Холоднее стало в доме нашем

Холоднее стало в доме нашем

Скоропостижно скончалась поэт Мария Глебова

Есть люди, которые делают нашу жизнь теплее. Они, наверное, и поселяются не случайно в небольших посёлках, где печку по зиме не топят жарко – дровишек, угля не хватает по бедности, поэтому и жмутся люди к тем, кто душой потеплее.

Мария Константиновна Глебова была такой живой и тёплой душой много лет для многих своих учеников в Бираканской школе, которых учила русскому языку и литературе. Сразу после педагогического института и пятнадцать лет затем русским словом, примерами из отечественной литературы пыталась растопить и отогреть сердца молодых «зека» из Будуканской колонии. Пятнадцать лет добровольных походов за колючую проволоку… Это ж какое сердце надо иметь?!

Затем в сельской школе больше всего любила занятия в пятых классах. Говорила о пятиклашках: «Мой любимый возраст». Учила ребят любви к доброму, ясному, искреннему слову и писала стихи именно так. Каждому слову в её стихах можно верить как слову на исповеди. В чём ей было исповедоваться? Те, кто знал её, не знали, за что бы можно попрекнуть этого человека. Сама она в других вины не искала.

Жалели за что-то? Да как-то не о том это… Скорее, жалели, что живёт Мария Константиновна далековато от основной массы собратьев по перу, что приезжает в Биробиджан и публикуется редко, что не многие в области знают о ней – поэте от Бога. В Бога она поверила – крестилась в прошлый год, ища какого-то мира душе. А мир не приходил, постоянно тревожа душу неустроенностью судеб земляков, войной в Южной Осетии, где оказался один из выпускников её школы, о внучке опять же надо подумать, а та ещё тоже стихи взялась писать. Как не встревожиться?

2009-й год завершался для Марии Глебовой, кажется, ладно. Перед самым Новым годом Хабаровская краевая писательская организация дружно проголосовала  за принятие Марии Константиновны в Союз писателей России и отправила на утверждение документы в Москву. А поэта в это  время угораздило попасть на больничную койку. Она позвонила лишь паре подруг, чтобы принесли из библиотеки журнал «Наш современник» — скоротать вынужденный досуг. И неожиданно пожаловалась: «До второй своей книги я уже не доживу». Подруга, ободряя собеседницу, замахала руками: «Что ты говоришь, Маша! Ещё столько новых стихов напишешь – книжка будет только интересней!». «Устала я», — только и прозвучало в ответ.

Пушкинский клуб Биробиджана, литературная общественность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *