Исполнитель авторской песни Иван КУЧИН Мои песни – без обмана»

Исполнитель авторской песни Иван КУЧИН Мои песни –  без обмана»

Фото автора

Известный многим певец и музыкант недавно приехал в Биробиджан с концертом. В отличие от многих «торопливых» артистов, которых подгоняют сроки турне и контракты, он пробыл гостем в областном центре аж три дня.

Потому что может себе позволить, никуда не спеша в погоне за лишней популярностью и деньгами, погулять по улицам незнакомого города, поговорить с его людьми вволю…

Всё непросто…

 — Иван Леонидович, можете кратко обрисовать вашу биографию? Несколькими штрихами?

— Да запросто. Родился я в Забайкальском крае, в городе Петровске-Забайкальском. После школы переехал жить в Улан-Удэ, где поступил на художественно-графический факультет. Успешно его окончил, кстати. В Интернете пишут, что я его бросил, дескать, подумал, что это не мое. Но это неправда. У меня есть диплом, я работал художником-оформителем в местном Доме пионеров. Потом ушел в армию, два года служил в войсках связи. Никогда не мыслил себя артистом, не думал, что буду петь, сочинять музыку. Это были 80-е годы, тогда еще страны  СССР, жизнь моя была бедной и скудной, и я, молодой, амбициозный, хотел большего.

Это и привело меня к определенным последствиям: я наделал много ошибок, отчего не раз был
в тюремном заключении… Я на этом подробно останавливаться не буду. Не останавливаюсь потому, что не считаю этот период своей жизни важным для меня сейчас – неважно, кем я был когда-то давно и что тогда делал. Скажу только, что людям я зла никогда не делал, никого не обижал, не вредил – все конфликты у меня были с государством. Более значимо для меня, какой я сейчас.

— Собственные песни появились тогда – в сложный период?

— А песен тогда и не было. Были стихи, своеобразные «музыкальные наброски», которые я иногда исполнял под гитару, к которым старался подобрать мотив. Мои друзья говорили, что нужно сделать из этого сборник песен, альбом. Чуть позже я и записал с помощью друзей первый, второй альбомы… Кому-то они понравились, стали популярны, хотя далеко не сразу это мне принесло известность и какой-то материальный достаток.

Уже позже, когда я встал на ноги, мне пришлось переехать в центр страны. Большей частью это пришлось сделать из-за того, что там было больше возможностей для технической реализации моих стремлений. Я вообще во многом считаю себя даже не музыкантом, не сценическим исполнителем, а студийщиком – я люблю работать со звуком. И если бы я не писал песни, то, наверное, стал бы писать какую-нибудь инструментальную музыку. Но что есть, то есть.

Еду туда, где поймут

— Почему именно сюда? Потому что сами из Забайкалья, из восточной России?

— Сейчас я живу в ста километрах от Москвы, в своем доме, где у меня есть все необходимое для жизни и работы – своя студия, оборудование. Оттуда я и приехал к вам, на Дальний Восток. За долгое время своей творческой работы я понял, что мои песни, мои музыкальные произведения мало востребованы в той же Москве. Там все по-другому: свой махровый шоу-бизнес, завязанный во многом на зарабатывание денег, тренды, моду, эпатаж и прочее наносное. Завязанный на это порой больше, чем на привитие людям правильного, честного музыкального понимания, душевности и вкусов. А получается так, что больше нужны мои песни здесь, на периферии – на Дальнем Востоке, в Сибири, в Забайкалье… Здесь гораздо больше людей мои песни знает, любит, поет. Я сам забайкалец и поэтому знаю, о чем говорю. Моя последняя работа – «Военный альбом», куда вошли песни «Афганка», «Дюймовочка», «Вечный караул» – он в Москве оказался никому не нужен. А здесь я больше уверен, что со временем его оценят, поймут, он людям понравится…

К слову сказать, за весь период своего творчества я ни разу не давал концертов в Москве. Я много раз выступал в Комсомольске-на-Амуре, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке, Благовещенске, в других городах «нецентра» России, но в столице – никогда. А у вас в Биробиджане я – впервые.

— А почему же до этого не приезжали к нам?

— Да вот тоже думал над этим… За 25 лет я ведь где только не был! Всю страну раз семь объездил. В той же Америке был четыре раза, в Германии – три… А потом стало понятно: город ваш маленький, все друг друга знают. Народ здесь живет просто, искренне. И обмануть вас сложно, да и нельзя этого делать. Поэтому, наверное, просто только сейчас настала пора появиться и у вас. Созрел, заслужил (смеется).

Петь не по лжи

— Но, несмотря на «непопулярность» в Москве, вы ощущаете, насколько вас знают, уважают и ценят ваше творчество в других регионах? Ведь, как говорится, каждый музыкант найдет своего слушателя, так же, как у каждого писателя есть свой читатель…

— Для меня показателен один случай. Я приехал с концертом в Одессу, еще до Майдана и тревожного 2014 года. Выступая, наблюдал за зрителями – те вели себя тихо, аплодировали не особо, цветов никто не дарил… Странно. Позже я поговорил с администратором о том, почему так произошло, а тот мне и сказал: потому что они тебе не верят! Думают, ты подставной, ненастоящий, и вся твоя жизнь и творчество – выдумка, сценическая легенда. То есть никакой я не Иван Кучин, а непонятный гастролер…

И вот тогда я четче понял свою ответственность перед слушателями. Ответственность за то, что я делаю, как делаю, и за то, как мое творчество и все, что с ним связано, воспринимают. Обманывать здесь людей нельзя, они сразу видят неправду, поэтому и я должен быть для них на сцене только настоящим, честным, какой я есть в жизни, – как и мои произведения. Я должен знать, как мои песни влияют на других людей. Пою я со сцены только свои песни, которые сам создал, от стихов до музыки, пою только вживую, как могу, своим голосом, без всякой «фанеры», без всяких ненастоящих инструментов и музыкантов, поставленных на сцене антуража ради…

Мне часто говорили, что мои песни выручали людей в трудную минуту, были отдушиной, помогали выплеснуть свои эмоции или, наоборот, разобраться с ними. «В таверне», «Хрустальная ваза», «Пройдут года», «Конь вороной», «Изба»… Слушатели не раз мне рассказывали, что их «цепляли» мои песни… Это говорилось честно, от души. Как артист, я в ответ врать не могу.

— Само понятие «шансон» — французское, восходящее к некогда популярной музыке кабаре, а позже к эстраде, в которой шансонье, исполнитель песен, как правило, был и их автором. У нас это понятие в конце 80-х — начале 90-х было видоизменено, если не сказать искажено, и стало символом музыкального живописания, в первую очередь криминальной составляющей жизни, тюремного прошлого и прочих моментов антисоциального поведения людей… Люди привыкли называть ваше творчество шансоном, даже уже не особо вдаваясь в значение слова, само собой подразумевая так называемый блатняк и прочее воспевание тюремной романтики… Как вы сами считаете, вы имеете отношение к такому шансону?

— А вот скажите, возможны ли в России русские духи «Шанель»? Вот то-то и оно. А почему же стал возможен русский шансон? Значит, это не шансон, а что-то другое. Никакого отношения к блатному, тюремному так называемому шансону, назовите как хотите, я не имею и иметь не буду. А считаю себя представителем авторской песни – сам написал, сам создал музыку, сам все скомпоновал в студии, записал, а если случился концерт, сам исполнил вживую. Я не завишу ни от какого столичного шоу-бизнеса, который, кстати, на тюремных песнях в былые времена зарабатывал огромные деньги, от продюсеров и прочих. Все от и до делаю сам, сам и продаю людям свое творчество.

— Вам предлагали сами представители музыкального шоу-бизнеса раскрутку, увеличение популярности, рейтинги, продажи альбомов и прочее?

— По большей части нет. Я помню один забавный момент. Мне один продюсер как-то в разговоре сказал: «Иван, тебя раскрутить невозможно». Почему,  спрашиваю? И оказалось, что, во-первых, я уже по возрасту вышел далеко за рамки того, что раскручивают, во-вторых, я – не красивая женщина, на внешности которой тоже можно было бы сыграть, а в третьих, что называется, лицом не вышел… Рожа у меня страшная и уголовная (смеется). В любом варианте – деньги на ветер!

А если серьезно – раскручиваться мне смысла нет, если и так уже множество людей знает, кто я такой – Иван Кучин. У меня и друзья все давние отсюда – из Хабаровска, из Владивостока, из Амурской области… В Москве друзей практически нет.

Цельный и самостоятельный

— Как рождаются ваши песни, стихи? Легко или это порой мучительный процесс?

Никакого отношения к блатному, тюремному так называемому «шансону», назовите как хотите,
я не имею и иметь не буду

— Стихи, а уж тем более стихи к песне – это большая работа, которая требует от тебя не только напряжения душевных сил, но и грамотности, в том числе литературной. В этом я стараюсь ориентироваться на классиков русской литературы, в первую очередь на Пушкина, подарившего нашему языку литературное изящество, стиль, тонкую иронию. Считаю, это он дарит некий настрой моим стараниям писать тексты к песням и стихи, если позволите… Литературность, не скатывающаяся в пошлость, но вместе с тем понятная простота – это главное правило для меня при написании текстов к песням. Мне мой друг как-то признался честно: «Ваня, твои стихи сами по себе не очень, да и музыка без стихов не цельная, но все вместе – это уже нечто, что доходит до слушателя и непременно задевает его душу, порой очень сильно». Ну хорошо, если так.

— А как вы учились писать музыку и записывать песни? Ведь здесь нужны немалые профессиональные знания и опыт. Как правило, целые коллективы работают над записями песен, аранжировкой…

— Я потому и остался жить близ Москвы. Спрашивал совета у знающих людей, учился, чему показывали, знакомился со специалистами. Изучил много книг по звукорежиссуре, аранжировке, студийной работе. Осваивал компьютерные программы по работе со звуком, когда начал строить собственную студию. И сейчас осваиваю все новое, прогресс ведь не стоит на месте. Понемногу сам занимаюсь музыкальным программированием, уникальные звуки сам делаю. Таких ни у кого нет, а в моих песнях, в музыке они присутствуют. Звук ведь в шоу-бизнесе – тоже ходовой продукт, который можно продать, все эти типовые наборы музыкальных фрагментов, например, и склепать на этой основе очередной попсовый «хит»…

Почему не штампую песни, как прочие? Потому что 70 процентов времени уходит на техническую часть, я делаю все сам, своими руками и головой.

— Можете назвать ваш жизненный принцип?

— Не растрачиваю свой талант, какой он ни есть у меня, на большие деньги. Так делать нельзя, я считаю, даже когда деньги сами в руки идут, бери. В этом плане я не человек современных реалий. Мне не раз предлагали приехать выступить куда-то за огромные деньги высокопоставленные люди, пытались, что называется, ангажировать. Но в СМИ, в том же Интернете вы не найдете информации или видео «Иван Кучин выступает на корпоративе». Я в таких условиях не выступаю, вот это мой принцип. Я никому по жизни не хочу быть обязанным – только своим друзьям и близким людям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *