Испытание фермерством

Испытание фермерством

автора

Четверть века назад, в 1989 году, началась фермеризация сельского хозяйства страны – тогда еще СССР. Первые фермеры появились в тот год и в нашей области

Как давно и как недавно это было! На них, самых первых, смотрели как на героев, решившихся чуть ли не на подвиг во имя перестройки многолетнего привычного колхозно-совхозного уклада сельской жизни. Но было и другое отношение к этим людям – недоверчиво-настороженное, особенно со стороны односельчан. Случались и поджоги ферм, и покушения на их хозяев. Далеко не все из них выдержали испытание фермерством, многие «первые ласточки» сложили крылья и предпочли дальнейшему полету в новую жизнь   привычное существование. Но все они остались в истории области  как зачинатели фермерского движения, проторившие дорогу своим последователям.

Они были первыми

Одним из первых фермеров области был Юрий Наумцев, житель поселка 10 километр Биршоссе. За новое дело он взялся, когда в 55 лет ушел на пенсию по северному стажу. Последние перед пенсией годы, приехав с Таймыра, работал пчеловодом в Дальневосточном совхозе. 

– В фермеры меня никто не толкал. В газетах тогда много писали о том, как на западе страны создаются фермерские хозяйства, вот я и подумал: «А почему бы тоже не заняться этим делом?» Тем более и супруга была не против. В те годы в дефиците было мясо и мы решили разводить свиней. Взяли кредит на строительство фермы, потом на эти же деньги купили 23 свиноматки. Соорудили щитовой домик для себя и переселились, можно сказать, на ферму – и дневали там, и ночевали, особенно когда опоросы начались. Трудно было, но ведь и интересно, что никто над тобой не стоит, что ты сам себе хозяин, – вспоминает Юрий Емельянович спустя 25  лет свои первые фермерские шаги.

А я вспомнила свою поездку на ферму Наумцевых. Первое, что поразило меня там – идеальная чистота. Стены, потолок, станки  были аккуратно побелены, поросята лежали на свежих сухих опилках, а пахло на ферме не свинством, а свежеприготовленным кормом – было как раз время обеда для хрюшек.  

– Сейчас даже не верится, что вдвоем  за всем успевали уследить. Только когда в Москву уезжал, приходилось помощника брать. А в столицу я в те первые годы частенько ездил, меня ведь тогда, если помните, в совет АККОРа выбрали  на фермерском съезде, а он каждые три месяца собирался. Ну а на съезд первый мы вместе тогда ездили, человек десять нас было, – напомнил  мой собеседник.   

Как же такое забудешь! Первый съезд фермеров России проходил в Москве  в январе 1990 года. Меня, журналиста областной газеты, включили в состав делегации с условием, что я подробно и обстоятельно напишу обо всем, что там происходило. А происходило много чего интересного. Проходил съезд  в Белом доме, который потом станет эпицентром известных событий в 1991 и 1993  годах. А тогда там заседал Верховный совет РСФСР, в Белом доме находился кабинет его председателя Бориса Ельцина. Ожидалось, что он примет участие в работе первого фермерского съезда, но за три съездовских дня первое лицо России не нашло времени на встречу  с делегатами. Зато с большой речью выступили перед фермерами тогдашний  российский премьер-министр Иван Силаев, спикер парламента Роман Хасбулатов, первый вице-премьер Геннадий Бурбулис. Каких только обещаний они ни давали, разве что  золотых гор не сулили. И освобождение фермеров от налогов на несколько лет, и технику по оптовым ценам, и кредиты за минимальный процент, и помощь в реализации продукции, и даже крестьянский банк обещали создать. Часть обещанного потом узаконили – спустя почти  год после съезда, 30 ноября 1990 года, был принят  Закон РСФСР  «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». 

На том первом съезде была создана Ассоциация крестьянских хозяйств и кооперативов – АККОР. Возглавил ее академик Владимир Башмачников. В совет АККОРа и вошел тогда Юрий Наумцев – представитель от нашей области.  Появилась в ЕАО и собственная фермерская ассоциация, первым руководителем которой стал Виктор Константинов. 

Но вернемся к фермерскому съезду. Помню, как во время перерывов  нас окружила делегация Израиля – предлагали фермерам сотрудничество, приглашали в кибуцы за опытом. Были на съезде гости из США, Германии, Швеции и других стран. Тут же желающих принимали в Крестьянскую партию, организованную известным журналистом Юрием Черниченко. А в другом конце коридора шла запись в Аграрную партию. Съезд бурлил, кипел, зал заседаний поистине казался большим котлом, где пытались сварить нечто новое, неопробованное. Дебаты продолжались и в гостиничных номерах. 

Среди делегатов съезда от области, кроме Юрия Наумцева, были представители всех районов. Смидовичанин Николай Почивалов высказал желание заняться гусеводством, Александр Пащенко из Амурзета – разведением кур, Сергей Кочетов из Биракана – коневодством, Алик Мухамеддинов из Полевого – молочным животноводством, один из делегатов пожелал иметь собственный колбасный цех, другой – перерабатывающий молочный пункт. Обратите внимание, почти все желали либо производить, либо перерабатывать продукцию животноводства.  

В те годы, когда появились первые фермеры, еще здравствовали совхозы  и колхозы, поэтому среди вольных крестьян почти не было ни бывших колхозных председателей, ни совхозных директоров и специалистов. О земельных паях речи тоже не велось – землю давали либо в пользование, либо в аренду. Получил участок  в десять гектаров и Юрий Наумцев. Пожелтевший от времени документ, подтверждающий его право на землю, он аккуратно хранит в особой папке, хотя давно забросил свой участок на 37 километре Биршоссе.

– Там было в основном болото, несколько лет сеяли по обочине дороги тыкву, а потом перестали. Хотели скооперироваться с фермером Александром Авериным, чтоб зерновые выращивать, корма для скота – я тогда коров прикупил. Но не срослось. Комбикорм же  тогда поднялся сильно в цене, а свой завод в Биробиджане закрыли. В общем, невыгодны стали свиньи, слишком много затрат было. Но десять лет продержался, пока здоровье позволяло и пока кредиты надо было платить. А потом оставил это дело. Внук сейчас на том месте, где ферма была, дачу держит, садит огород. Не захотели наследники фермерское дело продолжать. А вообще обидно, что столько лет прошло, а многие фермеры так толком и не стали на ноги, и страну накормить не получилось, как мечтали на том первом съезде, – размышляет ветеран фермерского движения. 

Юрию Наумцеву сейчас 80 лет. Три года назад перенес инсульт. Пока не болел, занимался общественной работой, был председателем поселкового комитета. Но годы фермерства, несмотря ни на что, он считает прожитыми не зря: «Я тогда впервые почувствовал себя настоящим хозяином, верил, что все у меня получится».  

Наверняка верили в светлое фермерское будущее и другие делегаты того первого съезда. Но все сложилось по-другому: гусеферму в Волочаевке и куриную ферму в Амурзете пришлось ликвидировать из-за нерентабельности, колбасный фермерский цех был закрыт по требованию санэпиднадзора, молокоперерабатывающий цех остался только в планах, как и конный завод.

Начиналось от КПСС 

На документе, дающем право на пользование землей, в те первые годы стоял советский герб. И начиналось фермерство под покровительством  правящей тогда в стране партии – КПСС, когда  в феврале 1989 года на очередном партийном Пленуме провозгласили намерение  развивать многоукладность на селе. Вскоре совхозы и колхозы стали превращаться в товарищества, ассоциации, кооперативы и другие объединения. Параллельно развивалось фермерство. Уже к 1992 году в области насчитывалось более 250  крестьянско-фермерских хозяйств, к середине 1990-х их число перевалило за пятьсот. А потом начался отток, отсеялось много случайных людей, которые надеялись  под прикрытием фермерства заниматься торговлей  и другими видами бизнеса. 

В первые годы многие фермеры столкнулись и с явной неприязнью своих односельчан, всплыло из прошлого полузабытое слово кулак. В селе Биджан у одного из фермеров подожгли свинарник, в Башмаке – сеновал с запасом сена и овчарню. Недалеко от села Венцелево стал заниматься фермерством житель Биробиджана, но вскоре его нашли убитым. Ломали и угоняли у фермеров технику, воровали скот и выращенный урожай. В 1990-е годы  многие  фермеры столкнулись с проблемой сбыта, и я помню, как плакал глава одного из хозяйств, здоровый  мужик, бывший военный, рассказывая о том, как он целый год добивался от воинской части, чтобы ему заплатили за проданный в долг урожай. Это было в год большого дефолта и фермер получил за свой труд уже обесцененные деньги.

В середине 1990-х в фермеры потянулись бывшие руководители сельхозпредприятий, работники ликвидированных совхозов и колхозов. Так стали главами крестьянско-фермерских хозяйств бывший председатель Валдгеймского колхоза Борис Рак и его брат, бывший директор Бирушкинского совхоза  Ефим Рак. Создал большое семейное крестьянское хозяйство  бывший совхозный бригадир Николай Усов из Ленинского района. 

Часто  фермерами становились и горожане. Александр Ларик был жителем города Ванино, работал в морском порту бригадиром. Его бригада оказывала каждое лето шефскую помощь Бобрихинскому совхозу, косила сено в районе села Алексеевка. Эти места настолько ему приглянулись, что он решил поселиться здесь и организовать фермерское  хозяйство. Сегодня Александр Ларик – глава самого крупного в области фермерского хозяйства, а  год назад он возглавил Союз крестьян ЕАО. Проблем у главного  фермера области, что называется, выше крыши, четыре года назад он даже объявил голодовку, чтобы власть обратила на эти проблемы внимание. В феврале этого года у членов Союза крестьян состоялась встреча с губернатором, диалог с властью продолжился недавно, когда речь зашла   о том, может ли область обеспечить себя собственным продовольствием? К этому диалогу подтолкнули экономические санкции против России. К сожалению, ни мясом, ни молоком  фермеры население не обеспечат – мало кто из крестьян занимается сейчас животноводством. Провалились проекты строительства молочного комплекса в Горном, гусефермы в Кирово, не оправдались надежды на австралийских коров. И большинство фермеров предпочитают сегодня заниматься выращиванием сои –  эта культура прибыльна даже в малоурожайные годы.

Увы, но число крестьянско-фермерских хозяйств  в нашей области, как, впрочем, и по всей России, продолжает сокращаться. Только за один год на российских землях прекратили существование более 40 тысяч  хозяйств, на землях ЕАО за пять лет – около  восьмидесяти. И сейчас  фермеров в области стало меньше, чем было в начале 1990-х, когда фермерское движение только зарождалось. На их долю приходится, по последним статистическим данным, лишь четвертая часть производимой в области сельскохозяйственной продукции. Примерно такой же расклад и в целом по стране. За четверть века фермерство так и не смогло стать ведущим локомотивом сельского хозяйства, как мечталось 25 лет назад. Но шанс заполнить эту нишу не потерян, тем более что продолжает действовать национальный проект по поддержке агропромышленного комплекса, принято несколько законов в поддержку крестьян. Остается  лишь надеяться на новый великий перелом  в сельском хозяйстве, на новый виток в его развитии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *