Из кустарей — в промышленники

Из кустарей — в промышленники - Биробиджан строится. 1939 год

Биробиджан строится. 1939 год

Много интересных и важных для понимания истории Биробиджана документов хранится в краеведческом музее. В их числе — несколько толстых папок с говорящим названием «Промышленность».

Из этих достоверных источников мы узнаем, какая большая и тяжелая работа предстояла первым переселенцам, чтобы превратить таежные леса и болота в индустриальный город.

В далеком 1927 году станция Тихонькая полностью соответствовала своему названию. Несколько улиц, на которых вразброс расположились 237 деревянных домиков. Немногочисленное население составляли в большинстве своем охотники, железнодорожники, старатели. Местных промышленников не было, было лишь 32 кустаря — одиночки. Одна начальная школа, кооперативная лавка, крохотная мельница, старенький паромчик через Биру. Не было больницы, телефона, телеграфа. И электричества тоже.

Сюда, в этот тихий и, казалось бы, богом забытый край, начали прибывать первые эшелоны с переселенцами. Здесь, осмотревшись с дороги, люди сразу принимались за дело: корчевали лес, строили дороги или отправлялись конным обозом в переселенческий пункт Бирофельд.

В архивной выписке от 17 апреля 1928 года значится следующее: «На станцию Тихонькая уже стали прибывать первые партии переселенцев, настроение их бодрое и на первых работах они себя хорошо показали, вызывая одобрение старожилов-крестьян».

В газете «Дэр Эмес» от 23 августа 1928 года переселенец М.Г. Мартин писал Ленинградскому ОЗЕТу: «Очень благодарю вас, товарищи, что вы меня послали сюда. Я здесь устроюсь и перестану быть «человеком воздуха». Работаю здесь с первого дня прибытия. Вывозил лес для ОЗЕТа в Тихонькой. А с первого июля работал на пасеке, учусь там и получаю 20 рублей в месяц. И вообще меня ничего не страшит, даже гнус. Я вижу, что здесь можно жить, и я буду здесь жить, несмотря на все трудности, которые могут встретиться».

Многие из первых переселенцев — бывшие безработные, «нулевики», «люди воздуха» — желали найти применение своим силам и приложить их к делу. Но  индустриальной базы для обеспечения их работой здесь фактически не имелось. Среди прибывших немало было и ремесленников-кустарей. Кузнец, столяр, сапожник, портной, кондитер, стекольщик, парикмахер, мелкий торговец — вот, пожалуй, весь перечень профессий взрослого населения. Именно поэтому на первых порах им больше всего подходила такая форма организации труда, как промысловая артель, которая позволяла сразу же   заниматься работой по специальности. Все это привело к тому, что кооперативная промышленность  начала развиваться значительно раньше государственной.

Уже в 1928 году была создана первая артель на базе местного сырья —  «Кирпичики», по существу, кирпичный завод. В основном здесь трудились корейцы, меньшую часть коллектива составляли евреи. В 1933 году артель изготовила один миллион кирпичей, которые пошли на строительство Биробиджана. На территории «Кирпичиков» работала также артель «Химхозпродукт», выпускавшая мыло, свечи и сапожную мазь.

В том же 1928 году заработала артель «Колесо революции», выпускавшая обозы, сани, колеса, так необходимые в колхозах, совхозах, на лесоразработках. В учетной карточке артели написано: дата организации — 1928 год, количество работников — 42 человека, количество ударников — 12, транспорт — пара лошадей.

Постепенно появлялись все новые и новые артели: портняжная, сапожная, артель «Свой труд», изготавливавшая обувь и швейные изделия, мебельные артели «Биробиджан» и «Мехмебельщик». Несколько промартелей специализировались на изготовлении канцелярской мебели, фанеры, ватников, одеял, хлопчатобумажных костюмов.

Техника первых кустарных предприятий отличалась жуткой примитивностью. По воспоминаниям бывших рабочих мастерской по пошиву рабочей обуви, ее закройный и пошивочный цеха умещались на нижнем этаже двухэтажного деревянного жилого дома. Единственными средствами механизации  были старенькая фрезерная машина и пять-шесть швейных машин «Зингер».

Одной из первых артелей стало небольшое предприятие, выпускавшее венские стулья. Основали ее мебельщики из украинского местечка Малина Волынской области, населенного еврейской беднотой и ремесленниками. Первоначально на станцию Тихонькая на разведку были посланы два ходока — Давид Звенигородский и Абрам Дудкин. Позже Давид Хаимович вспоминал: «Ехали мы через Киев, Воронеж, Пензу, Самару. На станцию Тихонькая приехали 5 сентября 1928 года. Это был в полном смысле молчаливый и тихий разъезд с двумя улочками, маленькими и реденькими домиками».

Выяснили разведчики, что сырья и воды здесь достаточно, а торговые организации Хабаровска готовы заключить договор на любое количество стульев хоть прямо сейчас. Из Малина тут же пришла телеграмма: «Приступайте к строительству фабрики».

Но строиться было не на что. Обосновалась артель на усадьбе местного жителя Иконникова, в двухкомнатном доме с бревенчатым амбаром. Взялись за работу, и к 1 мая 1930 года мебельщики выпустили свою первую партию венских стульев. Со временем артель получила название «Биробиджанский стул». Постепенно она стала изготавливать продукцию не только для нужд Дальнего Востока, но и на экспорт — в Китай.

«Приехала в Тихонькую десять месяцев назад небольшая артель — около 40 человек, — читаем в газете «Тихоокеанская звезда» от 28 марта 1931 года. — Оторвали кусок тайги на берегу реки и за один месяц построили большой цех для производства гнутой мебели (стульев). Через два-три месяца выросли вокруг главного корпуса фабрики вспомогательные цехи — гнутарный, парный, сборочно-полировочный. Сейчас в артели 80 человек, для которых построили 27 квартир.  Если раньше 47 человек вырабатывали в день восемь дюжин стульев, то теперь, благодаря конвейерной системе, 80 человек вырабатывают 15 дюжин».

На тот момент фабрика стала считаться лучшим образцом кустарной промкооперации.

А неподалеку от «Биробиджанского стула» разместилась еще одна артель — «Механизированный мебельщик».  Впоследствии «Биробиджанский стул» и «Механизированный мебельщик» вместе с фанерным цехом слились в один деревообделочный комбинат.

В 1930 году начал строиться лесозавод.  Вскоре примитивная деревообрабатывающая артель «Деталь» превратилась в солидное по тем меркам предприятие, имеющее импортное оборудование. Здесь  изготавливали пиломатериалы для стен, стандартные окна, двери, мебель из отходов.

В эти же годы Тихонькая становится распределительным железнодорожным центром, куда стали поступать грузы для всей области.

Развивалась промышленность, маленькая станция преображалась в крупный поселок. И уже 20 августа 1930 года, рассмотрев ходатайство Дальневосточного крайисполкома, Президиум ВЦИК решил: «Образовать в составе Дальневосточного края Биробиджанский район. Установить центром нового района селение Тихонькая». В одном из документов тех дней сказано: «Тихонькая может получить наибольшее развитие в районе. В ней есть переселенческий пункт, медицинский, ветеринарный, агрономический пункты, кредитное общество, почта и телеграф».

23 января 1931 года станция Тихонькая стала поселком городского типа Биробиджан.

Первым государственным предприятием поселка стала швейная фабрика. В постановлении бюро Биробиджанского райкома ВКП(б) от 17 сентября 1932 года записано: «Начать работу фабрики 20 сентября 1932 года… При фабрике иметь два основных цеха, один для массового пошива, второй для индивидуальных заказов. Ввиду малого количества машин, считать необходимым организовать их закупку у населения».

К моменту образования области, в 1934 году, ее промышленность была представлена 15 промысловыми артелями и десятками мелких предприятий.

Далеко не все московские руководители приветствовали появление  большого количества маленьких кустарных производств, считая, что город приобретает местечковый характер. Они утверждали, что в молодом городе нужно развернуть  промышленность в больших масштабах. Но были и те, кто высказывали противоположную точку зрения. Среди них — главный сторонник Биробиджанского проекта, председатель ВЦИК Михаил Калинин. Вот что он говорил на встрече с рабочими московских предприятий и еврейской прессой по поводу образования ЕАО в мае 1934 года:

«Артели и колхозы в Биробиджане укрепились. Настроение у людей хорошее, крепкое. Я считаю, что на первых порах мелкая промышленность по обслуживанию населения — неплохое дело. Область должна уметь самостоятельно обслуживать собственные нужды.  Мелкое производство наоборот дает возможность притянуть сюда еще больше евреев. А вот года через два-три, когда область окрепнет, тогда и появятся большие перспективы».

Немалое внимание Михаил Калинин уделял фактору человеческому:

«Человек должен быть крепким, он должен уметь сопротивляться и добровольно сносить большие трудности. Если оставшееся первое поколение «колонизаторов» выдержит, то и второе поколение будет крепкое. Они должны, как первые американские ковбои, завоевывать природу. Но если те были хищниками по отношению к природе и врагами трудовому человеку, то у наших трудящихся масс превалируют общественные инстинкты. Борьба с трудностями крепко спаяет коллектив, и это будет самая сильная производственная единица. Я оптимист, и думаю, что со временем создастся по-настоящему мощная еврейская область».

Что, впрочем, и произошло. К концу 1935 года в городе работали 43 промышленных предприятия, функционировали 3 техникума, 2 средние и 3 начальные школы первой ступени, 5 яслей, 11 детских садов, больница на 80 коек, женская и детская консультации, две амбулатории, здравпункт, библиотека, почта, телеграф, радиостанция.

В 1936 году в поселке началось строительство хлебозавода, обувной фабрики, ремонтно-механического завода, моста через реку Бира, областной библиотеки, школы-десятилетки, общежития еврейского педагогического техникума, детского сада и так далее…

В результате общими силами жители сделали все, чтобы 2 марта 1937 года Постановлением Президиума ВЦИК поселок Биробиджан был преобразован в город, который становится довольно крупным промышленным центром.

Для кого-то все эти победы и успехи казались в те времена незначительными, а созданные предприятия промкооперации — малоперспективными. Но для тех энтузиастов, которые, засучив рукава, создавали город буквально из ничего, все эти результаты были самой лучшей наградой. Они, окрыленные верой в будущее, преодолели такие трудности, какие слабому человеку были бы явно не по плечу.


 

Анастасия КОВАЛИШИНА

На снимках: Артель «Биробиджанский стул»; Артель «Колесо революции»; Швейная фабрика.

 Фото с сайта odnoklassniki.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *