Ивановы дети

Ивановы дети - Сергей Ильич Емельянцев

Сергей Ильич Емельянцев

 У Ивана Бондаря было пять сыновей и всех забрали на войну. Но отец их не провожал – в 1938 году он был расстрелян как «враг народа». А с войны из пятерых сыновей вернулись только двое

Иван Максимович Бондарь переселился в Даниловку в конце двадцатых годов прошлого века из Киевской области. До войны в это дальневосточное село приехало много украинских переселенцев, бежавших от голодомора. Решившись на переселение, отец сохранил жизнь пяти своим сыновьям, которые были его главным богатством.

Толковый и хозяйственный глава семьи вступил в здешний колхоз, и вскоре его назначили бригадиром. Выращивали в бригаде отменные урожаи картофеля и овощей, и часто не хватало рабочих рук, чтобы все убрать. И решились как-то председатель колхоза с бригадиром поехать в соседнюю зону, где отбывали наказание заключенные, строившие железную дорогу на Комсомольск. Договорились с ее начальником, что он выделит людей на подмогу, но за это колхоз расплатится овощами. Урожай с помощью заключенных был убран, и Иван Бондарь повез в зону несколько возов картошки и капусты. Какой-то «доброжелатель» донес, что бригадир разбазаривает колхозное добро. Бондаря арестовали и увезли в Хабаровск. Следствие шло меньше двух месяцев, а в праздничный день 1 мая 1938 года расстрельный приговор привели в исполнение. Реабилитировали бывшего колхозного бригадира из Даниловки только в 1964 году.

В 1941 году повестки из военкомата принесли двум сыновьям Ивана Бондаря – Семену и Дмитрию. Всего полгода успел повоевать Дмитрий Иванович Бондарь – он пропал без вести в феврале 1942 года в Тульской области, защищая подступы к столице. Было Дмитрию девятнадцать лет. 

В октябре 1943-го в боях за освобождение украинского города Кировограда пал смертью храбрых двадцатипятилетний Семен Иванович Бондарь. 

 Был мобилизован и Иван Иванович Бондарь, но служить ему довелось на Дальнем Востоке. Когда началась война с Японией, ему пришлось воевать за освобождение Кореи. Там он и погиб в августе 1945 года.

Николай Иванович Бондарь, четвертый сын репрессированного отца, воевал с 1942- го до 1945 года танкистом, участвовал в прорыве блокады Ленинграда, освобождении Белоруссии, Чехословакии, а войну закончил в Германии. Ему повезло вернуться домой живым. После войны он работал в даниловском колхозе, а потом в совхозе «Волочаевский» механиком и наладчиком. Здесь так был организован ремонт техники, что за опытом в совхоз ездили из многих хозяйств области и Хабаровского края.

Участником войны был и Петр Иванович Бондарь, пятый сын бывшего колхозного бригадира. Жили братья Николай и Петр по соседству, у обоих были, как и у отца, большие семьи. В 2004 году, будучи в Даниловке, я познакомилась с Николаем Ивановичем. Когда он стал рассказывать о войне и своих погибших братьях, о расстрелянном отце, не выдержал, заплакал. «Отец был очень честным человеком, открытым, его все уважали в селе. Он успел и в нас вложить все хорошее, а мы – в своих детей. Род Бондарей продолжается, хотя три моих брата погибли, так и не став отцами», — с горечью поведал ветеран. Вскоре и Николай, и Петр Бондарь ушли из жизни.

 В январе 1938 года был расстрелян за «вредительство» колхозный счетовод Федор Тарасович Безверхий, тоже переселенец из Киевской области. Эта фамилия значится первой в скорбном списке на памятнике погибшим в войну жителям села, а открывает ее сын репрессированного Алексей Федорович Безверхий – замполит роты, павший при защите города Сталинграда.

15-2Едва не попал под расстрельную статью Григорий Васильевич Костял, бывший до войны председателем здешнего колхоза. После нескольких месяцев отсидки в следственной тюрьме его освободили. В 1941 году отец проводил на войну сына Василия, а в 1945-м пришел черед взять в руки оружие младшему сыну Владимиру. Василий Григорьевич Костял оборонял Москву и Сталинград, воевал на Курской дуге, освобождал Украину. Несколько раз был ранен, последнее ранение оказалось самым тяжелым – пуля прошла буквально в нескольких миллиметрах от сердца. Госпитальный хирург не решился вытащить ее, боясь задеть главный сердечный клапан. Бросил скальпель и сказал: «Что ж делать, солдат, носи. Будет память о войне». Так и носил Василий пулю рядом с сердцем, забывая о ней на работе. Инвалидность оформил лишь тогда, когда пошел на пенсию. А до этого был управляющим совхозного отделения, по всем показателям лучшего. Так и умер Василий Григорьевич Костял с пулей возле сердца, а его боевые и трудовые награды в память об отце хранит семья сына Анатолия.

Всего на полгода пережил старшего брата Владимир Григорьевич Костял, прошедший две войны. В 1945 году он освобождал от японцев Маньчжурию, а в 1950-х годах принимал боевое крещение в Корее, на 38 параллели, разделившей эту страну надвое. В начале 1990-х он стал одним из первых фермеров Даниловки, а потом передал начатое дело сыну. 

Девятнадцать жителей села погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Кроме братьев Бондарь и Алексея Безверхого, не вернулись домой Даниил Иванович Бугеря, Петр Михайлович Беляков, Терентий Евстахович Кичак, Петр Иванович Маценко, Григорий Андреевич Малеев – все они погибли на Курской дуге летом 1943 года. Под Сталинградом остались навсегда Алексей Павлович Журавлев, Павел Миронович Колтунов и Василий Дмитриевич Харитонов. Под Тулой погиб Александр Иванович Уманский, в Белоруссии – Никита Гордеевич Дядик, в Польше – Алексей Миронович Фролов. В югославском селе Берзон похоронен в братской могиле Абрам Ефимович Федосенко, жизнь которого оборвалась в октябре 1944 года. Двое жителей Даниловки пропали без вести – Ефим Иванович Цевуненко и Арсентий Архипович Яхненко.

В Книгах памяти – и областной, и Смидовичского района – нет сведений о Н.Г. Маценко – не только о времени и месте его гибели, но и имени и отчества. Родственников в селе у погибшего не осталось.

Более двадцати даниловцев – участников Великой Отечественной войны – ушли из жизни в послевоенные годы. О братьях Костял и Бондарь я уже рассказала. В 1980-е годы мне пришлось писать очерк о Сергее Ильиче Емельянцеве, передовом бригадире животноводов. Статный, с окладистой бородой и смеющимися глазами, бывший фронтовик был, как сейчас говорят, очень позитивным человеком. Но когда начал вспоминать о войне, в глазах вместо смешинок заблестели слезы. Оказалось, что в самый первый день своего пребывания на фронте он стал свидетелем, когда их часть попала под обстрел немецких самолетов: «Столько ребят полегло – и все такие молодые!» 

А потом были тяжелые бои на Курской дуге, где он получил медаль «За отвагу». Так с боями дошел до Германии, брал неприступный Кенигсберг. И всю войну обеспечивал связь на передовой. 

В сражениях под Москвой участвовали Анатолий Андреевич Сироткин, Петр Михайлович Тлустенко, Николай Ильич Худяк.

Среди защитников города на Неве были Михаил Тимофеевич Истомин и Дмитрий Алексеевич Емельянов. Михаил Истомин в одном из боев был тяжело ранен и домой вернулся без половины стопы. Наград у него было немного, но медалью «За отвагу» ветеран дорожил больше всего. После войны он работал кузнецом, руки у него были золотые, разве что блоху не подковал.

Дмитрий Емельянов вернулся домой после тяжелого ранения в 1944 году с орденом Славы третьей степени и другими наградами. До самой пенсии он работал скотником-пастухом на ферме. 

Петр Емельянович Бондарь осенью и зимой 1941-го был в рядах защитников Москвы. А в 1942 году их часть перебросили под Сталинград. Там получил первое ранение и медаль «За боевые заслуги». Затем в составе танковой армии Рыбалко наш земляк участвовал в танковом сражении под Прохоровкой, там снова был ранен и получил вторую медаль «За боевые заслуги». При освобождении Украины под Шепетовкой их танковый экипаж погиб, сам он с тяжелой контузией чудом выжил. После лечения танкисту вручили орден Красной Звезды – и снова фронт, бои, бои… День Победы Петр встретил в немецком городе Дрездене.

Захар Антонович Ничук до войны был трактористом, а на фронте стал наводчиком артиллерийского расчета, подбил несколько немецких танков. Домой вернулся с орденом Красной Звезды и двумя медалями «За отвагу». 

Мария Семеновна Козаченко, работавшая в войну председателем Даниловского сельсовета, рассказывала, что не только на фронт призывали жителей села.

 – Моя тетка Василина и еще несколько женщин были мобилизованы на рытье окопов под Москвой. Когда они вернулись, мы их еле узнали – они были и сильно похудевшие, и поседевшие – ведь работать часто приходилось под бомбежками, – вспоминала Мария Семеновна.

Сама она закончила школу снайперов и рвалась на фронт, но их, девчат, держали в резерве.

 Колхоз «Дальневосточный колхозник» в селе Даниловке и в военные годы оставался передовым хозяйством. На полях и фермах работали женщины, старики, летом выращивать урожай и скот помогали дети. Брат фронтовика Сергея Емельянцева Иван Ильич Емельянцев вспоминал: «Мужчин в селе не осталось, и нам, мальчишкам,  приходилось брать на себя самую тяжелую работу – пахать, сеять, грузить мешки. Спали по 4-5 часов в день. И так всю войну».

Сегодня Даниловка благодаря нескольким поколениям жителей стала одним из самых благоустроенных сел района. Десять лет назад возле памятника погибшим односельчанам был разбит сквер, сейчас деревья в сквере подросли, и летом даниловцы приходят сюда с детьми – постоять у памятника, прогуляться по аллеям. Несколько деревьев посадили сами фронтовики, о которых теперь приходится  говорить в прошедшем времени.

Вечная им память!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *