Истоки

Истоки - Фото Василия Солкина

Фото Василия Солкина

Традиционная рубрика газеты «БЗ». Идея экологического пресс-клуба «Аралия»

А браконьер во всеоружии

Малочисленный инспекторский состав охотнадзора ЕАО едва ли способен справиться с растущими масштабами незаконной охоты

Один из законов театра гласит: если в первом акте на стене висит ружье, то в третьем оно обязательно выстрелит. Относительно темы этих заметок данное утверждение можно, слегка переиначив, выразить следующим образом: если ружье охотника находится до поры до времени в состоянии покоя, то наступит момент, когда оно обязательно пальнет. И не только по бутылкам или пустым консервным банкам, а по живой мишени — изюбрю или кабану, косули или фазану, медведю или зайцу… А стрелять у нас, между прочим, есть из чего. По сведениям, предоставленным «Истокам» пресс-службой управления внутренних дел ЕАО, в личном пользовании жителей автономии находится сейчас почти восемь с половиной тысяч единиц оружия. При этом на долю нарезных карабинов приходится почти две тысячи четыреста стволов, а число гладкоствольных ружей составляет пять тысяч девятьсот девяносто семь. Понятно, что данными цифрами личный арсенал не исчерпывается. Вне регистрации и учета правоохранительных органов нелегально хранится у граждан энное количество ружей и карабинов. Сколько — никому это неизвестно, но уж точно не десяток-другой. Теперь прибавьте сюда еще как минимум сотню стволов, с которыми охотятся на территории, отведенной Хабаровскому городскому обществу охотников в Смидовичском районе, промысловики из краевого центра.

Конечно, не все стволы задействованы на охоте. Часть оружия приобретена для самообороны, но все-таки основная ее доля применяется по прямому назначению. При этом все платные лицензии на крупную дичь, к примеру, раскупаются моментально и хватает их далеко не всем желающим, даже несмотря на довольно высокую стоимость разрешений. Ну а те, кому лицензия не досталась, не выйдут на охоту? Конечно, выйдут. Но дичь будут добывать уже браконьерским способом. Пик законной и незаконной охоты в наших местах приходится на период с октября по февраль.

Ну а что может противопоставить той же незаконной охоте областное управление по охране объектов животного мира? Увы, совсем немного: весь штат государственных инспекторов госнадзора составляет сейчас всего 14 человек! И таким урезанным до неприличия составом охотинспекция работает с 2006 года, когда полномочия по охране, регулированию и использованию объектов охоты были переданы от федерального Россельхознадзора субъектам федерации, в том числе ЕАО. Но если Россельхознадзор имел более 50 инспекторов охотнадзора, то субъекты, как указано выше, имеют их почти в четыре раза меньше. К тому же из всего названного инспекторского состава более половины являются охранниками заказников «Шухи-Поктой», «Ульдуры», «Чурки», «Журавлиный». Им хоть раздвойся: стоит оставить заказник без присмотра и выехать в другие урочища — как в него тут же пожалуют браконьеры.

И просто диву даешься, как этот крошечный состав охотинспекции еще не позволяет выйти браконьерству из-под контроля. Ежегодно ими пресекаются не менее 200 нарушений правил охоты, изымаются до 100 незаконно используемых ружей и карабинов. И это при слабом техническом оснащении инспекторского состава и при зарплате, о размере которой даже стыдно говорить.

Из вышесказанного нетрудно сделать вывод: областному охотнадзору при его слабых возможностях не добиться надлежащего контроля и охраны диких животных от масштабного браконьерства. Факты незаконной охоты подчас просто удручают: за один заезд отстреливается иногда до двух десятков тех же косуль. Не знают браконьеры меры при отстреле и других животных. Растущие масштабы незаконной охоты становятся возможны в первую очередь потому, что значительная часть охотничье-промысловых территорий области вообще не контролируется охотнадзором, а если контролируется, то эпизодически. Сами инспектора охотнадзора говорят, что назрела крайняя необходимость создания хотя бы двух-трех оперативных инспекторских групп для более эффективной борьбы с незаконной охотой. Между прочим, в соседних регионах — Амурской области и Хабаровском крае — нашли в своих бюджетах средства, чтобы усилить службы охотнадзора.

Курс — на Австралию…

Ситуацию, в которой находится сейчас пернатое сообщество автономии, можно выразить словами из одной старой песни: «Летят перелетные птицы в осенней дали голубой. Летят они в жаркие страны…»

— В ежегодной миграции птиц, обитающих на территории автономии, есть любопытная закономерность, — говорит орнитолог заповедника «Бастак» Андрей Аверин. — Чем мельче птица, тем дальше от Приамурья находится ее зимняя «квартира». К примеру, стрижам, а также разновидностям мухоловок приходится пережидать наши холода с полным отсутствием насекомых аж в Индонезии, Австралии, а некоторым птахам вообще в Новой Зеландии! Представляете, какое гигантское расстояние приходится преодолевать этим малым птицам, чтобы попасть в Южное полушарие, в котором сейчас наступает самая жаркая пора года. Это только с виду птички кажутся слабенькими. На самом деле запас  физических сил у них просто уникален. Ведь взмахи крыльев во время полета исчисляются у них многими миллионами!

По словам Андрея Аверина, миграционные маршруты более крупных птиц не такие протяженные. Большинство наших пернатых проводит зиму в Южном Китае, Японии, на Корейском полуострове. Причем отлет таких крупных птиц, как цапли, орланы, некоторые виды уток, завершается уже при довольно приличных заморозках. А зимовать в наших местах, между прочим, остается тоже немало видов птиц, говорит орнитолог. Среди них — вороны и сороки, совы и кедровки и такая мелочь, как поползни, синички, ну и, конечно, всем известные воробьи…

По оценке нашего собеседника, кстати, очень известного среди дальневосточных орнитологов специалиста, на территории нашей области в летний период обитает 302 вида птиц.

Неудачный медосбор

На редкость малопродуктивным оказался нынешний сезон медосбора для пчеловодов автономии

В лучшем случае большинство из них получило от каждой пчелосемьи по 10-15 килограммов меда, а на равнинных территориях сбор нектара был вообще мизерным, и многие хозяева домашних пасек начали кормить пчел сахарным сиропом уже в первые дни августа. Валовой сбор сладкого урожая составил, вероятно, не более 100 тонн, что вдвое меньше среднего сбора.

Не вполне удачным сезон оказался, конечно же, не по вине пчеловодов. Просто сложились неблагоприятные погодные условия, от которых в решающей степени зависит успех «сладкого» промысла. Сначала липовый цвет на равнинах был сожжен иссушающей июльской жарой, а потом зарядили дожди, не давшие как следует выделиться нектару из поздних медоносов — серпухи, леспедецы, соссюреи и другой августовско-сентябрьской медофлоры.

Сейчас пчеловоды готовят семьи в ульях к предстоящей зимовке: заполняют сотовые рамы в ульях сахарным сиропом, начинают обработку пчелиных семей препаратом от клещевой болезни — варроатоза. При этом борьбу с этим распространенным недугом пчел им приходится вести на свой страх и риск. Одни пользуются печатными источниками из специальной литературы, другие получают консультацию у более опытных пчеловодов. А вот получить научно обоснованные рекомендации, к сожалению, не могут: даже одного специалиста данного профиля, к примеру в областном управлении сельского хозяйства, у нас нет. Нормальной такую ситуацию не назовешь, хотя на попечении пасечников-любителей в ЕАО сейчас находится около десяти тысяч пчелиных семей.

Водоем будет жить

В ближних окрестностях села Бирофельд начаты работы по ремонту дамбы-плотины на искусственном водохранилище, а также расчистке водоотводного канала

На реализацию проекта из средств бюджета муниципального района отпущено почти полтора миллиона рублей.

Об этом объекте наша газета писала дважды: 11 и 18 июля с.г. в корреспонденциях «Водоем преткновения» и «Еще раз о водоеме преткновения». Речь в них шла о том, что из водоема, мол, следует спустить воду на местность, поскольку строился он еще в восьмидесятых годах для орошения долголетнего культурного пастбища и сенокоса Бобрихинского совхоза. А поскольку ни совхоза, ни сенокоса, ни пастбищ уже давно нет, то и водохранилище вроде бы ни к чему. Между тем водоем удачно вписался в ландшафт заказника «Ульдуры», в нем развелась рыба, а берега водохранилища стали местом отдыха для жителей Бирофельда. Они-то и заявили протест против ликвидации водоема. Бирофельдцев поддержали экологи, мелиораторы, специалисты бассейнового управления водных ресурсов. А так как объект находится на балансе муниципального района, то и затраты на содержание водохранилища возложены на него.

Икорные рейсы

Емкости с оплодотворенной икрой осенней кеты начали поступать на Тепловский и Биджанский лососевые рыборазводные заводы

Об этом «Истокам» сообщила главный рыбовод названных предприятий Ирина Антипова. По ее словам, икра добывается на нерестовой речке Гур, что находится в Комсомольском районе Хабаровского края. На ней для рыбоводов Тепловского и Биджанского заводов из ЕАО отведен промысловый участок, на который загодя выехала рыболовецкая бригада. Она отправила на инкубацию в цеха обоих заводов уже более двадцати миллионов икринок. Опыт перевозки «нежного» груза в специальных емкостях на автомобилях у наших рыбоводов уже накоплен большой, и икра всегда доставляется к месту закладки в целости и сохранности.

По сообщению с места лова гурской кеты, ход рыбы в нынешнюю путину неплохой, поэтому рыбоводы рассчитывают на максимально высокий результат закладки. Каким он реально окажется, трудно пока сказать. В прошлом году, к примеру, на Тепловском и Биджанском заводах было заложено более 40 млн икринок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *