работы, от темна до темна трудились, рук порой не чувствовали, – вспоминает то время Евдокия Тимофеевна.

А вот группе девушек из поселка Николаевка довелось-таки побывать и повоевать в Маньчжурии. В то время была популярна песня со словами:

Маньчжурия, Маньчжурия –

Китайская страна.

Плывет над нами хмурая

Осенняя луна.

 

Рассказывает жительница Николаевки

Лилия Барбышева:

– Я хорошо была знакома с Пелагеей Артемовной Дунаевой, одной из тех наших девчат, которые участвовали в освобождении Маньчжурии. То, что она рассказывала, я прежде никогда не слышала и не читала. Некоторые думают, что если война с Японией была короткой, значит, она не была тяжелой. А вот была, и еще как была. Пелагея Дунаева рассказывала, как пришлось проходить по минным полям, как в жаркий день чуть не напились воды из отравленного колодца, как удивлялись, насколько продуманно были устроены окопы, из которых японцы вели огонь по нашим войскам.

Пелагея и ее подруги были поварами полевой кухни и не раз попадали под обстрел. А однажды обоз, в котором они ехали, упал с поврежденного японцами моста. Пелагея повредила ноги, ее отправили в госпиталь. Но она сбежала оттуда, чтобы не отстать от своих. Участвовала наша землячка в освобождении города Мукдена.

После войны у нас в Николаевке находился лагерь японских военнопленных. Жители поселка лояльно относились к ним, японцы в основном работали на строительстве, на лесозаводе. Только недавно был снесен барак, где они жили, хотя можно было его сохранить как часть истории поселка, – поделилась Лилия Барбышева.

 

В Северном Китае – бывшей Маньчжурии – много памятников, установленных в честь наших воинов-освободителей. Даже в годы сложных, враждебных отношений СССР с Китайской Народной Республикой ни один памятник не был осквернен или уничтожен.

 

А вчера память тех, кто погиб за освобождение соседней страны и положил конец Второй мировой войне, почтили на митинге в сквере Победы. Доброй традицией стало и свечное шествие, в котором участвуют в основном молодые люди. Пройдя по улицам города, они возложили свечи и цветы к подножию обелиска, к пилонам с фамилиями не вернувшихся с войны жителей города.

Прошли акции памяти и в районах области.

Кстати, одно время День победы над Японией отмечался у нас 3 сентября. Но в девяностые годы этот праздник был отменен, а 2 сентября, в день подписания договора о капитуляции Японии, он стал Днем окончания Второй мировой войны, которая началась 80 лет назад и продолжалась долгих шесть лет.

 

На сопках Маньчжурии

 

Снова мы здесь,

На сопках Маньчжурии снова.

И так же вокруг непогода шумит,

Бойцов провожая сурово.

 

По тем же местам,

Где шли гренадеры лихие,

Сегодня проходят и наши полки –

Великая слава России.

 

Один погрустит

Над старой солдатской могилой

И в дальний поход заторопится вновь

С наказом от Родины милой.

 

Другой на кресте

Забытую надпись читает,

Горячей рукой проведет по лицу –

Знать, дымом глаза застилает……

 

А ветер шумит,

Сгибая дубки молодые,

И прежние песни над ними поет –

Но мы-то уже не такие!

 

Мы только вчера прошли всю Европу с тобою,

На Дальний Восток из Берлина пришли,

Готовясь к последнему бою.

Сегодня жена

Из радио-сводки узнает,

Что бой отгремел и московский салют

Победу уже извещает.

 

Пусть ветер шумит

И тучи проносятся хмуро, –

Мы славно закончили дальний поход,

Пришли к городам Порт-Артура.

Петр Комаров,

1945 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *