И тают бесхозные леса…

Вот-вот грянет весенняя распутица — и станет непроезжей большая часть дорог, которые ведут к многочисленным лесным делянам

По информации областного управления лесами, в зимний период из тайги доставляется более 300 тысяч кубометров деловой древесины, а также дровяника для печного отопления. Этот твердый вид топлива в общем объеме сезонных вывозок занимает значительную долю. Так, по договорам купли-продажи дровяного леса, заключенным между управлением и жителями поселений муниципальных районов, заготовлено и вывезено в села и поселки около 25 тысяч кубометров дровяника. Почти столько же топлива продали населению арендаторы, готовящие древесину в гослесфонде ЕАО.

Впечатляющие, на первый взгляд, объемы заготовок древесного топлива, которое поступает из тайги легальным путем, еще не отражают истинного положения дел. По неофициальной информации ряда специалистов управления лесами, как минимум 30 тысяч кубометров дров жители поселений готовят нелегально на землях государственного запаса, сельскохозяйственного назначения, а также на территориях администраций сел и поселков.

— Леса на названных выше землях буквально тают на глазах, — сказал в беседе с журналистом заместитель начальника управления лесами Евгений Ермаков. — Почти ничего уже не осталось от всех 300 гектаров сосновых посадок по краям полей в Биробиджанском и Ленинском районах. Люди наказали сами себя — ведь лишившаяся защиты пашня подвергается ветровой эрозии, утрачивает свои плодородные качества. А посмотрите, что делается сейчас вокруг многих сел Смидовичского, тех же Биробиджанского и Ленинского районов! От зеленых зон, окружающих поселения, мало что осталось. А в итоге опять же страдают сами же порубщики — села в зимний период насквозь продуваются ветрами и дров для отопления жилья требуется уже намного больше. Самое удручающее в этой ситуации то, что леса вокруг поселений не имеют юридического статуса. Проще говоря, у них нет хозяина, а значит, они никем не охраняются и не защищаются от порубок. Можно, конечно, попытаться привлечь какого-нибудь «черного лесоруба» к ответственности и даже довести дело до суда, но в нем оно, образно говоря, и «рассыплется», потому что претензий к порубщику предъявить некому — хозяина-то у леса нет.

Как поясняют в управлении лесами, раньше все леса в регионах, в том числе и в ЕАО, как на землях государственного лесного фонда, так и на прочих территориях находились в ведении лесников и под их охраной. Потом за лесниками оставили только гослесфонд, а всю остальную древесную растительность передали в ведение муниципальных властей. Они должны были провести полную ревизию своих лесов и межевание, чтобы закрепить их потом за администрациями поселений. К сожалению, эта работа толком нигде и не начиналась, поскольку все это требует серьезных финансовых затрат, к которым муниципальные власти пока не готовы. А скорее всего, не хотят тратиться.

За убылью лесов, переданных в ведение муниципальных властей, кроется не только равнодушие чиновников к судьбе древесных ресурсов поселенческих территорий, ими просто игнорируются требования Лесного кодекса РФ — заботиться о благополучии муниципальных лесов. В статье 84 данного Кодекса указывается: «Органы местного самоуправления могут наделяться государственными полномочиями в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Стоит напомнить, что Лесной кодекс имеет силу Федерального закона, а законы, как известно, необходимо исполнять без всяких условий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *