Граница на замке. От кого?

Приграничные районы страны всегда отличались специальным режимом пропуска граждан как на территорию населенных пунктов, так и в места, непосредственно примыкающие к государственной границе.

В связи с тем, что хозяйственная деятельность, особенно на землях, расположенных вдоль рек и озер, по которым проходит граница, имеет большое значение для экономики страны, существовали надежные и понятные правила осуществления прохода в пограничные зоны жителей приграничных территорий. Этими же правилами руководствовались и для пропуска граждан, желающих отдохнуть на водоемах или порыбачить на приграничных реках. 

С ностальгическими нотками вспоминают жители Октябрьского района времена, когда за линию инженерно-технических сооружений сигнализационного комплекса пограничных застав можно было пройти без волокиты и крючкотворства. Требовались лишь пропуска, выдаваемые, как правило, списком на работников сельхозпредприятий и просто желающих порыбачить на приграничной территории. Такие документы выдавали сразу на целый год, и они находились на пограничных заставах. Поэтому гражданину, желающему порыбачить или работающему на сенокосном или животноводческом стане, нужно было иметь при себе лишь паспорт. 

Такой порядок, повторяю, существовал даже в период непростых политических отношений с сопредельной стороной в 70-е годы прошлого столетия.

Начиная с 90-х годов эти самые сложности в отношениях двух стран канули в Лету. Казалось бы, должен был и упроститься порядок въезда и пребывания на пограничных территориях граждан нашей страны. Особенно это актуально для коренных жителей приграничных сел, для которых оторванность от центра, хотя бы частично, должна компенсироваться преимуществами рыболовных угодий на амурских протоках и впадающих в Амур реках. Я уже не говорю про хозяйственную деятельность. Например, с сенокосными угодьями в пойме Амура не может сравниться ни одна другая территория. Жители приграничья надеялись, что в условиях новой концепции охраны границы постепенно уйдут в прошлое заборы из колючей проволоки, а им на смену придут современные технические средства охраны рубежей и более широкое внедрение оперативных методов. 

Однако эти, казалось бы, объективные условия для послабления пограничного режима — более широкого допуска к реке Амур не только любителей отдыха и рыбной ловли, но и владельцев маломерных судов — не подвигли руководство пограничной службы. Напротив, почему-то побудили к изданию нормативных актов, предельно ужесточающих правила въезда в приграничные территории и передвижения в ней жителей страны. Особенно удивляет усиление ограничительных мер по отношению к коренным жителям приграничных районов. Так, в редакции приказа ФСБ РФ № 682 от 18.11. 2013 года, в пределах Октябрьского муниципального района жители сел, расположенных за пятикилометровой полосой от государственной границы, могут попасть в другие села своего района, примыкающие к границе, только при наличии паспорта и пропуска. Может быть, в приграничных районах со сложной оперативной обстановкой (где – нибудь на российско- украинском участке госграницы) это и оправдано, но для наших территорий эти требования нелепы и совершенно излишни. Повторяю, таких жестких правил не было даже в советский период, когда политическая обстановка на Дальнем Востоке была накалена до предела. 

Думается, что пограничное высокое начальство при разработке новой редакции приказа, регламентирующего порядок пропуска в пограничную зону, меньше всего думало о местном населении, а видело свои узковедомственные интересы, которые можно описать двумя фразами: «не пущать» и «как бы чего не вышло». Вот и получается, охраняем российские рубежи так, что местное население видит когда-то доступные места все больше через колючую проволоку.


 

Андрей Дербенев, председатель Собрания депутатов Октябрьского района 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *