«…И не гаснет жар в душе…»

«…И не гаснет жар в душе…»

Ефима Вепринского

91-й год пошел Лазарю Моисеевичу Брусиловскому, нашему земляку, ветерану Великой Отечественной войны и заслуженному учителю РСФСР. Я побеседовала с долгожителем

Он сам встретил меня на пороге дома, и я поразилась тому, как молодо он выглядит.

– Лазарь Моисеевич, вы меня не обманываете, вам, правда, 90 лет?

– Не похож? В 90 лет должна быть борода уже длинная, да? – смеется хозяин дома, проводя рукой по гладкому подбородку. – Нет, я тебя не обманываю. Я родился 10 июля 1922 года. Получается, что в этом году мне исполнилось 90.

– Как же вам удается так замечательно выглядеть? Вам больше 70 не дашь.

– Надо вести правильный образ жизни. Вот я такой стишок сочинил:

Человек я пожилой,
Но душой я молод.
И не гаснет жар в душе
Даже в лютый холод.
Физзарядка, труд, ходьба –
Вот моя отрада.
Молода моя душа.
Оптимизм – награда.

Так и живу трудом. Труд никогда не мешает, он продлевает жизнь. Я работал директором в Валдгеймской школе-интернате. Там был очень большой объем работы. Я к этому привык. И когда потом перешел в вечернюю школу, где дел было намного меньше, стал часто ходить пешком. И сейчас в любую погоду километра 3-4 каждый день прохожу. Еще надо вести здоровый образ жизни. Не курю. В армии, в годы войны, чуть не начал. Но командир нам сказал, что некурящим будут давать дополнительные кусочки сахара или американские шоколадки. А это в то время ценилось. На сахар можно было много чего выменять. И я не курил. Не пью. Только по праздникам совсем немножко. Вообще не даю себе отдыхать. Хожу по школам. Наглядные пособия для встреч готовлю. Я же учитель.

– А еще вы любите читать, так? – в комнате я заметила целый шкаф книг.

– Да, читаю. Библиотека, правда, небольшая. У меня есть художественная литература, отдельные книги по педагогике, много книг по военной тематике. Многое подарили в Кремле. Меня же приглашали в Москву на праздничный парад в День Победы как одного из участников обороны столицы, хотя воевал я под Тулой.

– Когда слушаю рассказы о войне, всегда становится как-то стыдно за себя. Кажется, что сбежала бы куда-нибудь от всего этого. Как вы боролись на фронте со страхом? Или вообще не боялись?

– Конечно, боялись. Поэтесса Юлия Друнина писала так:

Я только раз видала рукопашный,
Раз – наяву. И сотни раз – во сне…
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Конечно, страшно, когда вокруг тебя рвутся снаряды, бомбы и в любой момент кусочек раскаленного металла может послать тебя на тот свет. Или того хуже – сделать калекой на всю оставшуюся жизнь. Но в этот момент ты ни о чем не думаешь, кроме того, как победить. Я был связистом, и судьба так сложилась, что я остался жив. А могло выйти иначе. Погибло ведь очень много людей. Но на войне не думаешь о том, что тебя убьют. Это судьба. Мы проходили как-то по деревне, все сожжено, а один дом стоит. Был один случай. Попал снаряд в котел с кашей, котел разорвало, каша вся разлетелась, а тот, кто обед развозил, остался жив. Повезло. А бывало и иначе. Сидим как-то после боя, отдыхаем. И тут замертво падает солдат. Шальная пуля попала. Нет, не думали мы тогда о страхе, о победе думали. Мы были очень преданы Родине. Настоящие патриоты не на словах, а на деле.

А еще нас вся страна поддерживала. Посылки посылали с тулупами, валенками. Зимы-то в Подмосковье суровые были, по ночам мороз до 30 градусов. Немцы не были готовы к войне в зимнее время. У них не было теплой одежды.

– Где-то читала, что немцы стреляли с перерывами на завтрак, обед и ужин. Неужели это правда?

– А как же?! Они очень аккуратные люди. Война войной, а обед по расписанию. У них с собой в рюкзаках было все — и еда, и шнапс. Они очень богатые. А у нас бедновато было, конечно. Хотя после боя фронтовые сто граммов всем давали.

– Ваше поколение – это наша гордость! Несмотря ни на что вы выстояли и победили. Мы очень благодарны вам за это.

– Да и сейчас ведь молодежь неплохая. Грамотная, эрудированная. Я убежден, что, если бы, не дай бог, что случилось, тоже бы защитили страну. Просто сейчас другое время, другие ценности. В наше время говорили так: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». А сейчас наоборот. Многие гонятся за материальным благополучием. Но сейчас и жизнь другая. Хотелось бы только, чтобы детей больше к труду приучали.

– А вы, как учитель, детей к труду приучали?

– А ты сама посуди. У нас в интернате было 25 гектаров земли, огромное хозяйство, свиноферма, 16 печей, которые надо было растопить. И вот мы вместе с ребятами за всем этим следили. Ездили в лес, дрова заготавливали. Я много с детьми занимался. Приходил рано утром, зарядку с ними делал. Воспитатели мне с утра были не нужны. Утром я сам справлялся, потому что у меня был совет из учеников. Они помогали мне. Я многих своих ребят помню. Горжусь ими, многие стали «большими людьми». Вот, например, Леня Губенко, – Лазарь Моисеевич открывает альбом и показывает мне фотографию своего воспитанника. – Пошел в педучилище, а после первого курса хотел бросить. Там, говорит, одни девочки. Но я уговорил его закончить. И кем он стал? Председателем комитета образования правительства ЕАО. Сейчас его уже нет в живых, к сожалению… Любил я своих ребят.

– И вы никогда не жалели, что стали учителем?

– Нет, что ты. Никогда. Это мое призвание, видимо. Хотя попал я в учителя не сразу. В области было три учебных заведения: горно-металлургический техникум, медицинский и педучилище. Я пошел в горно-металлургический. Отучился там год, а потом его преобразовали в железнодорожный. Меня отчислили. По здоровью не проходил. Тогда я сдал документы в педучилище и меня взяли на второй курс.

– А какие предметы в школе преподавали?

– После войны я закончил естественный факультет Хабаровского пединститута. Стал преподавать химию и биологию. Потом подумал, что не всегда же буду директором, и поступил в еще один институт. Заочно закончил геофак в Комсомольске-на-Амуре. Так что преподавал химию, общую биологию и географию.

– Были в вашей жизни друзья, которых вы можете назвать настоящими?

– Я считаю, что настоящий друг – это тот, кто в беде помогает. У меня были такие друзья. Фронтовые, школьных лет. Но сейчас их нет, они все ушли на тот свет. Но я не один. У меня есть дети, внуки. И мои воспитанники меня не забывают.

Уже давно я заметила одну интересную вещь. Бывает так, что совсем молодой человек кажется тебе дряхлым стариком. У него в глазах почти не осталось жизни. Он от всего и от всех устал. А бывает, что, прожив много лет, человек остался 20-летним. И никогда он не состарится, потому что есть в нем то, что «отпугивает» старость. Это безграничная доброта и теплота к тем, кто рядом, желание сделать что-то хорошее для каждого. Именно к таким людям относится Лазарь Моисеевич Брусиловский, отметивший 90-летний юбилей, но оставшийся душою молодым.


Дина НЕПОМНЯЩАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *