Интервью по поводу

Интервью по поводу

Недавно прошедший в Москве VI съезд Федерации еврейских общин России стал событием в жизни нашей страны. Его участники говорили о позитивных переменах в еврейской жизни за 15 лет существования организации, обсуждали проблемы

Главный раввин России р. Берл Лазар высказался так: «Тогда мало какая еврейская община имела собственное здание. Сейчас синагоги и общинные центры стоят во многих городах. Тогда говорили: зачем строить общинный центр – ведь в него никто не будет ходить. Сейчас можно видеть, как много людей ходит в синагоги».

Делегатами VI съезда ФЕОР от Биробиджана были раввин ЕАО Эли Рисс, председатель общины «Фрейд» Роман Ледер и лидер молодежного клуба при синагоге «Бейт Менахем» Екатерина Фендрикова. Они отвечают на вопросы корреспондента.

– Что на съезде произвело на вас наиболее сильное впечатление? 

Роман Ледер:

9–  Ощущение мощи еврейской жизни. Съезд был самым представительным за все годы существования Федерации, он прошел в юбилейный для ФЕОРа год. Были поздравления от Президента России, премьер-министра Российской Федерации. Нас приветствовали представители мусульманства, Русской православной церкви.

Присутствовало около 150 руководителей общин из 183  российских городов, причем были представители от Камчатки до Калининграда. Были представлены все восемь округов, включая Крымский, – мы были в составе дальневосточной делегации. Кроме нас, в  ней были еврейские лидеры Петропавловска-Камчатского, Уссурийска, Находки, Владивостока, Магадана, Якутска, Хабаровска, Комсомольска, Благовещенска. Крымский округ был представлен достаточно широко.  Были  общинные лидеры из Севастополя, Симферополя, Ялты, Феодосии, других крымских городов. Мы близко общались с этой делегацией, было просто интересно  познакомиться, узнать о их жизни. Мы работали по секциям –  председатели общин, раввины, попечители, общественные деятели, лидеры молодежных организаций. 

Общение, знакомства, неожиданные встречи тоже запоминаются. Подходит ко мне мужчина и представляется – я   Наум Семенович Шахнюк из города Липецка. Оказывается, он бывший биробиджанец, заканчивал десятую школу. Надеюсь продолжить общение с липецкой общиной и в дальнейшем.

Мы выбирали президента ФЕОРа. Для этого были созданы комитеты по окружному принципу – их было восемь, все они заседали отдельно, и на каждом  единогласно избрали президентом нынешнего руководителя ФЕОР Александра Моисеевича Бороду.

По окружному принципу избирались и представители в совет ФЕОРа – от каждого округа один представитель от общин и один – от раввинов. Дальневосточники единогласно избрали своим представителем руководителя хабаровской общины «Мизрах» Марка Аршинского, а от раввинов – хабаровского раввина Якова Снеткова.

Хабаровский предприниматель Михаил  Любарский, давший деньги на проектирование и начало строительства миквы в Биробиджане, тоже участвовал в работе съезда, его там награждали как благотворителя. Он серьезно помогает хабаровской синагоге. 

Было приятно общаться с  р. Берлом Лазаром.  Главный раввин России пришел к нам на секцию, чтобы выступить с докладом. А вместо этого полтора часа отвечал на наши вопросы. У него негромкий голос, при этом он мгновенно приковывает к себе внимание слушателей. Вопросов к нему было много. Поскольку он  –  председатель раввинского суда, а этот суд решает вопросы прохождения гиюра, то его спросили об этом. Он очень доходчиво и подробно рассказал, как это делается.

8Эли Рисс:

– Во время шаббата я прошел по залу, чтобы узнать у председателей общин, из каких городов они приехали. Моему удивлению не было предела. Я никогда не слышал таких названий!  

Очень радует, что в разных  российских городах – и рядом со столицей, и далеко от нее – развивается еврейская жизнь. На шаббате  мне дали слово, и я сказал, что,  когда мы вернемся, важно применить те знания и те силы, которые мы получили на съезде, чтобы работать на благо общины, на благо евреям того города, где они живут. 

Один израильский журналист провел такой эксперимент. Скрытая камера снимала его в еврейской одежде – кипе и циците, – когда он ходил по  парижским улицам. В центре города никто не высказывался в его адрес, а в кварталах, где живут  мусульмане, звучало много оскорблений. 

Эксперимент он продолжил в Москве:  целый день ходил по городу и не услышал ни одного плохого слова – ни в православном храме, ни в мечети. В последней его спросили, не хотел ли бы он встретиться с муллой. О чем это говорит? Еврейская жизнь в России, как и существование других конфессий, воспринимается как норма.  Всегда  демократичной считалась Европа, а на самом деле сегодня российское общество толерантно к любой религии. Про Биробиджан и говорить не приходится – это особая территория.

В съезде участвовало 36 раввинов.  Мы общались с  р. Берлом Лазаром в формате «круглого стола». Меня заинтересовал опыт Екатеринбурга. Раввин этого города рассказал, что на еврейские праздники – Хануку, Пурим – ему удается  собирать не менее шести тысяч человек.

07Екатерина Фендрикова:

– На таком съезде я была в первый раз, и он произвел на меня очень сильное впечатление. Молодежных лидеров было человек сорок – из Липецка, Ульяновска, Пензы, Владикавказа, Калининграда и других городов. Нас учили решать проблемы привлечения молодежи, ее мотивации.  

Еще меня впечатлило большое количество религиозных людей в одном месте. По-моему, я даже в Иерусалиме столько не видела. Берл Лазар поразил простотой в общении. Был шаббат, он пришел и сел с нами за стол, предложил провести еще один съезд. Не молодежных лидеров, а просто еврейской молодежи –  в Сочи. Это была спонтанная идея, она родилась прямо на наших глазах. 

Сама атмосфера  на съезде захватывала. Кроме того, молодежные лидеры и активисты  в большинстве своем очень интересные, креативные, коммуникабельные люди, с ними легко найти общий язык. Форма занятий соответствовала нашему возрасту.

– Какие из высказанных на съезде идей вы готовы применить в Биробиджане? 

Роман Ледер:

 – Я убедился, что еврейскую жизнь в Биробиджане надо еще больше укреплять. На пуримской трапезе в Биробиджане, в которой участвовали общинные активисты, я рассказал о работе съезда, о проблеме привлечения молодежи. Попросил каждого активиста поговорить с детьми и внуками.  Меня поддержали в том, что общину надо омолаживать. Это главное, что я решил для себя.

От президента Федерации Александра Моисеевича Бороды получил очень красивое подарочное издание Торы и  Благодарность за большой вклад в возрождение и развитие еврейской жизни в Биробиджане. Значит, мы идем в правильном направлении.  Это награда не мне лично, а оценка работы нашей общины. Таких благодарностей получили восемь из  150 председателей.

Эли Рисс: 

– Съезд дает силы для развития, устремленность в будущее. Мы были на совместном отчете по Дальневосточному округу, где присутствовали председатели и раввины.  Выяснилось, что там, где нет раввинов и нет синагог, еврейская жизнь угасает. Без духовности еврейской жизни не бывает, синагога – ее сердце, своего рода стержень, на который нанизывается все остальное. Вместе с тем во Владивостоке, Хабаровске, Биробиджане еврейская жизнь процветает. Раввин является лидером общины, поскольку вокруг него вращается вся духовная составляющая. Община – это не кабинеты.  Места, где есть раввины, процветают. Ни в  одном регионе России нет такой поддержки еврейской жизни, как у нас со стороны  правительства ЕАО. В Биробиджане в организации еврейского мероприятия тебе никто ничего не запретит, наоборот, это приветствуется.

У нас есть проекты, мы находим общий язык и понимание с председателем общины Романом Исааковичем Ледером,  а это очень важно для успешной работы.

Я намерен оставаться здесь долго, но даже если я когда-нибудь отсюда уеду, то хочу что-то оставить после себя – еврейский детский сад, школу, что-то еще. Я рад, что миньян собирается, молодежь ходит, мы растем. Много разных предпринимателей поддерживают ФЕОР, а значит, и еврейскую духовную жизнь.

На поддержание синагоги нам какие-то суммы выделяют. Надеюсь, что  в ближайшие месяцы удастся открыть в Биробиджане благотворительную столовую на 50 человек.

Екатерина  Фендрикова:

 – Приехала со съезда воодушевленной. К сожалению, пока у меня мало времени, чтобы  воплотить новые идеи и опыт других – мне в этом году предстоит защита диплома бакалавра в университете. Кроме того, я работаю. Но есть огромное желание заниматься развитием молодежного клуба. 

 – Почему сложно привлечь молодежь к еврейской жизни?

Эли Рисс:

– Мне не сложно это сделать, поскольку я сам молодой.  Сейчас действует программа «Евростарс», впервые в ней участвуют молодые биробиджанцы, что позволит им поехать во Францию уже в апреле этого года. Не каждый российский город участвует в этой программе. Но представители других городов ездили уже несколько раз. Удивительно, что такие большие города, как Оренбург, Тюмень, Омск,  смогли набрать по шесть-восемь человек, а у нас впервые едут 10 человек. Это и поощрение, и знакомство, и объединение.  Я уверен, что, если в следующем году будет такая же программа, мы наберем не менее 30 человек. 

Роман Ледер:

– Я могу это объяснить: второе или третье поколение евреев упущено. Восьмидесятилетние прихожане помнят, какими были синагоги во времена их детства. Следующее поколение, их дети, прожили жизнь без еврейства, а внуков, которым по 20– 30 лет, мы сейчас пытаемся повернуть к иудаизму, к своим корням.

Екатерина Фендрикова:

– Привлечь молодых можно чем-то неформальным – отдыхом, кино, развлечениями. Абсолютно у всех еврейских молодежных лидеров России такая проблема.  Нужно вызвать у молодых интерес к еврейской истории. Если это лекция или другое мероприятие, то они не должны быть скучными.


 

Записала Вера Павлова

Фото Олега Черномаза, Екатерины Фендриковой и из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *