Иудейский рыцарь

Сэр Мозес Монтефиоре — финансист, филантроп, британский рыцарь и человек, чьим именем назван один из районов в центре Иерусалима и улица в городе Кирьят-Оно

Имя этого знаменитого еврея, как правило, становится известным благодаря его остроумию, хотя оно было далеко не единственным его уникальным качеством. Однако  именно этому человеку легенды приписывают участие в следующем прекрасном диалоге. На торжественном обеде Монтефиоре оказался рядом с аристократом-антисемитом. Тот увлеченно рассказывал о поездке в Японию и не преминул заметить, что эта страна примечательна «отсутствием там свиней и евреев». Монтефиоре тут же невозмутимо ответил: «В таком случае нам с вами надо туда поехать, чтобы восполнить и то, и другое»…

Мозес Монтефиоре родился в Италии в 1784 году, в религиозной и состоятельной еврейской семье. В юности переехал в Лондон и там быстро стал успешным в биржевой деятельности, а созданный им банк завоевал хорошую репутацию в британских деловых кругах. Высокий — под два метра ростом — молодой человек имел незаурядную внешность и явный финансовый талант. Вскоре он женился на племяннице самого Ротшильда — и жена стала не только его спутницей, но и первой помощницей в делах.

Монтефиоре был первым в Англии бизнесменом, создавшим страховую компанию, а потом прослыл новатором и еще в одном деле — организовал первую в Европе контору, которая занималась установкой на улицах газовых фонарей. Тем удивительнее, что в возрасте сорока лет этот успешный человек оставил бизнес и посвятил свою жизнь общественной деятельности.

Так, например, предприниматель тратил большие средства на благотворительность. Известно, что он ратовал за улучшение школьного образования среди евреев, основал больницу и общество помощи бедным еврейским невестам, передал в собственность общины более десяти домов.

Монтефиоре был лидером английского еврейства и президентом Совета британских евреев в течение рекордно долгого срока — почти сорок лет. Будучи человеком известным, он старался оказывать влияние на общественное мнение, боролся за право евреев быть избранными в парламент и назначаться на общественные должности без принятия присяги «по истинной христианской вере».

Неудивительно, что такой успешный и много делающий для общества британец пользовался расположением самой королевы Виктории. Монтефиоре стал первым евреем, удостоенным членства в Лондонском королевском обществе, а потом даже получил рыцарское звание.

Впрочем, участие его касалось не только жизни британских евреев, фактически Монтефиоре посвятил жизнь защите евреев во всем мире, в том числе и на Ближнем Востоке. Исторические свидетельства говорят о нем как о человеке, сыгравшем значительную роль в прекращении многих клеветнических дел, касающихся еврейского народа, в облегчении участи преследуемых евреев по всей Европе. Монтефиоре всегда использовал свои дипломатические связи, чтобы помочь людям, пытался остановить или предотвратить еврейские погромы.

Несколько раз бывал он и в России, посещал царские приемы и даже дождался от Александра II нескольких обещаний по еврейскому вопросу, которые, однако, так и остались невыполненными. Монтефиоре жертвовал крупные суммы еврейским общинам, всегда выражал готовность приехать, если его просили о содействии, а во время Крымской войны организовал помощь евреям, страдавшим от голода и эпидемий.

Важную роль сыграл Монтефиоре и в улучшении положения еврейских поселенцев в Палестине. Он посетил страну семь раз и уже после первой поездки стал строго соблюдать еврейские традиции, даже путешествовал с собственным шойхетом (человеком, умеющим забивать птицу и скот согласно иудейскому закону, по всем правилам кашрута).

Палестинские евреи не только получали пожертвования, Монтефиоре стремился к тому, чтобы у них появились рабочие места, позволяющие не зависеть от благотворительных средств. По инициативе Монтефиоре была проведена перепись еврейского населения страны, а потом арендованы земли для еврейских поселений. Жителей обучали сельскохозяйственным работам на приобретенной для них цитрусовой плантации неподалеку от Яффо. В Иерусалиме под его руководством открыли аптеку и поликлинику, возвели первый еврейский квартал вне стен Старого города, создали типографию, оборудовали ткацкую фабрику и организовали первую в стране ремесленную школу для девушек.

Перечислить все заслуги этого человека попросту невозможно — слишком много он успел. И в самом преклонном возрасте (а Монтефиоре прожил 100 лет!) британский рыцарь не оставил благотворительную деятельность. В собственном доме на побережье он основал сефардскую иешиву (еврейскую религиозную школу), а в подвале дома организовал синагогу.

Столетний юбилей Монтефиоре торжественно отмечали как национальное событие, кажется, по всему миру: и в самой Англии, и в еврейских общинах Палестины, Ближнего Востока и Восточной Европы. Отметив эту красивую дату, на исходе июля, Монтефиоре умер, словно и это решив сделать эффектным и значительным событием. И уже некому было блеснуть остроумием, как тогда, когда за несколько лет до ухода из жизни иудейского рыцаря одна из британских газет случайно разместила его некролог. Монтефиоре со свойственной ему ироничностью собственноручно написал главному редактору письмо: «Спасибо Господу, я еще способен сам услышать о себе подобные слухи и читать это собственными глазами без очков»…


При подготовке публикации использовались материалы Электронной еврейской энциклопедии и Википедии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *