ИГОРЬ ЛИФАНОВ: В ТЕАТРЕ Я ВЕСЬ НОВЫЙ!

ИГОРЬ ЛИФАНОВ: В ТЕАТРЕ Я ВЕСЬ НОВЫЙ!

18 декабря в Биробиджане на сцене областной филармонии состоится премьера спектакля «Аз есмь Бесконечное Начало» с актером Игорем Лифановым в главной роли.

Спектакль пройдет в нескольких городах Дальнего Востока

В своем рабочем графике и подготовке  к дальневосточной поездке актер театра и кино Игорь Лифанов уделил внимание нашей газете, ответив на несколько вопросов о своей работе, постановке, карьере и жизни

— Игорь Романович, вы хотя и окончили театральный институт, и проработали в большом драматическом театре имени Товстоногова больше 10 лет, но все же ваш «послужной список» показывает, что вы больше киноактер, чем театральный. И ролей в кино у вас гораздо больше. И тут снова — театральная постановка, да еще такая необычная и интригующая. Сложно было переключаться обратно к особенностям работы на театральной сцене?

— Если я не в театре, ведь это не значит, что я не артист. Я не думаю, что я один такой, кто стал сниматься в кино больше, чем в театре. Я даже и не припомню, почему так получилось, но да, в какой-то момент я оставил свой родной БДТ имени Товстоногова и ушел в кино. И где лучше, где хуже — не скажу. Везде по-разному, все просто другое. В театре ты напрямую зависишь от зрителей, с которыми ты взаимодействуешь тут же, ловишь зрительские флюиды, и порой, если есть какая-то даже миллисекундная задержка в этом, уже чувствуешь себя не так – а все верно ли я играю? Это для меня очень важно, и задержки я никакой не хочу. Это специфические, но очень тонкие театральные моменты.

В кино все иначе. Все опосредованно, все «потом» — отыграл, снялся сейчас, а уже позже зритель тебя увидел в фильме. Это совершенно другое восприятие и себя в кинообразе, и зрительской реакции на него.

 — О чем ваш гастрольный спектакль? Кто ваш герой на сцене «Аз есмь бесконечное начало», что ему предстоит пережить? И вообще – чем вас привлекла именно эта постановка, исходный материал – пьеса Виктора Понизова? Захотелось нового?

 — Пережить главному герою ничего не получится, поскольку он и не живет уже, он умер. А вот испытать еще раз всякие разные вещи, с которыми он столкнулся при жизни – придется. Отвечая на самый первый вопрос – да, постановка очень необычная, тем и привлекла меня. В постановке предпринята попытка показать очень сложные и неоднозначные вещи, и уж сыграть их — тем более интересно. Тема тайны жизни и смерти, человеческого бытия, добра и зла, попыток ответить на извечный вопрос – зачем все, что вокруг нас, и сами мы нужны, и кому? Спектакль и смешной, и ироничный, и печальный, и интригующий, местами даже страшноватый… В принципе, как и наша человеческая жизнь.

Что значит – захотелось нового? Я в театре весь новый! Мое киноамплуа одно, можно сказать, устоявшееся, а на театральной сцене я совсем другой. Я могу играть слабого, смешного человека, в очках, в шортах, растянутых трениках… Как нас учили на театральном: что такое импровизация? Есть коридор, и двигаясь по нему, ты можешь делать все, что угодно: прыгать, скакать со стенки на стенку, вприсядку бежать, нестись с гиканьем – но в рамках своего коридора. Некая свобода действий, но в определенной линейности. А пьеса мне понравилась тем, что в ней свой коридор я понял, и уж в нем что хочу, то и делаю. Надо мной никто не стоит, я как главный герой воплощаю на сцене свои фантазии – разве это не счастье?

 — За время работы в кино у вас сложился прочный образ брутального мужчины, «настоящего мужика». Вы даже на некоторых фото в Интернете запечатлены с оружием в руках. Мужик, который в кинокартинах и сериалах играет либо тертого бандита, криминального авторитета, либо силовика – полицейского, военного, спецназовца, находясь, так сказать, то на темной, то на светлой стороне силы, на темной, кстати, больше. Нравится ли вам играть такие роли, а может, и надоело их играть?

 — Заложником своих кинообразов я себя не чувствую, если вы об этом. И считаю себя, вопреки многим сыгранным ролям такого плана, совсем не закосневшим в этом. Сегодня позовут сыграть бандита или героя-спецназовца – с удовольствием сыграю, а завтра вполне смогу сыграть и Дюймовочку. Вот только пока на роль Дюймовочки никто не зовет (смеется). Вот когда стану кинорежиссером, может, снимусь в этой роли, и тогда наш с вами разговор буду вспоминать с улыбкой. В кино, кстати, сложнее, самому выбирать себе роли, чем в театре. Как говорят, очень трудно не стать заложником какой-то роли или образа, которые, на взгляд кинозрителя, наиболее ему запомнились, и с которой он начинает прочно тебя ассоциировать. Артисту, актеру самому нужно во всем стараться быть нейтральным, чтобы он мог одинаково хорошо сыграть любую роль.

 — Многие актеры, попробовавшие себя в роли мерзавцев, говорят, что их легко и «кайфово» играть, потому что зло себя никак не ограничивает по природе своей. А у положительного героя много всяких ограничений, моральных барьеров…

— Наверное, так оно и есть. Свободы в действиях у злодеев куда больше. Вполне возможно, что какую-то долю этой свободы ты чувствуешь на съемках сам, когда играешь отрицательного персонажа. И пытаешься отыгрывать полнее, ярче, что ли…

— Вы ловили себя на мыслях, что в свои образы негодяев вы превносили что-то новое, неожиданное для режиссера и даже для себя?

— Мне сложно об этом судить. Вы знаете, наверное, любому актеру сложно рассказывать о том, как он играл какого-то героя и каким он в итоге получился в фильме. Как правило, сам процесс съемок, актерской игры долог, тяжел, мало что может запомниться. Наверное, все же стоит спросить самих зрителей.

 — Сможете вспомнить навскидку – какого из своих отрицательных персонажей в кино вы запомнили больше всего?

— Это фильм «14 цветов радуги» Дмитрия Светозарова. Там я сыграл уголовника по кличке Фарт, сбежавшего из тюрьмы, вместе со случайными товарищами по несчастью ввязавшегося в поиски некоего клада… Фильм выпущен в 2000 году, малоизвестный, возможно, недооцененный критиками, но мною очень любимый. Свою роль в нем я считаю толчком для моей кинокарьеры.

 — Говоря пафосным штампованным языком – каково оно, бремя вашей славы? Есть ли оно вообще?

 — Действительно очень высокопарная фраза, на которую совсем не хочется так же отвечать (смеется). К тому, что на меня смотрят люди, много и часто, на вокзалах, в аэропортах, в магазинах, на парковках, я привыкнуть до сих пор не могу. Узнают меня, конечно же, ходят по пятам, пытаются оказать какое-то внимание или добиться его от меня — всякие селфи, автографы – но меня это смущает и тяготит. С одной стороны, я понимаю, что всем людям этого не объяснишь: «Не трогайте меня», но с другой стороны…

— Что вас заставляет каждый день вставать с утра с постели? Для кого-то это желание делать карьеру, для кого-то – забота о близких, семейные домашние дела, а кто-то хочет опять сесть к компьютеру и завалить очередного монстра в игре… Что для вас – доброе утро?

 — Доброе утро – это когда проснулся и понимаешь, что жизнь продолжается. Ради этого и вылезаешь из-под одеяла. Если в твоей жизни тебе все нравится, как ты живешь, с кем, как любишь, работаешь, что хорошее делаешь – большего-то и не надо! Когда я был маленьким и еще жил на Украине, у нашей семьи был друг, добродушный сосед, любящий пропустить стаканчик. И он как-то однажды сказал: «Вот как хорошо, солнышко светит, красиво кругом, люди добрые. Вот я и еще один славный денек прожил…» И мне, пятилетнему малышу, почему-то это так сильно в душу запало…

Но, наверное, что сильнее заставляет тебя жить – это забота о близких, поддерживание хороших отношений, любовь, дружба, дети, прочие человеческие радости. Слава и карьера, наверное, тоже, но ты понимаешь, что они уйдут раньше, чем все остальное, что тебе сейчас ближе и родней. Вот за это родное и держишься больше, потому и живешь счастливо.

— Вы актер динамичных ролей и экстрима, стрельбы, погонь вам на съемках хватает. Вы говорили, что работа и есть ваше хобби. Но есть какое-нибудь занятие, кроме театра и кино, вне работы, которое вы попробовали, и вам очень понравилось, да так, что могли бы сделать его своим увлечением?

 — Много раз задавали мне похожие вопросы, но я так ни разу и не ответил: да, есть, и не рассказал, что же это. Потому что, может быть, не определился еще, не увлекло меня пока что-то конкретное… Нет у меня, скажем, какой-то коллекции марок или пивных банок, свежие экспонаты в которую я бы привозил из своих гастролей и разъездов. Мне все интересно, что действительно вызывает интерес.

Люблю в своих рабочих поездках, если они сравнительно недалекие, возить с собой гантель – вот такой вот маленький секрет. Жена знает об этом, возмущается порой, но я гантель тихонько прячу и снова сую в дорожную сумку. Люблю тягать железки, быть в тонусе, меня еще папа учил: если ты нервничаешь, испытываешь стресс, надо дать себе физическую нагрузку. Раз двадцать поднимешь тяжести, глядишь, уже и успокоился. К вам на Дальний Восток, думаю, свою гантель не довезу, так что придется купить похожую в каком-нибудь спортивном магазине…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *