Их имен на обелисках нет

Жители сел Сталинск и Союзное Октябрьского района тоже защищали Родину в годы Великой Отечественной войны. Среди них немало погибших. Но памятников в их честь нет, как нет и самих сел

Красивые были места на берегу Амура, где находились эти села. Союзное, образовавшееся в 1859 году, поначалу было хутором, но к концу ХVIII века здесь жило почти пятьсот душ народу, имелись школа, церковь, почтовая станция, таможенный пост. Семьи были преимущественно многодетными, так что к 1917 революционному году население Союзного выросло до 580 человек. 

Сталинск появился на месте небольшого хутора Бутылкино в тридцатые годы прошлого века и вначале еврейские переселенцы назвали его Сталинфельдом. Но когда в июле 1934 года в ЕАО образовалось пять районов и центром одного из них – Сталинского – решили сделать Сталинфельд, село переименовали в Сталинск. Через полгода райцентр перенесли в Амурзет, но район так и оставался Сталинским до 1960-х годов, хотя самого Сталинска к тому времени уже не существовало – село было смыто мощным наводнением. То, что от него осталось, назвали селом Октябрьским, но в 1968 году исчезло с карты области и оно. 

Находился Сталинск между селами Нагибово и Доброе. Здесь был крупный зерносовхоз с мощной производственной базой, имелись больница, средняя школа, некоторое время размещался сельскохозяйственный техникум. Старожилы вспоминали, насколько насыщенной была в селе культурная жизнь. Еврейские переселенцы создали при клубе духовой оркестр и самодеятельный театр. Сюда часто приезжали со спектаклями и профессиональные артисты Биробиджанского ГОСЕТа.

Когда началась Великая Отечественная война, большинство мужчин были призваны в Красную Армию. Отправляли их по Амуру пароходом, столько слез Сталинск не видел никогда, как в тот летний день 1941 года. Плач стоял на все село. 

Каждый третий из ушедших с войны не вернулся. В семьях хранились их фотографии, письма, похоронки, в День Победы пили за упокой их душ, но ни памятника, ни самого скромного обелиска в честь погибших в селе не появилось, как, впрочем, и в других селах нашей области. Традиция ставить памятники зародилась лишь в 70-е годы. 

Фамилии не вернувшихся с войны жителей этого исчезнувшего с карты области села я нашла в Книге памяти ЕАО. Уверена, что и это далеко не полный список, так как рядом с именами многих погибших нет данных о месте их рождения и дате гибели.

Итак, в списке погибших – братья Димовы – Михаил Федорович и Петр Федорович. Михаил погиб под Сталинградом, Петр – под Курском. Под Белгородом навсегда остались лежать братья Беленькие – Буся Лазаревич и Куся Лазаревич. На подступах к Москве были убиты Петр Николаевич Быков, Евгений Михайлович Ваулин, на Украине – братья Егор Павлович и Роман Павлович Козыревы, в Белоруссии – Абрам Герович Иофе, Александр Михайлович Пятигорский и Моисей Лазаревич Цлав, под Смоленском – Виктор Давидович Оккер, под Воронежем – Павел Иосифович Слушенко, под Сталинградом – Иуда Моисеевич Садович, в Литве – Владимир Александрович Дружинин. Неизвестны места гибели Луки Дорофеевича Лапшина. Среди пропавших без вести – Олег Абрамович Весергольд, Арон Вульфович Вельдман, Исаак Григорьевич Грайзер, Аинзин Аронович Гольфман, Иосиф Яковлевич Квинт, Герц Ланхасович Портной, Миша Хаймович Штульман. 

Намного короче список погибших на войне жителей села Союзного. И причина тут не в том, что население Союзного было небольшим. В 1930-е годы в этом селе от политических репрессий пострадало более восьмидесяти мужчин, было раскулачено около десятка семей, где тоже имелось много мужчин призывного возраста. Поэтому на войну из Союзного смогли призвать лишь пятнадцать человек. У некоторых из них пострадали от репрессий отцы и старшие братья. Так, в 1938 году был арестован директор МТС Петр Аверьянович Воложанинов, через год дело прекратили за недоказанностью обвинения. В 1943 году на войну ушел его старший сын Василий Петрович Воложанинов, а через несколько месяцев семья получила похоронку. Погиб Василий за освобождение Украины.

Братья Григорий и Михаил Новоженовы были расстреляны в мае 1938 года – якобы за подготовку вооруженного восстания против советской власти. Их младший брат Николай Михайлович Новоженов в 1941 году погиб, защищая Москву.

У пропавшего без вести Ивана Григорьевича Черных отца – Григория Федоровича – тоже расстреляли в мае 1938 года. По злой иронии судьбы это было девятое число, которое в 1945 году станет Днем Победы.

Под Воронежем погиб их однофамилец, а возможно, и родственник Михаил Тимофеевич Черных, под Курском – Петр Федорович Селин, на подступах к Сталинграду – Виктор Иннокентьевич Семенов и Павел Сергеевич Скурлатов.

Самой распространенной в Союзном была фамилия Ярославцевых. В списке репрессированных жителей села эту фамилию носили девятнадцать человек. В списке погибших на войне – двое: Гавриил Максимович и Павел Алексеевич Ярославцевы. 

От некогда крепкого села Союзного сегодня остались лишь пограничная застава и скромный памятник трем погибшим в военные годы пограничникам. Как уверил уроженец этого села, директор Амурзетского профессионального училища Павел Петухов, памятника погибшим на войне жителям в Союзном никогда не было. Честно говоря, на месте села можно ставить два памятника – и жертвам политических репрессий, и не вернувшимся с войны односельчанам.

Но будет, наверное, правильней, если фамилии погибших на войне жителей исчезнувших сел появятся на памятнике в Амурзете, тем более что за послевоенные годы в районе перестали существовать не только Сталинск и Союзное, но и еще с десяток небольших населенных пунктов. И те, кто ушел оттуда воевать и не вернулся, тоже достойны нашей памяти. 

Комментарий “Их имен на обелисках нет”

  1. Цлав Маисей Лазаревич, мой дед, но погиб он не в Беларуссии, а на Курской Дуге , в 1943 году он пропал без вести, но потом по словам его сослуживца, оказалось, что он погиб.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × один =