Иудейская тайна Андерсена

Иудейская тайна Андерсена

Однажды Ганс Христиан Андерсен, будучи уже известным писателем, приехал в Венецию и решил посетить район еврейского гетто.

Он зашел вместе с другом в гости к еврейской семье, увидел на столе Танах, открыл книгу и, к удивлению хозяев дома, легко прочитал первые строки на иврите. Автор всемирно известных сказок для детей и взрослых через всю жизнь пронес уважение к евреям и ценностям иудаизма. Что же побуждало датского писателя и поэта нередко обращаться к еврейской теме и в своем творчестве, и в жизни?

Казус Андерсена

Ганс Христиан учился в еврейской школе. Как так получилось? «В эту зиму Ганс Христиан меньше бывал с отцом: он ходил в школу. Когда мать привела его сюда в первый раз, он порядком трусил, потому что уже знал, что не всегда в школе бывает хорошо. Этот печальный опыт он приобрел, посещая маленькую частную школу для девочек, где старая вдова перчаточника с помощью прута учила читать по складам» – читаем биографию Андерсена в серии Ирины Муравьевой «Жизнь замечательных людей». Мама пообещала сыну, что он больше не пойдет к этой «треске в чепце». Но в городской школе для бедных мест уже не было, тогда она отвела его в школу к господину Федеру Карстенсу, где физические наказания в отношении детей были запрещены. Немногие биографы пишут, что господин Карстенс был еврей, а его школа – еврейская.

 

Друзья и покровители

На протяжении всей жизни писателя большинство из тех, кто протягивал ему руку помощи, были евреями, дружбой с которыми он всегда очень дорожил. Первым, кто вытащил из мира уныния мечтательного и замкнутого мальчика, был Карстенс. Он часто занимался с ним отдельно, беседовал с ним и брал на прогулки вместе со своими сыновьями. Андерсен очень дорожил симпатией к нему доброго друга и не забывал того и в зрелые годы. Став знаменитым, он продолжал писать ему письма, посылал свои книги и навещал, когда бывал в Оденсе – городе своего детства.

Затем в жизни сказочника появились евреи Эдвард и Ионас Коллин. Они не только помогли юному драматургу получить образование в Копенгагене, добились для него королевской стипендии для учебы в Латинской школе, но и брали на себя многочисленные хлопоты и расходы по устройству его быта.

Г.-Х. Андерсен на смертном ложе в «Ролигхеде», в сельском доме друзей – семейства Мелхиор, 1875г.
Репринт с рис. неизв. художника.

У самого Андерсена никогда не было ни семьи, ни детей. Однако в какой-то момент его как родного примут в двух еврейских семьях – Хендрикс и Мелхиор. Эти благородные люди сумели оценить его талант и полюбили как родного. Особенно любил он радушный дом Мелхиоров, который он награждает определением «Home of homes» – лучший из домов.

В этом доме он провел последние годы жизни и здесь скончался в окружении близкой ему еврейской семьи. И даже последняя запись в дневнике писателя сделана рукой хозяйки дома Доротеей Мелхиор.

 

Отвергая предрассудки

После смерти отца четырнадцатилетний Андерсен бросил школу, покинул отчий дом и отправился в Копенгаген с целью найти работу в театральной среде и стать знаменитым. В первый же день приезда в датскую столицу, 4 сентября 1819 года, мальчику пришлось стать невольным свидетелем еврейских погромов. Вот его запись в дневнике: «Вечером, накануне моего приезда, произошла тут еврейская свара, которая распространилась на многие европейские страны. В городе беспорядки, улицы полны народу. Шум, паника, переполох – это было много сильнее моего воображения, моего представления той поры о характере большого города». Тогда ему запомнились факельные шествия, преследования евреев, как жгли книги, выбивали витрины – мальчик категорически осудил антисемитские настроения. Этот погром будущий писатель запомнил на всю жизнь, а позже описал увиденное в романе «Всего лишь скрипач».

Не мог смириться Андерсен с предвзятым отношением к евреям и в дальнейшем. Так, будучи уже знаменитым и много путешествуя, он напишет в своем дневнике, побывав на симфоническом концерте в Амстердаме: «Там была элегантная публика, но я с грустью отметил, что не вижу тут сыновей народа, давшего нам Мендельсона, Галеви и Мейербера, чьи блестящие музыкальные сочинения мы слушаем сегодня. Я не встретил в зале ни одного еврея. Когда же я высказал свое недоумение по этому поводу, то, к своему стыду – о, если бы мои уши обманули меня! – услыхал в ответ, что для евреев вход сюда воспрещен. У меня осталось тяжелое впечатление об унижении человека человеком, об ужасающей несправедливости, царящей в обществе, религии и искусстве».

 

Первая любовь

Андерсен писал не только сказки, из-под его пера вышли рассказы, романы, полные тонкого психологизма и автобиографических подробностей. Однако многие из них незнакомы нам, поскольку не переводились на русский язык. Среди них, к примеру, рассказ «Еврейская девушка». В нем изложена история, похожая на жизненный путь Сарры Хейман – еврейской девушки, к которой в школе Андерсен испытывал первые теплые чувства любви. Со школьной скамьи Сарра всем сердцем увлекается христианством, но перед смертью матери обещает ей жить по иудейским законам. В рассказе есть сцена, где Сарре предложено принять христианство, чтобы продолжить обучение в школе. Многое могло измениться в ее жизни с принятием христианства, исчезли бы бедность, насмешки со стороны людей, выкрики вслед: «Еврейка!», но она не поступилась своими принципами.

Андерсен глубоко сочувствует Сарре в ее сильнейшем внутреннем конфликте. Верующий христианин, проникновенно и с большим уважением показал свое отношение к иудейской религии, выразил восхищение приверженностью евреев к своим традициям.

 

Изгой с добрым сердцем

Андерсен знал, что такое страдание: его так часто и много унижали за бедняцкое происхождение (отец был полунищий сапожник, мать – прачка), за некрасивость, за всевозможные странности, которые мы сегодня считаем достоинствами, например, за умение беседовать с вещами и сверчками, что он не мог не сочувствовать другим. Автор-изгой страдает за судьбы таких же несчастливых изгоев. Любопытные вариации этой темы прослеживаются и в рассказе «Всего лишь скрипач», переведенном на русский язык, и в романе «Быть или не быть?». В последнем также всплывает еврейская тема и тема религии: еврейка Эстер, принявшая крещение, в своих долгих теологических беседах с мятущимся Нильсом возвращает его к истокам христианства.

В романе «Счастливый Пэр» его герой, подобно героям многих сочинений Андерсена, наделен чертами самого автора. Пэр – бедный юноша, который, прежде чем станет знаменитым оперным певцом, проходит через многие испытания и унижения. И в его жизни, как и в жизни самого Андерсена, появляется человек, который с деликатностью поддерживает его и морально, и материально. В один из дней этот учитель открывает юноше тайну: он – еврей. Разумеется, он мог бы подняться по общественной лестнице, если бы согласился креститься, но он отказался от этой возможности, и хотя сам не выполняет религиозных предписаний, убежден, что религию предков не меняют.

По материалам сайтов jewish.ru и berkovich-zametki.com

Г.-Х. Андерсен на смертном ложе в «Ролигхеде»,  в сельском  доме друзей – семейства Мелхиор, 1875г.

Репринт с рис. неизв. художника.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *