Группа надежности

Группа надежности

Олега Черномаза

Наталья Константиновна Кудрявцева (на снимке)  — почетный донор России. Свою кровь ради спасения других она отдает более 20 лет.

Почему люди становятся донорами? Что чувствует человек, дающий кровь? На эти и другие вопросы я прошу ответить свою собеседницу в канун Национального дня донора крови, который отмечается сегодня 20 апреля.

— Первая дача крови наверняка связана с каким-то чрезвычайным происшествием либо болезнью близкого человека. Вы помните, как это было?

— Конечно. Я тогда училась в железнодорожном техникуме в Чите, наш друг попал в аварию, и мы всей группой пошли на станцию переливания крови. Почему я это продолжаю делать? Наверное, потому что я по натуре донор, мне в жизни обязательно надо что-то сделать для других, кому-то помочь. Это всегда приятно.

— Наверняка у вас много друзей, знакомых.

— У меня много детей — четыре сына, действительно много друзей, знакомых. Своих друзей я «заразила» этим занятием. Когда прихожу на станцию переливания одна, сотрудники удивляются: а где же ваши знакомые, сослуживцы?  Давал кровь старший сын. И младший, студент академии железнодорожного транспорта, тоже стал донором.

— Почему местом своей работы вы выбрали железную дорогу?

— Я не люблю монотонных занятий, а здесь как раз никакого однообразия нет. Некоторые люди, придя в железнодорожное ведомство, понимают, что это не  для них, и сразу уходят. Но тот, кто проработал несколько лет, остается предан дороге на долгие годы. У меня специальность по институтскому диплому — инженер-электрик, а работаю я старшим электромехаником группы надежности Биробиджанской дистанции сигнализации, централизации и блокировки.

— Хорошее  название — «группа надежности», хотя специальность, по-моему, сугубо мужская — электричество, электроника. И в подчинении у вас наверняка одни мужчины?

— Специальность действительно мужская, но мне она нравится.  У меня в подчинении мужчины, они инженеры-электрики, больше работают руками, а я — головой. Нашу группу еще называют кузницей кадров — специалисты высокой квалификации, мои подчиненные нередко получают повышение по службе.

— Неужели и с мужем вы познакомились на работе?

— Нет, не на работе, но в поезде. Кстати, под моим влиянием он закончил железнодорожный институт и работает в том же ведомстве, что и я, инженером по метрологии. Два сына тоже железнодорожники.

— Как влияет дача крови на ваш организм? Бывает, что вы испытываете какие-то неприятные ощущения?

— Неприятных ощущений не бывает. Я убеждена, что и негативных последствий для моего здоровья не будет, дача крови абсолютно безвредна. Более того, после этой процедуры у меня приподнятое настроение, я испытываю легкую эйфорию. Один из доноров, Петр Кизер, однажды рассказал мне, что именно благодаря донорству он остался жив. У него было желудочное кровотечение, по словам медиков, он мог бы погибнуть, если бы организм регулярно не отдавал кровь. Слухи о том, что во время переливания могут занести какую-то инфекцию, абсолютно беспочвенны, потому что при этом используют только одноразовые системы. Более того, здоровье доноров под пристальным контролем -нас тщательно обследуют, и если есть какие-то патологии, кровь брать не будут.

— А вы что-нибудь делаете, чтобы поддержать свое здоровье?

— Не особо. Люблю ходить в бассейн, проводить время на природе, работаю на даче. Люблю все активное. Лежать на диване — точно занятие не для меня. Хотя я много читаю, люблю рукодельничать.

— Вы когда-нибудь думаете о тех людях, которым ваша кровь улучшает самочувствие, а может быть, и спасает жизнь?

— Конечно, думаю. Моя кровь — это же часть меня, и я думаю о том, как моя кровь проявит себя в другом человеке, передастся ли ему мой взбалмошный характер. Одна моя знакомая шутит: человек, получивший твою кровь, сейчас же пустится в пляс.

— А  были случаи, когда вашу кровь сразу же переливали человеку, который в ней нуждался? Кстати, какая у вас группа?

-У меня первая положительная.  Только однажды, это происходило в роддоме. У женщины было маточное кровотечение, требовалось много крови. Вообще- то я знаю, что кровь перерабатывают на компоненты, которые потом используются.

— Приходилось ли вам это делать по просьбе знакомых или незнакомых людей?

— Не однажды. Бывает, когда больного готовят к сложной операции, родственники должны найти не менее десяти доноров. Я почему-то запомнила  один такой случай, когда после кроводачи  люди, попросившие меня о ней, принесли деньги. Меня это  так обидело, я отказалась. На следующий день они же принесли большой пакет фруктов. Понимаю, что люди хотели отблагодарить. Но вообще я считаю, что доноры — люди бескорыстные, нельзя давать кровь ради денег. Хотя в свое время, в семидесятые годы, было такое понятие — «штатный донор», за кроводачу платили 41 рубль.

— Тем не менее почетные доноры имеют  льготы, не так ли?

— Да. В этом году у меня наступил пенсионный возраст, и к пенсии мне ежемесячно стали платить прибавку более чем 800 рублей в месяц, именно как почетному донору, это радует. И звание «Ветеран труда» я получила благодаря донорству, хотя у меня была возможность получить его по другим основаниям, так как есть профессиональные награды. Есть и другие льготы у обладателей  звания «Почетный донор России» — отпуск в удобное время, внеочередное медицинское обслуживание.

— По вашим ощущениям, больше или меньше становится людей, дающих кровь?

— По-моему, меньше, я сужу это по тому, сколько человек я встречаю на  областной станции переливания крови. Раньше их было много, теперь — единицы. В моей памяти почему-то запомнилась надпись на вагоне, который ходил по железной дороге лет десять назад: «Сдать кровь — спасти жизнь». Ведь это действительно так. Как бы  не развивалась медицина, какие бы современные технологии не предлагались, человеческую кровь пока ничем не заменить.

Вера ЧЕРЕПАНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *