Из чего же сделаны эти девчонки?

Из чего же сделаны эти девчонки? - Дарья Кольная — модель победительницы конкурса.

Юлии Кузива

Дарья Кольная — модель победительницы конкурса.

В общежитии ПГУ им. Шолом-Алейхема прошел конкурс красоты

Прекрасную половину человечества представляли три конкурсантки. Девушки смогли проявить себя в разных конкурсах. Например, кормили мальчиков с рук, танцевали с ними под разные ритмы. Демонстрировали жюри и публике свои прически. Готовили творческий номер: инсценированная песня о любви. Также участницы должны были подготовить модель, а именно сотворить платье из подручных материалов.
Мероприятие украсили выступления Егора – игра на гитаре — и Рустама – лезгинка.
Победительницей стала Ольга Парханова — студентка 5 курса, будущий педагог-психолог. Девушка отличилась не только смекалкой, но и своим креативным мышлением. Платье её модели, Дарьи Кольной, вызвало бурю эмоций, восхищения. Сначала кажется, что оно взято напрокат из свадебного бутика. Но нет… оно сделано из… туалетной бумаги!
Сама Оля участвовать не хотела, говорит:
— Просто так получилось… платье сделала… на него  ушло четыре дня и девять рулонов туалетной бумаги.
— Ого! А технику приготовления наряда нашла в Интернете?
— Нет, смотрела там, но ничего не нашла. Взяла в руки бумагу, долго её вертела-вертела, и получился цветочек! Из них и сделала платье. Каркасом послужили надутые шарики, «тканью» юбки — мусорные пакеты, к которым на степлер крепились бумажные украшения. Корсетом послужил топик, к которому прямо на Даше крепились цветы, также на степлер. Юбка была на резиночке, которая развязывалась.
— Вообще, я очень стеснительная — так оценивает себя Оля.

Улыбнись

—  А вы знаете, что в России ежегодно добывают до 100 тонн алмазов?
— И что же из них делают?
— Стеклорезы!

—  А вы знаете, что в США в каждой десятой семье есть бриллиантовое колье?

—  Зато у нас в каждом доме есть стеклорезы!

 

Три коктейля с клубничкой, или Как я работала официанткой в ресторане

Два точёных каблучка

Сессия сдана, впереди непродолжительные летние каникулы, значит, студентке из общежития пора бы найти подработку. И тут знакомая говорит о намерении устроиться на работу по объявлению в элитный ресторан. Именно такие впечатления остались у меня после посещения ресторана в качестве отдыхающей. Контингент посетителей в нём исключительно состоятельный и внешне порядочный, а также никаких школьных и студенческих тусовок – не по статусу. И я наивно предположила, что среди таких людей работать легче – тебя хотя бы не отправят «подальше» и действием не оскорбят. И решила попробовать…
В ресторане потенциальной официантке без опыта работы пообещали зарплату в 11 тысяч рублей. «Ого, за временный неквалифицированный труд!» – подумала я. И согласилась. Родителям ничего не сказала. Договорилась с работодателем о встрече, взяла нужные документы, оделась эффектно, в том числе встала на каблук 12 см, и — в элитный ресторан.
Меня направили к директору заведения. Этот мужчина, не стесняясь, осмотрел меня всю, оценивая мою внешность и трудовой азарт. Затем пригласил присесть и начал задавать вопросы:
— Вы действительно хотите работать официанткой? – спросил директор.ris-1
— Да, конечно, — уверенно ответила я.
— Вы знаете, что это трудная работа и что после одного дня стажировки мало кто приходит во второй раз? Вас это не пугает?
— Нет, — убедительно возразила я и вспомнила время, когда еще школьницей работала на лимонадном заводе. Рабочий день у меня был не четыре часа и даже не восемь, и это был конвейер, т.е. отходить от станка я не могла. Поэтому мои твердые ответы были обоснованы опытом и проверенной выносливостью.
— Почему вы пришли сюда? У вас материальные трудности? – продолжился участливый «допрос».
— Нет, просто желание подзаработать на каникулах…
При нашем диалоге я угадывала его мысли. Он думал обо мне, возможно, так: избалованная девочка, не привыкшая к трудностям, хватит ее ненадолго… Естественно, он ошибался. На работу меня приняли, ознакомили с обязанностями и сказали, что я могу приступать к ним уже сегодня.
Стыд и стакан водки
Облачилась в рабочую рубашку – форма официанток. По качеству – хорошая, телу ткань приятная, запачкать не жалко. И в бой!
Заучиваю меню, натираю бокалы, вилки, ножи.
Сервировка стола – целая технология. Задрапировать на столе разных тонов скатерти и салфетки, укомплектовать его столовыми приборами — всё должно быть на своём месте. Невольно задаю себе вопрос: «А какая разница, с какой стороны стакан для водки?»
А ещё нас – официантов – «лично» знакомили с каждым кушаньем, чтобы мы знали, какой оно имеет вкус, и могли со знанием дела что-то посоветовать клиенту.
…Первые посетители. Как хвостик подходишь с опытным официантом к клиенту, следишь за каждым движением, словом. Затем число посетителей стало увеличиваться, увеличиваться. И меня отправили принимать заказ. Я вскрикнула: «Как!? Говорили же – три дня стажировки, я ещё даже меню не выучила!» Мне посоветовали не волноваться и поздравили с дебютом.
Убирать со стола чужие грязные салфетки, посуду  мне почему-то было  стыдно, и это сильно ранило моё самолюбие. Ведь я привыкла, чтобы в ресторане обслуживали меня… А ещё я любила повредничать, например: «Как это нет мороженого!? Что? Я останусь без молочного коктейля!? Что за ресторан!» Я ведь клиент, который всегда прав. Я тут деньги плачу!
Сегодня же мне хотелось написать себе на лбу или повесить табличку с надписью: «Я учусь в вузе, и работа официанткой – это не мой удел, а лишь временное пристанище».
Очень скоро, однако, я вжилась в роль, стала чувствовать себя почти как рыба в воде. Умело ставила блюда, мигом убирала мусор со стола и уже не чувствовала смущения – работать надо, не до глупостей!
За вечер я успешно обслужила нескольких посетителей ресторана. Всех ночных работников, и меня в их числе, развезли на такси по домам.
Прачка-белоснежка
Сегодня по жребию мне попалась «прачка». Работа там без лишней суеты  и посторонних оценок, и я повеселела. Тут же совет коллег: «Не радуйся, лучше тарелки начищать». «Советчик» был прав.  
Мне выдали горсточку стирального порошка, объяснили, как включать стиральную машину, и указали на бежево-бордовую гору скатертей и салфеток, которую нужно постирать и погладить. Ладно, стирает машина. А гладить огромные скатерти, подобные масштабным шторам, и салфетки, чтобы в дальнейшем они могли стоять на тарелке, нужно по определенным изгибам. Это очень даже нелегко и нудно.
Но был и один приятный момент. Мне представилась возможность погладить рубашку кассира — молодого человека, очень миловидного и приятного в общении. Я испытывала к нему симпатию. И понятно, почему его сорочку я выгладила на «отлично». Случайно увидела, как он хвастается результатом моих трудов. Заметив меня, он страшно покраснел. Странно, подумала я, вроде бы не маленький, а смущается как ребенок. Оказалось, он даже младше меня на год, а выглядит таким взрослым, серьёзным…
Непристойные клиенты
Если бы мне сказали такое об этом в элитном ресторане раньше, я бы не поверила. А так… стала очевидцем.
…Девушка в эйфории танца, видимо, почувствовала себя профессиональной стриптизершей и стала энергично стягивать с  себя майку, вызывающе прыгать и выгибаться. Не знаю, как реагировали на это мужчины-посетители, но у меня был шок. Администратор (видимо, ей было не привыкать к подобному) остановила музыку и предложила «танцовщице» одеться, в противном случае охранники помогут ей одеться или удалиться. Проблема была решена, и скоро бы эпизод забылся, но вот вторая картина вызвала на моём лице багровый румянец.
Коллега, уходившая домой, оставила мне в зале столик, сказав, что сидящие за ним рассчитались и заходить к ним в кабинку не нужно. Через час я решила в кабинку всё же заглянуть – ресторан закрывался. Лучше бы я этого не делала… Как бы это помягче сказать: муж, разложив спутницу на столе, исполнял свой супружеский долг!
Я быстро закрыла дверь и далее постаралась вести себя как ни в чём не бывало. Сама же думала: «Что за бордель устроили!»
Я, конечно, понимаю, что молодым людям захотелось сменить домашнюю обстановку на «дворецкие» апартаменты, но… Мною все же овладевало возмущение. Через некоторое время меня спросил администратор, как там «N-я» кабинка. Не помню, что я ответила, но смысл был понятен.
— Почему ты раньше мне не сказала? – с удивлением спросила она.
— Так об этом же не было сказано в инструкции, я и не знала, что этого в ресторане делать нельзя.
Сотрудница ресторана, следившая за порядком в зале, вместе с охранником и прочей подмогой отправилась в злосчастную комнату. Я с ними пойти не рискнула. Они, можно сказать, ворвались туда, включили свет, понятно, застали супружескую пару врасплох. Мгновение — и уже стаканы вперемежку с матами летели… в персонал ресторана. Отдыхающие были  оскорблены отношением к ним в приличном с виду месте!
«Родные» и остальные
В этом ресторане оставлять чаевые официантам было не принято, но мне перепадали – по нескольку сотен рублей.
Слышала, что некоторые смазливые официантки удачно выходили «на работе» замуж. Но это вступало в противоречие с правилами для обслуживающего персонала: брать от посетителей какие-либо бумажки и давать им свои номера телефонов, а также флиртовать и строить глазки строго запрещалось.
Среди элитных посетителей были люди доброжелательные и совершенно некапризные. Однажды обслуживала одну солидную супружескую пару, принесла все заказанные блюда. А надо мной коллеги подхихикивают: «Ты как обслуживаешь?» И тут вспомнила, что забыла принести им… хлеб. Пулей примчалась с хлебницей, когда посетители уже заканчивали трапезу, и дрожащим голосом сказала, что совсем забыла про хлеб. Мужчина же ответил абсолютно спокойным тоном: «Ничего. Ты новенькая?». Я кивнула головой и умчалась с «места преступления».
А однажды в ресторане появился… папа. В смысле – мой папа. Это как сцена в плохом сериале, только на самом деле.
— О, дочь! Привет… А ты что здесь делаешь? – пристально приглядываясь к бэйджику на униформе, спросил отец. (Из разнообразия имён мне сегодня досталось имя  «Людмила».
— Да… подработать решила… — виновато смотря в пол, ответила я.
— Пока я вызываю такси, у тебя есть время, чтобы забрать свои вещи и попрощаться со всеми, — сказал папа.
У него о моём месте в жизни свои представления. Какие представления у него об этом ресторане – не выясняла…
Так закончилась моя карьера официантки, и теперь в ресторанах-«дворцах» и даже «сараях» я стараюсь не выпендриваться и  отношусь к людям в фартуках с полным пониманием.

Это жизнь. Любовь убивает?

Мать и сын. Картинки нашей реальности

— Я же тебе только утром денег дала, сумочку продуктами нагрузила, — вздохнула женщина, поглядывая на своего непутевого сына. Сегодня он снова пришел пьяный, пришел требовать денег.
— А у меня уже больше ничего нет! Все закончилось! Нет, ты понимаешь?!!
— Сын, может, хватит уже? Я так устала…
Парень много кричал, требовал. А потом ушел, сказав, как бы мимоходом: «Чтоб ты сдохла!» Ушел, хлопнув дверью так, что с потолка посыпалась штукатурка. Мать не очень отчетливо помнит, что было потом. Кажется, он звонил в домофон, грязно ругался, потом звонили его друзья, чем-то угрожали, требовали денег. Домофон пришлось отключить.
Марина даже заплакать не смогла — сын по капле вытянул из нее все чувства. В душе было сухо, как в пустыне. Но плакать без слез еще больнее — это рвется твоя душа, это когда все сжимается и плачет внутри. И нет сил справиться с этой болью. Женщина все чаще задавала себе вопрос: «Зачем мне жить?» Но ответа не находила.
Наступила ночь. Очередная бессонная ночь раздумий. Она пыталась вспомнить, почему ее «золотой» мальчик Миша стал таким.  Клубок воспоминаний стал потихоньку распутываться, мысли, как нитки, обрывались, путались, а потом вновь находился кончик.

УЗЕЛОК НА ПАМЯТЬ

Все бесконечно любили его — милого голубоглазого мальчишку, настоящего ангелочка. Какие ямочки были у него на щечках, когда он улыбался! Мама в нем души не чаяла. Так и рос мальчик Миша — заласканный, залюбленный.
Слепая материнская любовь не знала границ. Мальчик не знал огорчений и поражений. Его дорогу в этой жизни мать устилала лепестками роз, своей любовью и заботой.
Уже в детском саду сын проявил характер. Воспитатели постоянно жаловались на непослушного сорванца. “Мой сын уникален, поэтому он такой непослушный и дикий”, — считала Марина. Как-то воспитатель, измученный капризами мальчишки, сказал в сердцах: «Мне с ним всего два года осталось промучиться, а вам — всю жизнь!» Женщина тогда не придала особого значения этим словам. Ну как такой милый мальчик может доставить проблемы?
Особой любви к труду у мальчика не было. А учеба в школе — труд, да еще какой! Во всех школьных неудачах своего дитятка мать обвиняла «пристрастных» учителей, обижающих ее «кровиночку». И вообще, во всем, что касалось Миши, мать всегда находила виноватых. Марина ругала других детей во дворе, даже с их мамами несколько раз серьезно поссорилась. Все вокруг были виноваты. Сухим из воды выходил только ее сын, ее дорогой Мишенька. zenzina
В памяти всплыла картинка из прошлого: учитель строгим тоном говорит Мише, что он снова не готов к уроку, получил уже третью двойку за неделю, а Марина гладит по плечу проштрафившегося сына, в глазах у нее ненависть к педагогу: мол, опять придирается к ребенку. Дома мама не поговорила с сыном, а только жалела его и винила во всем учителя.
Что посеешь, то и пожнешь, как говорится. Такое воспитание обязательно принесет свои плоды. Только не те, которые ты ожидаешь. И ударят они прежде всего по тому земледельцу, который посадил это семя в землю.
Дети очень тонко все чувствуют и усваивают наиболее удобные для себя модели поведения. Они быстро узнают ваши слабые места, и если вовремя не поставить их на место, то можно очень сильно опоздать.
Если ты сам культивируешь в детской душе только подлость, то должен понимать, что он будет подло себя вести прежде всего с тобой, со своими близкими. Ваша слепая любовь вернется к вам бумерангом. И больно будет всем!

НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Миша подрос, возмужал и превратился в очень обаятельного юношу. Милая улыбка с легкой хитрецой сводила с ума всех окрестных девчонок. Он был кавалером номер один на всех дискотеках.
Но как-то раз этот милый ангелок взял да и побил девчонку на танцах. Чем уж ему так она не угодила?! Родители пострадавшей обратились в полицию. На защиту сына было мобилизовано все: мама и бабушка, друзья и родственники пытались сделать все возможное. Девушке предложили лечение и пообещали все оплатить. За это она и ее родители должны были забыть этот «маленький» инцидент, забрать заявление и не губить парнишку. Парень даже испугаться не успел, его оберегали, как только могли.  Мама не сказала ему ни слова. Только тихо вздохнула, когда дело удалось закрыть.
Все полетело вниз. Медленно и неуклонно.
Марина уже и не может всего припомнить. Вспоминается только то, что тогда она еще умела плакать.
Было когда-то —  пьяный Миша с дружками разбили на спор витрину в аптеке. Мама тогда по крупинке собирала деньги, чтобы выплатить ее стоимость, занимала у всех, кто мог хоть чем-то помочь. Страшное было время. Пришлось много хлопотать, чтобы «озорника» не отправили на исправительные работы.
А как от армии «отмазывали»! Подняли на ноги всю родню. Здоровый, красивый, упитанный юноша вдруг «оказался» насквозь больным.  И Миша снова вышел «сухим из воды», он даже испугаться-то толком не успел. В который раз…
Перевоспитывать сложившегося мужчину было уже поздно. Юноша вырос, возмужал и, как говорится, с «молоком матери» впитал в себя все плохое, что есть в жизни — лицемерие, ложь, предательство. Для него не было слова «нет», он ни в чем не умел себя ограничивать. В случае чего мама лбом «пробьет» все стены, спасет своего маленького сыночку от любой беды. Ведь до сих пор же он  не отправился в колонию. Значит, и бояться уже нечего.

МАМА, Я ЖЕНЮСЬ!

Девушка, видимо, была очень отчаянная — уже тогда о Мише нехорошая молва шла по городу. А может быть, любила сильно…
Родители невесты тоже не знали, каков на самом деле их будущий зять. А может, списали все на молодость.  Марина была очень рада, на свадьбе публично благодарила невестку (наверное, за ее выбор), все надеясь, что сын в браке остепенится и успокоится.
Брак продлился чуть больше года. Появился на свет сыночек, но семейную жизнь Миши это не спасло. Он очень любил выпить, в пьяном угаре мог избить молодую жену.
Марина хоть и не хотела, но отчетливо понимала, что из Миши никогда не получится настоящего семьянина, хорошего отца и мужа. Человек из Миши вышел, мягко говоря, неважный. Он думал только о себе. Марина отгоняла от себя эти мысли. За сына она стояла горой. После развода она стала обвинять невестку в том, что ее сына она не оценила и Мишенька теперь пьет каждый день — из-за нее, проклятой, страдает, бедный мальчик.
Конца-краю нет проблемам Марины. Сын-то не работает нигде, поэтому алименты на внучка она платит сама.
С работой у Миши никогда не ладилось. Сначала трудился в цеху на заводе. Все говорили о том, что парень еще не привык, поэтому не стремится работать. Уволили не сразу. Не раз прощали, списывая все на молодость, внимая слезным мольбам матери, которая появлялась в цеху даже чаще, чем ее сын. Но однажды начальник не выдержал и уволил Мишу за прогулы и пьянство. Марина упросила, чтобы ее ребенка уволили не по статье, как было положено, а по собственному желанию.
Еще несколько раз Мишу устраивали на работу — да без толку. Работать, по его словам, невозможно, начальники придираются, требуют чего-то несусветного.
Несколько раз Миша и личную жизнь пытался наладить. Новые отношения, новые жены. Нормальные девчонки быстро понимали, что он за человек, и разрывали отношения. Новоиспеченный муж не зарабатывал, был большой любитель выпить. А в пьяном виде был буйным, мог и побить, если жена под горячую руку подвернется.
Марина все это время продолжала вытягивать сына из пропасти — кормила его, ухаживала за ним, давала деньги, платила алименты и долги, погашала разные штрафы за его дебоши. Все надеялась, что сыну станет совестно и он начнет жить по-человечески.
Но вот забыла один факт — у сыночка ее совести не было. Не заложила она эту программу в него, забыла в детстве об этом небольшом штришке.  Поэтому сын без всяких «задних мыслей» требовал у матери денег и еды, а если что не по нему — устраивал скандалы. Повадился приходить к матери на работу, зная, что мать, лишь бы он не позорил ее перед коллегами, все равно даст ему денег.
Марина не могла понять, как она это допустила. Почему из ее ангелочка выросло 30-летнее чудовище? Ведь любила его, ничего для него не жалела, последнюю рубаху с себя была готова отдать, лишь бы ему ни в чем отказу не было.
От грустных дум нет покоя ни днем ни ночью. Внутри что-то постоянно саднит. «Где, когда я упустила его, в чем недосмотрела,что сделала не так?»

ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

Утро. Сынок явился за очередным побором. Марина сложила в сумку все, что нашлось в доме на тот момент, дала денег вполне достаточно.
У сына ни тени смущения, ни капли жалости. Он даже не думает, что  маме скоро на пенсию. А это значит, что помочь ему она ничем больше не сможет — самой бы прожить на пенсию бюджетника.
Сын критически осмотрел все, что дали, и ушел, даже не попрощавшись.

А вечером появился опять — уже нетрезвый, наглый, с красным лицом и злой, ехидной улыбкой. Требовал денег. Ничего не получил. Уходя, пожелал матери смерти. У Марины давно уже высохли глаза. Она сидела опустошенная, с потухшим взглядом. Внутри боль, боль от предательства того, кого она ценила и любила больше жизни. alkogol-1
… Такой был славный, хороший, умный у нее мальчик. Красивый. Пошел рано, говорить начал рано и сразу так чисто. Ласковый такой.
… Ах, если бы все вернуть назад…
Марине очень больно было осознавать, что во всем виновата она и ее слепая материнская любовь.
Раньше поступки бесконечно любимого чада всегда чем-то подкрашивались, ретушировались, а теперь вся эта шелуха слетела, глаза, наконец, открылись.
— На мне вина! Я искалечила ему жизнь, — с болью подумала Марина. — Но как это получилось? Ведь я его бесконечно любила и желала ему только добра?..


Основано на реальных событиях. Юлия Кузива и Татьяна БЛАНКОВА.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *