И я отсюда родом

И я отсюда родом - Татьяна  Конончук и Валерий Борек-Яковлев

Фото Олега Черномаза

Татьяна  Конончук и Валерий Борек-Яковлев

Известный хабаровский музыкант, уроженец Биробиджана Валерий Борек-Яковлев  побывал недавно в родном городе  и передал  музыкальной школе, в которой учился после войны, альбом с уникальными фотографиями и собственными воспоминаниями

По торжественным случаям Валерий Данилович надевает свой любимый светлый костюм.

Поездка в  город своего детства была тем самым случаем, и он не изменил своей привычке, хотя на улице накрапывал дождик и заметно похолодало.

Биробиджан встретил его уже не дождиком – дождем. Прибывший на электричке народ кутался в куртки, капюшоны, распахивал над головой зонты, торопился попасть под крышу вокзала, а Валерий Данилович невозмутимо и не спеша шел по перрону в надетом не по погоде светлом парадном костюме и только глаза выдавали радость – наконец-то он в родном городе! В городе, который никогда не переставал любить и старался как можно чаще навещать. Но с возрастом чаще перешло в реже, предпоследний раз он приезжал в Биробиджан два года назад, на юбилей музыкальной школы. Очень хотелось увидеть своих бывших одноклассников, но, увы – из тех  выпускников, кто учился музыке в послевоенные годы, он оказался на том юбилее единственным.

Порадовавшись тому, что сейчас школа расположилась в добротном двухэтажном здании, он вспомнил свою музыкальную альма-матер – частичку второй школы, отданной под музыкальные классы. Но узнав, что память о той первой музыкальной школе мало сохранилась, Валерий Данилович очень расстроился.  И после юбилея, вернувшись в Хабаровск, он решил собрать воедино все фотографии тех лет, поделиться воспоминаниями о послевоенном Биробиджане, о своей семье, жизнь которой начиналась здесь, на берегах Биры.

Вот фотография деда Нухима Борека – с самым первым эшелоном переселенцев приехал он на станцию Тихонькая весной 1928 года. Отправили его, как и многих прибывших, на Бирское опытное поле. Обжившись там, перевез дед с Украины семью – жену и троих детей. Стал первым председателем еврейского колхоза.

– И дед Нухим, и бабушка  говорили только на идише и уже здесь осваивали русский язык. А их дочь, моя мама,  отлично знала и русский, и идиш, преподавала оба языка во второй школе, – вспоминает Валерий Данилович.

На другом фото – красивые молодые люди, в глазах которых можно увидеть некоторое смущение.

– Это мои родители – мама Шифра Наумовна (Нухимовна) и папа Данил Давидович  Яковлев.  Если мама родом из бедной еврейской семьи, то мои дед и прадед по отцу были людьми состоятельными, имели на Северном Кавказе сеть ветеринарных аптек. Дед получил высшее образование – окончил факультет ветеринарии в университете. Занимался благотворительностью и был настолько уважаемым человеком, что ему, еврею, присвоили графский титул. После революции все его аптеки разграбили, а сам он был отправлен в лагерь, откуда больше не вернулся. И вот моя смелая бабушка с библейским именем Эстер-Эсфирь, оставшись вдовой и практически нищей, забрала троих своих детей и рванула на Дальний Восток, в Биробиджан.

И как-то так получилось, что семьи Борек и Яковлевых подружились, а кое у кого из дружбы выросла большая любовь – это были мои драгоценные родители. В 1933 году они поженились, а через пять лет третьим ребенком в семье родился я.

 Листаем альбом, на одном фото – длинный деревянный барак.

– В этом бараке Швейного переулка мы жили несколько лет. Сейчас там все застроено, а тогда вокруг были одни огороды. И представьте, какое совпадение – сейчас на месте этого барака находится музыкальная школа.

Знаете, как я был счастлив, когда меня отдали в музыкальную школу. Учился по классу скрипки, моим преподавателем и директором школы  был незабвенный Ойзер Давидович Герзон – фронтовик, вернувшийся с войны без ноги. Но какие у него были руки, как он играл! Вторым преподавателем по классу скрипки был Марк Яковлевич Серый. Кроме скрипки, нас, мальчишек, учили игре на альте, фортепьяно. Я говорю мальчишек, потому что девочек-скрипачек в нашем классе  не было.

Вот они, на фотографиях – и будущие музыканты, и их педагоги. Именно будущие музыканты, потому что для большинства послевоенных выпускников музыкальной школы музыка стала профессией.

– Мой брат Марк и сестра Неля тоже учились в Биробиджанской музыкальной школе и тоже, как и я, стали профессиональными музыкантами. Любовь к музыке нам привили родители – папа немного играл на пианино и жалел, что не стал музыкантом, мама пела под его аккомпанемент еврейские песни и русские романсы.

Когда мне было пятнадцать лет, отца перевели на службу в Хабаровск. Очень больно было прощаться с городом своего детства, это была для меня настоящая трагедия. А детство мое, несмотря на невзгоды военного и послевоенного времени, было очень счастливым. И родители, и бабушки, и дед Нухим нас, детей, искренне любили, этой любовью отвечали им и мы.

В Хабаровске Валерий Данилович поступил в музыкальное училище. Там же на вокальном отделении училась  Любовь – девушка его мечты, с которой он счастливо живет уже больше шестидесяти лет.

На фотографии – музыканты симфонического оркестра.

– Меня взяли в оркестр, который тогда существовал при краевом радиокомитете, когда я учился на первом курсе музыкального училища. Сказали, что я очень хорошо подготовлен – спасибо педагогам Биробиджанской музыкальной школы. Помню, какой испытал страх, когда услышал впервые игру музыкантов – боялся, что так играть не смогу. Ко мне тогда подошел концертмейстер, блестящий скрипач Александр Григорьевич Фарбер и не без юмора ободряюще сказал: «Ничего, молодой человек, первые двадцать пять лет будет трудновато, а потом станет легче». И надо же – именно четверть века отслужил я в Дальневосточном симфоническом оркестре. Кстати, не один я там был родом из Биробиджана. Лева Финкель отличным был скрипачом, Перец Зелигер… Все мы были учениками Ойзера Давидовича Герзона, светлая ему память.

Мы едем в музыкальную школу вручать альбом. В коридорах непривычно тихо – обеденный перерыв. Но директор Татьяна Анатольевна Конончук ждет хабаровского гостя, узнает его, улыбается: «Вы ведь были на нашем юбилее!».

Прежде чем вручить альбом, Валерий Данилович поясняет, почему в нем появилась та или иная фотография, рассказывает, насколько дорог ему Биробиджан и сколько светлых воспоминаний связано у него с музыкальной школой.

– Мы обязательно найдем возможность разместить музейную экспозицию и этот альбом станет там главным экспонатом, – пообещала Татьяна Анатольевна.

Дальше – экскурсия по школе, музыкальным классам. Расстроил маэстро тот факт, что не учат в школе игре на скрипке – некому учить, не осталось в городе таких специалистов с педагогическим музыкальным образованием. Грустно, конечно, и обидно – ведь скрипка у евреев всегда была любимым музыкальным инструментом.

– Эх, если бы не мои годы, – вздыхает маэстро.– А школа у вас хорошая – чистая, светлая, уютная. Вот только канифолью уже не пахнет – раньше мы ею смазывали смычки скрипок.

Из тех фотографий, которые Валерий Данилович поместил в подарочном альбоме, многие сделаны им самим. Фотоделом он увлекся с тех пор, когда отец подарил ему привезенный с фронта фотоаппарат «Лейка». В его архиве больше трех тысяч уникальных фото – улочек и улиц Биробиджана, и Хабаровска, известных музыкантов и артистов.

…Идем от Швейного переулка по Шолом-Алейхема, проходим здание давно уже не швейной фабрики.

– Неужели ничего от нее не осталось, я же помню, сколько людей здесь после войны работало, – удивляется бывший биробиджанец. – А чуть дальше была фабрика «Деталь», кстати, вот она и есть. Что тут теперь?

– Мебельная фабрика. Она пока еще работает, – отвечаю.

Казалось, Хабаровск, в котором Валерий Данилович состоялся как музыкант и где прожил большую часть своей жизни, должен был стать его любимым городом. Шесть лет назад он написал книгу «Партитура жизни», посвятив ее Дальневосточному симфоническому оркестру, этот труд был оценен премией губернатора Хабаровского края. Но когда я стала листать эту книгу, то увидела на ее страницах Биробиджан. Ну не мог маэстро не вспомнить о городе своего детства!

– И все же неправильно это, что детей в Биробиджане не учат играть на скрипке. Я бы на месте руководителей области и города пригласил в город хорошего преподавателя, предоставил ему жилье. Как же уже надоело слышать эту фразу: «Денег нет», – делится  гость.

Хотя какой же он по большому счету гость, это ведь его город. Здесь покоятся его дедушка-первостроитель области, обе его бабушки. Здесь осталась его память.

– Биробиджан – это суть моей жизни. Природа не создала таких слов, чтобы выразить все чувства, которые я питаю к этому городу. По-хорошему завидую его жителям и желаю им любить свой город, беречь его, дорожить им. Горжусь тем, что я родился на этой земле, в Еврейской автономной области, и всех своих земляков поздравляю с ее 85-летним юбилеем. Лехаим!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *