Исаак Башевис-Зингер

Исаак Башевис-Зингер

Источник фото: shtetlroutes.eu

(21 ноября 1904 года, Леончин, Царство Польское, Российская империя – 24 июля 1991 года, Майами, штат Флорида, США)

Американский еврейский прозаик польского происхождения, писавший на идиш. Жил и работал в Нью-Йорке. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1978 года «За эмоциональное искусство повествования, которое, уходя своими корнями в польско-еврейские культурные традиции, поднимает вместе с тем вечные вопросы».

Широко известен как автор нескольких романов, множества рассказов и книг для детей. Его роман «Шоша» называют еврейской «Лолитой». Эта книга как нельзя лучше подтверждает славу Зингера как бесподобного рассказчика и стилиста, мастера слова.

 

Мировая история – это книга, которую можно читать, только переворачивая страницы вперед. Никому не дано перевернуть страницы этой книги назад, к началу. Но все, что уже было и прошло, продолжает жить на других страницах.

Жестокая правда состоит в том, что большинство людей, в частности молодых людей, обладают страстью к убийству. Им нужны только причина или хотя бы повод. Один раз это во имя религии, другой раз – за фашизм или в защиту демократии. Их стремление убивать так велико, что даже превосходит страх быть убитыми. Эту истину не позволено произносить вслух, но все же это так.

 

Во Вселенной существует такое, что не может быть забыто. Если все можно забыть, Вселенную не стоило и создавать.

 

Что такое паспорт? Клочок бумаги. А пьеса? Тоже бумага. И что такое рецензия? Опять бумага. Чеки, банкноты – тоже лишь бумаги. Как-то ночью мне не спалось, и я размышляла: был каменный век, а теперь мы живем в бумажном. От каменного века сохранились какие-то орудия – от бумажного не останется ничего.

 

Настоящий тиран вовсе не тот, кто доставляет другим физические мучения, а тот, кто порабощает душу.

 

Мы начинаем умирать с того момента, как начинаем взрослеть.

Все живущее стремится достичь того, что уже есть у мертвого – полный покой, абсолютная независимость.

 

Души не исчезают. Душа возвращается и проникает в тело, которое само открывается ей навстречу, потому что оно почувствовало к душе симпатию. Такого понятия, как случайность, не существует. Силы, правящие человеком и его судьбой, всегда в союзе с теми, кого ему суждено встретить на своем пути.

 

Все мои слабости и заблуждения проистекают из моего стремления быть абсолютно свободным. Эта ложная свобода превратила меня в раба.

 

Мне иногда кажется, что тем людям, у которых чего-то нет, просто не хватает храбрости протянуть руку и достать это.

 

Что было бы, если бы небо всегда было затянуто облаками, и только раз в сто лет на одну секунду кто-нибудь случайно, мельком мог увидеть звезду. Он стал бы рассказывать всем об этом событии, но никто бы ему не верил. Должно быть, его обвинили бы во лжи или сказали, что он страдает галлюцинациями. Среди какого множества облаков скрыта правда?

 

Человек подобен дереву. Нельзя обрубить корни у дерева и пересадить его на другую почву.

 

– Где Бог? На небе?

– Он, должно быть, везде.

– Почему он не покарает Гитлера?

– О, он не карает никого. Он создал кошку и мышь. Кошка не может есть траву, она должна есть мясо. Это не ее вина, что она убивает мышей. И мышка не виновата. Он создал волков и овец, резников и цыплят, ноги и червяков, на которых они наступают.

– Бог не добрый?

– Не так, как мы это понимаем.

– У него нет жалости?

– Не так, как нам это представляется.

 

Время собственности скоро пройдет. Придет человек с новыми инстинктами – он будет всем делиться с другими.

 

Каждый атом – это целый мир, с мириадами крошечных человечков, зверей и птиц. И там тоже есть евреи и неевреи. Люди строят дома, замки, башни, мосты, не подозревая, как они малы. Говорят они на разных языках. В капле воды может поместиться несколько таких миров.

 

– Никто не подымался на небо и не говорил с Богом.

– Не нужно для этого подниматься на небо. Истину можно увидеть прямо здесь, на земле.

 

В один прекрасный день люди поймут, что не существует идеи, которую можно назвать истиной – все есть игра: национализм, интернационализм, религия, атеизм, спиритуализм, материализм, даже самоубийство.

 

Я теперь так думаю: то, что люди называют жизнью, есть смерть, а то, что называют смертью – жизнь. Не задавайте вопросов. Где это записано, что солнце мертво, а клоп живой? Может быть, это просто другой способ существовать?

 

Истинная религиозность, утверждал Морис, вовсе не в том, чтобы служить Богу, а в том, чтобы досаждать Ему, делать Ему назло. Если Он хочет, чтобы были войны, инквизиция, распятие на кресте, Гитлер, – мы должны желать, чтобы на земле был мир, хасидизм, благодать, в нашем понимании этого слова. Десять Заповедей – не Его. Они наши.

 

Я религиозен. Только на свой собственный лад. Я верю в бессмертие души. Если скала может существовать биллионы лет, то почему же душа человеческая, или как там это назвать, должна исчезнуть? Я с теми, кто умер. Живу с ними. Когда я закрываю глаза, они здесь, со мной. Если солнечный луч может блуждать и светить миллионы лет, почему же это не может дух? Новая наука найдет этому объяснение, и оно будет неожиданным.

Цитаты из произведения Исаака Башевиса-Зингера «Шоша».


Подготовила Анастасия Коваль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *