Х а в э л э

Х а в э л э

Рисунки  Владислава Цапа

(Продолжение. Начало в № 2)

Сальвадор Боржес [Бецалель Элевич (Борис Ильич) Бородин] (1900-1974 гг.)

 

 III

Ночью Борэх проснулся. За окном уже серел рассвет. Поднявшись с постели, он осторожно подошел к кушетке с приставленной к ней вплотную парой стульев. Там, разметавшись по постели, спала девочка. Борэх поправил на ней одеяло, досадливо поморщился: за перегородкой в теплых сенцах спозаранок расшумелись зимующие там куры. Они-то и не дали ему досмотреть утренний сон.

Наскоро одевшись, Борэх вышел на крыльцо. Узкая бледно-розовая полоска на востоке уже четко отделяла небо от земли, но вся округа  еще дремала в морозной ночной тишине. Накануне Борэх забыл в кабине «виллиса» портсигар и, спустившись с крыльца, пошел к машине.

Разогнав остатки сна неурочным перекуром, минут через десять он вернулся в дом и буквально на пороге столкнулся с тещей, с удивлением отметив про себя, что та одета «на выход»: дубленый полушубок на ней, пушистая шаль…

– Ты, я смотрю, уже машину заводить собрался. Так воду я тебе уже нагрела. А вот ребеночка рано будить – пусть еще поспит. Я сейчас к соседке по одному делу заскочу. Она рано встает. А тебе-то куда торопиться?

– Да хотелось бы Миру еще дома застать.

– А я тебя, Боруэх, ты это учти, с ребенком одного не отпущу. С вами поеду.

– Ну так и добро – поедем вместе.

– Арье-Лейб, а ну-ка поднимайся! – повернувшись к темной двери в спальню, дала Перл команду супругу, за разговором не заметив, что тот, уже одетый, стоит чуть в сторонке позади нее.

Когда теща вернулась от соседей, девочка уже была на ногах, и Перл тут же начала одевать ее в дорогу, туго обмотав ребенка поверх курточки одеяльцем: не дай бог, простудится в этой машине.

– Ой, дырявая моя голова! – всплеснула руками старая. – Я ж и про корову совсем забыла. Вы чуток погодите – я ее быстренько подою. И ребенок стакан парного молочка перед дорогой выпьет.

Вернувшись из хлева с ведром молока, Перл тут же начала распекать мужа:

– А ты чего стоишь, как этот?.. Отец называется. Я как-никак к дочери еду. Баночку меда ей надо привезти? Маслом нашим угостить надо?

– Ну и чего ты расходилась? Или я тут вот так стоял и таки ждал, когда ты мне про то скажешь? Все уже в машине стоит.

Уже усаживаясь с ребенком в легковушку, Перл продолжала что-то бурчать о том, как опрометчиво и даже опасно полагаться на этих мужиков, когда приходится отлучаться из дома да еще при таком хозяйстве…

На выезде из села они неожиданно увидели стоявшего на обочине шоссе Шимэна, «проголосовавшего» им высоко поднятой левой.

– До города подбросишь? – пробасил Шимэн, поздоровавшись с Капланом, и заглянул на заднее сиденье, где сидела с ребенком на руках Перл. Из-под пухового платка, который венчал  дорожный наряд девочки и делал ее похожей на большой шарик, на Шимона внимательно смотрели глазенки-смородинки.

– Вы тоже в город? – заняв сиденье рядом с водительским, обратился к женщине Шимон.

– Ну да. Кто-то ж должен ребенка держать.

– А ты далеко это с утра пораньше собрался? – в свою очередь поинтересовался у нечаянного пассажира Борэх.

– Да вчера уже поздно вечером военком из дому мне позвонил. Приказано, понимаешь, явиться сегодня к десяти ноль-ноль для получения государственной награды. Из Москвы, говорит, пришла.

– Мои тебе поздравления, дружище! Что тут скажешь? Герой! – и, немного помолчав, уже в другом тоне добавил: – А признай-ка, что людям таки не часто везет, как сегодня тебе.

– С чем мне везет?

– С попуткой до самого города да еще как раз ко времени, – рассмеялся Борэх.

– Это точно. Спасибо случаю в вашем лице, товарищ Каплан, – с довольной улыбкой отвечал Шимэн.

По обеим сторонам дороги тянутся заснеженные поля, местами перемежаемые островами неподвластной ветрам высокой серой травы. То слева, то справа жмутся к самому шоссе деревья, стоящие «по пояс» в густом кустарнике. Ну и как в эти минуты старым друзьям  было не вспомнить о том, как они в числе других первопроходцев шаг за шагом теснили точно такие же заросли, отвоевывая у них землю для домов  и улиц, полей и дорог?

– Эх, Борэх, еду сейчас и думаю, – нарушает молчание Шимэн, – сколько раз там, на фронте, мне хотелось вернуться на ту, пусть еще и дикую и не добрую тогда к нам землю, встретиться с товарищами, с которыми мы с тобой тогда вместе пришли сюда! И скажу тебе честно: порой не очень-то верилось, что я когда-нибудь сюда вернусь…

На секунду оторвав взгляд от ветрового стекла, Борэх обернулся к Шимэну и только сейчас обратил внимание на густую седину в его волосах. Борэх еще как-то не очень четко осознает, что у богатырского сложения человека, который мог, кажется, горы свернуть, сейчас только одна рука.

Вскоре впереди, в легкой морозной дымке, показалась окраина города.

 

Из состояния легкого утреннего сна Миру вывел негромкий стук в дверь. Она прислушалась: да, кто-то уже открыл дверь, и в прихожую вошли несколько человек. Соскочив с постели и накидывая халат, Мира услышали детский голосок.

– Борэх, ты? – громко спросила Мира.

– Да, я, Мира.

Плотнее запахнув халат и сунув босые ноги в тапочки, женщина направилась в гостиную. На пороге полуоткрытой двери она в удивлении остановилась, увидев мать, которая раскутывала у входа какую-то девчушку. От растерянности Мира даже не заметила стоявшего в сторонке, возле комода, мужа.

– Мама! – обрадовано воскликнула Мира и, подбежав к нежданной гостье, обняла и расцеловала ее. – Сколько ж мы с тобой не виделись, мамочка!

– Ой, даже и не скажу, сколько… Вы уже и дорогу к нам забыли. А мне, доча, как по гостям разъезжать? Хозяйство же…

– А девочка с тобой это чья? – удивленным вопросом перебила мать Мира.

Перл промолчала, а Борэх, подхватив девочку на руки, широко шагнул к жене со словами:

– Смотри, Хавэлэ, это твоя мама.

– Мама?! – от удивления у Миры перехватило дыхание, а во взгляде разом отразились и радость, и недоумение.

– Да, – утвердительно кивнул муж.

– Борэх, скажи мне правду, Борэх!..

– Ты ведь хотела ребенка?..

– Но где ты его взял, где?

– Позже, Мирочка, все-все узнаешь.

– Расти ребенка здоровеньким, и пусть будет он тебе на радость да на счастье, – пожелала дочери Перл.

(Продолжение следует.)

Перевод  Валерия Фоменко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *