Испытание на собственность

Испытание на собственность

Корреспондент «БШ» рассказывает о всех перетиях приватизации, которые ей пришлось пережить

— Ты когда, наконец, приватизируешь свою квартиру? Все нормальные люди давно это сделали! Смотри, дождешься, когда приватизация станет платной, пожалеешь, да поздно будет, — из года в год твердила мне наставительно-поучительным тоном старшей сестры подруга Татьяна.

— Менять-продавать квартиру не собираешься? Тогда не торопись, приватизацию снова на три года продлили и еще продлят. Ты же помнишь, сколько я набегалась по всем этим конторам из-за своей квартиры. Целый отпуск на это ушел! — убеждала меня другая подруга Наталья, вспоминая свой горький приватизационный опыт.

И я не торопилась. Терять целый отпуск ради хождения по инстанциям и стояния в очередях как-то не вдохновляло. Тем более что накануне наша родная Госдума «по просьбе трудящихся» утвердила поправки в Жилищный кодекс, согласно которым «период для реализации прав граждан на приватизацию жилых помещений» продлевался до 1 марта 2013 года». А на календаре стоял декабрь 2009-го, то есть в запасе было еще три с лишним года бесплатной приватизации.

Вскоре возникли, как сейчас говорят, форс-мажорные обстоятельства, и в канун Нового года вместо приятной беготни по магазинам мне пришлось совершать бег с препятствиями по квартирным инстанциям. И если подруге Наташе на все про все хватило отпуска, я обращала квартиру в собственность почти целый год.

Последний Жилищный кодекс РФ, если кто об этом забыл, появился на свет 1 марта 2005 года. Тогда же в Кодексе прописали первый окончательный срок права на бесплатную приватизацию — 1 января 2007 года. Народ валом ринулся использовать это самое право — в коридорах БТИ было не протолкнуться. Под этот ажиотаж как раз и попала подруга Наташа.

А потом, если кто помнит, было обращение в Конституционный суд о законности ограничения сроков окончания бесплатной приватизации. Суд признал это решение вполне законным. Тем не менее срок приватизации продлили до 1 марта 2010 года. Но и этого времени многим не хватило на то, чтобы стать собственниками своих «квадратов». И снова «по просьбе трудящихся» бесплатную приватизацию продлили на три года — до 1 марта 2013 года.

Слово «приватизация» появилось в нашем лексиконе в начале 90-х, когда в стране начали в массовом порядке передавать в частные руки государственную собственность. Большинству россиян перепал лишь кусок от общего пирога в виде бумажных ваучеров. Тогда же разрешили и бесплатную приватизацию жилья.

Из Жилищного кодекса РФ:

«Приватизация жилых помещений — бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде…»

Моя квартира принадлежала к муниципальному фонду. Увы, никаких подтверждающих этот факт документов на руках у меня не было. Ордер на квартиру, выданный в 1982 году, был безвозвратно потерян.

— Да это же пустяк, — успокоила коллега. — У меня тоже не было ордера, я написала заявление в жилотдел, и мне быстро сделали дубликат.

И я пошла в управление жилищно-коммунального хозяйства мэрии.

— К сожалению, мы вам помочь не можем — все документы по квартирным ордерам, выданным в 80-е годы, переданы в архив. Вам надо идти туда, — охладили мой пыл в управлении.

В архиве таких растеряш, как я, оказался добрый десяток. Выстояв очередь, написала и отдала заявление. Мне выдали квитанцию, которую я должна была оплатить. Сумма там стояла вполне приличная. Но оспаривать ее я не рискнула. В Сбербанке к этой сумме прибавили еще свою плату за услугу. С оплаченной квитанцией возвращаюсь в архив, снова стою в очереди, чтобы ее отдать и получить, наконец, вожделенный документ.

— Придете через месяц, — выливается на меня ушат холодной воды.

— А нельзя никак пораньше?

— Вы же видите, какая у нас очередь. Пока документ найдем, пока снимем копии… Думаете, это так просто?

Я уже ничего не думаю, тем более что сама виновата — надо было хранить важный документ в надежном месте.

Через месяц вместо копии ордера мне вручили копию решения горисполкома о выделении нашей семье трехкомнатной квартиры. С этим документом я снова вернулась в жилотдел, то бишь управление.

— Теперь вам надо будет заключить с мэрией договор социального найма. А для этого нужны следующие документы…

Список был достаточно длинный, и я поняла одно — мой бег по инстанциям закончится отнюдь не скоро, я нахожусь только на старте долгого марафона.

Так как в документ на жилье была вписана дочь, которая давно живет в другой части страны, требовался ее отказ от участия в приватизации. Потребовались также две справки из «Единого заказчика» — о составе семьи и выписка из лицевого счета, свидетельство о смерти мужа, копии документов всех, кто проживает или прописан в квартире.

— Учтите, если у вас есть долг за коммунальные услуги, лучше сразу его погасите, иначе мы не примем документы, — предупредила вежливая сотрудница жилотдела.

Спустя месяц все нужные бумаги были собраны, долги по «коммуналке» отданы.

— Все в порядке, приходите за договором через месяц.

— А пораньше никак нельзя?

— Во-первых, сроки устанавливаем не мы. А во-вторых, вы ведь не одна у нас такая, — пристыдила меня сотрудница.

И правда, не слишком ли многого я хочу?

Через месяц получаю долгожданный договор социального найма, подписанный самим мэром. Теперь с этим документом предстоит преодолеть еще одну дистанцию, а вернее, инстанцию — БТИ — Бюро технической инвентаризации.

Вначале иду в разведку.

— Так, у вас дочь с 1993 года проживала в Амурзете. Если она будет участвовать в приватизации, ей нужно предоставить документ, что в Амурзете она не приватизировала квартиру.

— Это долгая процедура?

— Не быстрая. Но бывает и хуже, когда военным приходится доказывать, что в каком-нибудь гарнизоне они не приватизировали жилье. А если учесть, что службу многие проходят не в одном гарнизоне… Так что ваш случай легкий, — успокоила сотрудница БТИ. — И учтите — несовершеннолетние дети в приватизации должны   участвовать обязательно.

Мне выдали список требуемых документов из восьми пунктов. В первую очередь требовалось получить технический паспорт на квартиру. Естественно, за плату. И, естественно, в порядке очереди, так как не одна я выразила желание  стать собственницей.

Из Жилищного кодекса РФ:

«По желанию граждан жилые помещения передаются им в порядке приватизации в общую собственность (совместную или долевую) всех проживающих в них граждан либо в собственность одного или части из них в соответствии с достижением между этими лицами соглашения».

Дочь и сын оформили письменный отказ от участия в приватизации. Хозяевами жилья в итоге должны были стать я и двое несовершеннолетних внуков.

Спустя месяц (опять месяц), уплатив за каждую из трех долей энную сумму и представив необходимые справки и копии документов, мы, наконец, получили вожделенный документ о приватизации. Но радоваться было рано — впереди ожидалась еще одна дистанция-инстанция — управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по ЕАО, в народе более известная как Росреестр. В этой инстанции требовалось получить свидетельство о праве собственности на приватизированное жилье.

Тем, кто участвовал в приватизации до 1998 года, можно было не регистрировать свои права. А 31 января 1998-го вступил в силу Закон «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Регистрация эта не бесплатная. К тому времени, когда мы переступили порог Росреестра, расценки на прохождение этой процедуры, то есть госпошлина, выросла аккурат в два раза — с 500 до 1000 рублей. Так что за троих собственников пришлось уплатить три тысячи.

Отстояв немалую очередь, подаем документы в окошко.

— У вас не хватает еще одной копии справки, — констатирует из окошка регистрации вежливый молодой человек.

— Так скопируйте, пожалуйста, мы заплатим, — предлагаю оптимальный вариант, тем более что «ксерокс» стоит у молодого человека за спиной.

— У нас такой услуги не предусмотрено. Если мы начнем всем делать копии…

Продолжать, думаю, не надо, и так все понятно. В итоге полчаса ушло на то, чтобы найти то место, где можно было сделать копию. Слава Богу, успели до конца рабочего дня.

— Через месяц придете за свидетельствами, — наконец, принял окончательное решение по нашим документам сотрудник Росреестра.

Получали мы свидетельства в другом окошке, отстояв очередь поменьше.

И вот они в руках — три документа с гербовыми печатями, дающими право на собственное жилье. Один выписан на мое имя, два других — на внуков. Их права, согласно Жилищному кодексу, не должны быть ущемлены — если в квартире прописаны несовершеннолетние, они в первую очередь становятся участниками приватизации. Когда такого положения в старом Кодексе не было, недобросовестные родители нередко продавали свое жилье в ущерб интересам детей. Поэтому в нынешний Кодекс ввели это положение.

Из Жилищного кодекса РФ:

«Несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Отказ от включения несовершеннолетних в число участников общей собственности на приватизируемое жилое помещение может быть осуществлен только при наличии разрешения органов опеки и попечительства».

В органы опеки и попечительства нам пришлось-таки обращаться, чтобы получить разрешение на куплю-продажу жилья. Там дали длинный список требуемых документов — и начался новый этап марафона, который продолжался почти полгода. Так, чтобы получить справку из налоговой инспекции о том, что налог на квартиру уплачен, потребовалось больше месяца. Я-то наивно думала, что в компьютерный век запросить информацию и провести платежи — дело одного-двух дней. Когда, наконец, уплатила в сберкассе налог и принесла квитанции, оказалось, что и после этого надо ждать решения не меньше чем неделю-другую.

Пришлось снова идти в БТИ и за специальной справкой для органов опеки о состоянии нашей квартиры — хотя по идее в техническом паспорте все и так сказано-указано. За справку, естественно, пришлось опять заплатить.

Потом, когда все документы были собраны, а заявления написаны, с нас потребовали копии документов на квартиру, которую собираемся приобретать в процессе купли-продажи. В итоге только через два с лишним месяца разрешение было получено.

Я спросила, а как же, интересно, поступать тем родителям (бабушкам, дедушкам), которые собираются выезжать, к примеру, в другой город, а дети — собственники квартиры?

— Это очень тяжелый процесс, — ответили мне. — Прежде чем получить от нас разрешение, надо указать конкретный адрес выезда,   желательно чтобы дети там уже были прописаны. Если такого адреса нет, разрешения не будет.

И еще совет тем, кто обратил квартиру в собственность — проследите, чтобы из квитанции от «Единого заказчика» убрали графу «найм жилья». С нас эту плату брали более полугода с тех пор, как квартира была приватизирована.

Долевая собственность породила еще одну проблему — в Биробиджане стало больше квартир-коммуналок. Разводятся, к примеру, муж с женой, он свою долю предлагает ей выкупить. И если она отказывается, он продает ее абсолютно посторонним лицам. И все по закону.

Из Жилищного кодекса РФ:

«Продажа одним из участников общедолевой собственности принадлежащей ему доли постороннему лицу, возможна лишь при условии, если остальные собственники откажутся от осуществления права преимущественной ее покупки».

Отказываются выкупать чаще всего из-за отсутствия денег. А коль отказываются — читай выше.

Пять лет живем мы с новым, а вернее, уже не новым Жилищным кодексом. Трудно порой понять и принять этот документ, пока  не испытаешь его действие на себе. Но, честно говоря, второй раз побыть в роли такого летчика-испытателя или спортсмена-марафонца я бы не пожелала и врагу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *