Исключены из списка поселений…

Исключены из списка поселений…

За годы существования ЕАО и предшествующей ей истории освоения Среднего Амура с географических карт и самой местности исчезло более 150 селений: поселков, сел, приисков, хуторов, казарм, заимок

В один и тот же день отметили недавно свои юбилейные даты два старинных села ЕАО: Пашково — в Облученском районе и Дежнево — в Ленинском. Бывшей казачьей станице Пашковой исполнилось 155 лет. Она была первым русским поселением на территории будущей ЕАО, начав отсчет своей биографии с мая 1857 года. Дежнево основано пятью годами позже, его жители отпраздновали 150-летний юбилей. И вообще текущий год является юбилейным для трех десятков крупных и небольших железнодорожных станций на почти 350-километровом участке Транссиба в пределах автономии. Все они основаны в 1912 году. Собственные даты рождения имеют также все другие населенные пункты области, общее число которых нынче составляет 110 административных образований.

Между тем этой цифрой не исчерпывается численность всех населенных пунктов на территории, занятой сейчас автономной областью. За весь период от начала заселения области и до дня нынешнего перестало существовать более 150 поселений! При этом процесс тихой «кончины» населенных пунктов начался еще с   60-х годов ХIХ века. На 500-километровой амурской пограничной линии от устья Хингана и почти до устья Тунгуски из 19 первых станиц уже через несколько лет перестали существовать станицы Вознесеновская, Новгородская и Поликарповская. Казаки Вознесеновской вынуждены были перебраться в другое место из-за сильнейших июльско-августовских наводнений. Люди переселились выше по Амуру, основав поселок Новый между станицами Дежневской и Кукелевской. Названные выше станицы Поликарповская и Новгородская были основаны в таких местах, где жить было просто невозможно из-за отсутствия пахотной земли, сплошных марей и такого обилия гнуса, которого не смогли вынести ни люди, ни животные.

Но если это были причины климатического и ландшафтного значения, то в советское время бывшие станицы Луговская, Петровская, Помпеевская, Дичунская и еще с десяток небольших селений перестали существовать по причинам экономического характера. Организованные в них маломощные хозяйства сами себя прокормить и обустроить не могли, и их обитатели переселились в более крупные благополучные села — Екатерино-Никольское, Михайло-Семеновское, Пашково, Радде, Благословенное, Венцелево, в поселки Смидович, Приамурский…

Автору этих строк довелось видеть в разные годы села-призраки, оставленные людьми: Сторожевое, Степановку, Союзное, ту же Помпеевку. В них еще оставались дома, кое-какие хозяйственные постройки, очертания огородов и сады, что цвели на радость небу и птицам. В Сторожевом, к примеру, которое находилось между Пашково и Башурово, было много грушевых деревьев, и они плодоносили еще с десяток лет, одаривая всех проезжающих мимо вкусными плодами. Брошенные людьми села вообще картина удручающая, а самое прискорбное — оставленные без ухода сельские кладбища. От многих из них не осталось и следа.

Вероятно, мало кому сейчас известно, что в свое время у нас велись крупные разработки россыпного золота в двух золотоносных районах — Сутарском и Хинганском, существовало более 20 приисков, основанных в конце ХIХ-начале ХХ веков. Среди приисков были довольно крупные старательские поселки — Сутара, Ашикан, Русский, Казанский, Ермаковский и некоторые другие. В общей сложности старатели приисков добыли более 20 тонн золота. Большинство приисков, после того как отрабатывались ближние к ним месторождения драгоценного металла, закрывалось из-за отсутствия средств на освоение новых полигонов. Дольше всех, вплоть до 90-х годов XX века, продержался поселок Сутара в Облученском районе, пока окончательно не обезлюдел. Между прочим, еще более полувека назад сутарские старатели имели в городе Облучье собственную гостиницу и магазин, в котором они отоваривались остродефицитными вещами и продуктами питания на так называемые боны — своего рода обеспеченные золотом сертификаты коммерческой торговли, допущенные тогда государством только для золотодобытчиков.

Еще одна группа исчезнувших поселений — так называемые казармы. По переписи населения 1926 года на железнодорожном участке, пересекающем территорию сегодняшней ЕАО, указано два десятка казарм. Незатейливое название «казармы» имели такой же и внешний вид: длинные бревенчатые одноэтажные бараки, в которых проживало иногда более 40 человек. Взрослые работали на ремонте и уходе за небольшим участком магистрали. Детей на период учебного года увозили в интернаты узловых станций — Облучье, Бира, Ин, Хабаровск. К примеру, в Кимкане последние казармы снесли уже в советское время. И еще живы люди, чье детство прошло в этих казармах…

В числе прекративших существование поселений большая часть приходится на хутора, в которых было всего по нескольку семей. Обитатели хуторов вели частные хозяйства, занимаясь хлебопашеством, рыболовством, охотой, пчеловодством или мелкими индивидуальными промыслами. Понятно, что в 30-е годы, когда началась сплошная коллективизация с так называемой добровольно-принудительной системой перевода людей в колхозы и совхозы, хуторяне оказались вне этого процесса, что было нетерпимо для того времени. Жителей хуторов некоторых уговорами, а некоторых угрозами заставляли переселяться в колхозно-совхозные села. Всем таким переселенцам выдавали на обустройство денежные субсидии, а также строительные материалы. Было немало таких, кто без сожаления оставлял свои хозяйства, лишенные средств связи, медицинского обслуживания, доступа к школьному образованию, тех же магазинов, да еще отрезанных от крупных сел бездорожьем. Так исчезли, канув в небытие, такие малые поселения со странными или причудливыми названиями, как Южная Бомба, Средняя Кочка, Нижняя Кочка, Китайка, Брикачанка, Керосиновка, Обдираловка.

Естественным также был процесс самоликвидации более десяти бывших почтовых станций, обслуживавших участок Амурского конного тракта («колесуха») от поселка Покровского до станицы Пашковой. Из всех станций нынче осталась всего одна — село Чурки в Ленинском районе.

А в Октябрьском районе, вначале именовавшемся Сталинским, были ликвидированы все 30 заимок, хозяевами которых были семьи корейцев. Их вновь переселили на свою «историческую» родину — родовое корейское село Благословенное.

По естественным причинам перестали существовать с десяток малых рыболовецких артелей, несколько таежных поселков, находившихся в местах крупных лесоразработок.  Исчезли два-три небольших поселка, в которых жили семьи рабочих с Бирских и Ушумунских шахт. Об одном таком поселке под названием Миролюбово упоминается в записках В.К.Арсеньева, побывавшего в 1912 году на Бирских угольных копях.

Процесс ликвидации населенных пунктов — хуторов, заимок, почтовых станций, приисков, небольших сел — был самым активным на территории ЕАО в 30-40-х годах прошлого века. Потом он замедлился, и некоторые поселения прекратили существование в 60-70-х годах прошлого века. Не скажешь, что процесс сейчас вообще остановился, — наши села продолжают терять своих жителей в силу ряда причин экономического и социального характера. Исчезнут ли они с лица земли или останутся на территории области? Вопрос отнюдь не риторический…

P.S. При подготовке публикации использован сборник «Административно-территориальное устройство Еврейской автономной области 1858-2003 гг.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *