И поет мне о жизни гармонь

26 января 2017 года исполнится  100 лет  участнику двух войн жителю Биробиджана Аркадию Петровичу Черных

Сосед по больничной палате

В начале ноября я лежал в глазном отделении областной больницы. За день до выписки в палату подселили дедушку, на пиджаке которого выделялась орденская планка. Невысокого роста, подвижный, опрятно одетый, он ходил по коридору, опираясь на трость. Представился Аркадием Петровичем Черных. На вид ему лет 80-85.

Наши койки оказались рядом. Новенький деловито разложил вещи в тумбочке, попросил меня посмотреть в паспорте квитанцию о дате прохождения флюорографии. И я невольно обратил внимание на дату рождения. Оказалось, вновь прибывший родился 26 января 1917 года. Значит, ему скоро 100 лет исполнится. Никогда бы не подумал. Он без посторонней помощи ухаживает за собой, застилает кровать, бодрым шагом ходит на процедуры, следит за чистотой. И очень любит поговорить, особенно если собеседник его внимательно слушает.

Именно таким собеседником я и оказался. И удивился памяти Аркадия Петровича. Минут за тридцать он рассказал всю историю Великой Отечественной войны, правильно упоминая даты основных событий, называя имена и фамилии военачальников, даже верно указал название линкора, на котором был подписан акт о капитуляции Японии. И это немудрено, ведь он сам был участником знаковых событий ХХ века.

Когда-то в Иркутской области

Родился Аркадий в одном из сёл Иркутской области. В восьмилетнем возрасте остался без отца, надо было помогать семье, поэтому сразу определился в пастухи.

— Воспитывал меня дед Харлам, — вспоминает Аркадий Петрович. – Научил, как правильно за стадом ходить,  как литовку отбивать да сено косить. Вместе с ним мы заготавливали корма на зиму. Многим жизненным премудростям научил меня дед.

Помнит Аркадий Петрович, как в их селе появился первый трактор. Было ему в ту пору тринадцать лет. Колёсную машину доставили из Америки, оттуда же приехал тракторист. Он обучал мужчин из соседних деревень обслуживать сложную технику и работать на ней, днём сам пахал и сеял. А ночным сторожем определили Аркадия. По утрам он помогал иностранцу заливать воду и горючее, исподволь наблюдал за действиями тракториста и вскоре теоретически уже мог управлять «железным конём».

Когда американец уехал на родину, на трактор определили мужчину из соседней деревни. Аркадий по-прежнему был на должности охранника. Пришлый механизатор не только за техникой ухаживал, но и для любовных утех приглядел молодую доярку. Об этом узнала законная жена и больше не отпустила мужа в соседнюю деревню. Осталась техника без хозяина. И тогда бригадир решил доверить трактор Аркадию.

— Помогай нам. Ты уже взрослый, справишься.

Именно любовь на стороне заезжего механизатора помогла  Аркадию стать трактористом.

— Труднее всего было завес­ти поутру двигатель, — говорит Аркадий Петрович. – Нужны были силы, чтобы несколько раз провернуть рукоятку, которой заводили двигатель. Здесь мне помогали взрослые. Потом я не глушил мотор целый день, пока не заканчивал работу.

А работы было много. Посевная, уборочная, перевозка грузов, зимой вывозка навоза на поля, дров и деловой древесины в деревню. Так и прошло время до призыва на действительную службу.

Служил на Сахалине

Служить довелось в пограничных войсках на Сахалине. За три года Аркадий изучил автомобиль, сдал экзамен на права шофера и  затем умело управлял военной техникой. И после увольнения со службы в запас уехал  на «гражданку» хорошим специалистом.

Жить бы да радоваться

Жизнь на «гражданке» начал в Белогорске Амурской области. Возил грузы по зимнику в северные края. Летом чаще бывал на колхозных полях. Здесь и встретил свою судьбу по имени Аня. И хотя после скромной свадьбы приходилось трудновато, жизнь постепенно налаживалась. Обзавелись нехитрым жильём, хозяйством. Жить бы да радоваться. Но это был 1941 год.

И снова в походной шинели

8 июля Аркадий снова надел военную форму. Служить определили в радиополк. Сначала направили в Биробиджан, потом в Хабаровск, а в начале ноября – под Москву, где решалась судьба Родины. Отдельный специальный радиополк подчинялся непосредственно Верховному главнокомандующему. В задачи полка входило пеленговать радиостанции противника, перехватывать шифрованные телеграммы, создавать помехи в эфире.

— Мы были костью в горле немцев, — вспоминает ветеран. – И хотя часто меняли дислокацию, противник нас выслеживал, подвергал жестокой бомбёжке. И так в течение полутора месяцев.

Одна из таких бомбёжек закончилась для сибиряка трагедией. Осколок вошел сквозь рёбра в левый бок, разворотил внутренности. Полтора года провёл Аркадий на госпитальных койках. После лечения остался в регулярных войсках. В то время их часть дислоцировалась на границе с Китаем. Уже отпраздновали День Победы над фашистской Германией, пора бы по домам, а в полку каждодневная учеба, строгая дисциплина. Политработники усиливали свои выступления примерами о зверствах японцев среди  китайского населения в Маньчжурии.

Когда СССР объявил войну  Японии, подразделение, где служил Аркадий Черных, одним из первых форсировало приграничную реку Уссури.

— Трудно пришлось нашим бойцам, — продолжает Аркадий Петрович. – Накануне прошли сильные дожди, вода в реке поднялась и была серьёзным препятствием на пути войск. А сами японцы не жалели своих солдат, приковывали их цепями к дотам, обрекая на смерть.

Вспомнил ветеран и о провокациях. Всегда надо было быть настороже. Вначале ходили в одиночку. Японцы этим воспользовались и неоднократно нападали на таких бойцов, втихую их убивали. Наш старшина Доценко уцелел в войне с немцами, а тут пошел днём в соседнюю роту и нашли его с перерезанным горлом.

Сейчас он в социальном доме

Демобилизовали сержанта Черных в 1946 году. В 1985-м участие солдата в двух войнах государство отметило наградой – орденом Отечественной войны второй степени.  Остался Аркадий Петрович на Дальнем Востоке. Жил в Облучье, Теплоозерске, Известковом. Сейчас он в социальном доме в Биробиджане. Переехал сюда после кончины жены.

— С Анечкой мы прожили 62 года. Всегда ладили, знакомые брали с нас пример. Двоих сыновей и двух дочерей воспитали. Сейчас они уже все на пенсии, меня не забывают, навещают регулярно. Внуки есть, уже двое правнуков подрастают, — с теплотой говорит Аркадий Петрович.

В социальном доме ветерана уважают. Он активен в общественной жизни, рассказывает жителям дома и гостям о военных буднях, интересных эпизодах своей биографии. Не привередлив, как многие в его годы. А когда собираются соседи,  ветеран любит сыграть на гармошке, с которой не расстаётся уже много десятков лет, и спеть военные песни, которых знает множество.

Я заметил, что Аркадий Петрович подолгу не сидит на месте. Ходит по палате, разминая ноги, массирует колени, делает зарядку.

У стенки лежал мужчина лет шестидесяти, всё ныл, жаловался на здоровье. Ветеран подошёл к нему и сказал:

— Что ты всё ноешь? Думаешь, от этого станет легче? Ты бери пример с меня. Вставай с койки, больше двигайся, сможешь вернуть здоровье.

На другой день я выписывался. Жалко было расставаться с таким интересным человеком. Но надеюсь, скоро встретимся вновь. Ведь Аркадий Петрович пригласил меня на юбилей в конце января. А мне вспомнились слова: «Его пример – другим наука!».


Илья ЛИПИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *