Из жизни участковых…

Из жизни участковых… - Помощник участкового Иван Стороженко (слева) и старший участковый Александр Катеров

автора

Помощник участкового Иван Стороженко (слева) и старший участковый Александр Катеров

Вы знаете, когда начинается и заканчивается день участкового инспектора? Даже и не пытайтесь, все равно не угадаете. Никогда.

Нет, есть, конечно, официальные часы, где установлено и начало рабочего времени, и его окончание. Как у всех нормальных людей. Но тем и отличается участковый инспектор от всех остальных, даже своих коллег по цеху, что временные рамки для него — понятие условное. С людьми ведь всегда что-то случается, и это «что-то» происходит в любое время суток. И если вдруг в полночь раздается такой звонок  с просьбой о помощи, то участковый обязан на нее отреагировать немедленно.

Знакомство с «землянами»

«Из всех землян мы самые земные,- шутят они, — потому что непосредственно работаем с населением». А потом добавляют : « А население — с нами». (Шутники!)

Наш герой, вернее один из них, старший участковый,  ст. лейтенант Александр Катеров — человек веселый и очень коммуникабельный. Но когда начинаю его терзать вопросами о высоком предназначении работника милиции, начинает слегка злиться. Это ведь только в книгах и сериалах герои с  пеленок  мечтают защитить все человечество от преступников. В жизни все гораздо прозаичнее и реальнее.

Мы сидим на опорном пункте и разговариваем. Рядом коллеги — помощник участкового старшина Иван Стороженко, участковые — майор Константин Сташко и ст.лейтенант Евгений Гузиенко. И единственная, кроме меня, конечно, в этом коллективе дама —  капитан Наталья Афанасьева. Она тоже старший участковый инспектор.

В милицию Александр пришел в 1998 году, вначале милиционером-водителем в роте ППС, а в 2004-м перешел в участковые. Заочно закончил техникум, дали звание мл. лейтенанта и участок, конечно. Как положено по нормативу — три с половиной тысячи населения на одного инспектора. Конечно, было тяжело, но работа есть работа, и делать ее нужно хорошо. Вот и старался. Начальство заметило, и с января 2010 года он уже старший участковый.

Впрочем, хватит разговоры хороводить, пора и  к делу приступать. То, зачем я и пришла сюда: так сказать, вникнуть и понять, а потом написать об этом. Сбор вечером, в 23-00. Сегодня  совместный рейд с  уголовно-исполнительной  инспекцией  по проверке соблюдения временного режима «условников» (условно осужденных).  Инспектор УИИН, ст. л-т внутренней службы Людмила Андреева, вкратце рассказывает о каждом из  ее 12 «подучетников». Большей частью это несовершеннолетние, осужденные за преступления средней тяжести. Но есть и такие,  к коим и подходить-то боязно.

Парень, который взлетел на пятый этаж следом за нами,  извиняется, что припозднился на несколько минут. Виноват, исправится. Читаем лекцию, напоминаем об ответственности и замене условного наказания на реальный срок и идем дальше.

Другой опоздавший, который в полночь решил поставить в гараж машину дяди и на момент проверки соответственно дома не был, явно расстроен. Тем более, что это нарушение у него уже не первое, и еще совсем малость — и «здравствуй, зона». Но на этот раз парню повезло, ограничились предупреждением. Главное, чтобы он правильно воспользовался этим шансом. Так что живем… И на воле…

Пока поднимались на этажи,  чуть не убились. В подъездах — интимная темнота. И если бы не спасительный фонарик участкового, то синяки были бы нам обеспечены.

Два часа — и все «подучетники»  проверены. Завтра Александр  поедет проверять своих подопечных. Но в отличие от этих у него контингент покруче. Здесь не только «условники», но и лица, уже отбывшие наказания или освободившиеся  досрочно. Народ сложный, а если учесть, что с работой на воле  сейчас «напряженка», а кушать хочется всем, то совсем не исключен рецидив. А это для участкового — самый страшный прокол, за который можно и «служебное несоответствие» схлопотать,  а то и вовсе вылететь из милиции.

Вообще, участковые шутят, что в милиции  самое лучшее поощрение – это ненаказание. Смешно,  конечно, но заставляет задуматься и  иначе посмотреть на работу милиции.

О краже, ЗАГСе, доме и тылах

На следующий день едем разбираться по заявлению женщины, у которой неизвестная девушка украла 800 рублей. Уголовного дела здесь, конечно, никто заводить не будет, сумма кражи мала, зато административка точно обеспечена. Но следственная  группа  все равно обязана сделать осмотр места происшествия. Пока ее ждем, помощник участкового Иван Стороженко опрашивает потерпевшую и свидетелей. Оказывается, эту самую воровку привел один их них — хотел, чтобы  помогла хозяйке по дому. Помогла, но прихватила с  собой кошелек, который лежал на летней кухне под подушкой.  

Интересно, но никто из них даже не спросил, как зовут добровольную помощницу. А коль не знаешь человека, зачем пускать его в дом? Хотя милиция по своим каналам быстро установила ее личность и была дана ориентировка на ее задержание. Остается только ждать результатов.

Дождавшись опергруппу, с Александром Катеровым быстро едем в ЗАГС. Срочно нужны справки о смерти  двух подопечных. Александр говорит, что они умерли естественной смертью, но отчитаться и сдать материал начальству он обязан.

В понедельник снова встречаемся на опорном пункте, и сразу вопрос: как дома? Намекаю на  недовольство семьи поздними приходами мужа.  Он отвечает, что все нормально. Уже привыкли, да и понимают, что служба такая.

Потом полдня бегаю за остальными с таким же вопросом и получаю аналогичный ответ. Наталья — и та утвердительно кивает головой. Хотя для нее, как для любой женщины, даже если она в погонах, семья на первом месте. Но есть еще и работа, которая не только кормит, но и требует полной самоотдачи. А еще иногда приносит и моральное удовлетворение. И когда это случается, то горы свернуть можно.  

Так что с тылом у нас все нормально. А коли так, то по коням и поехали! Хотя стоп! Куда поехали, Александра еще нет, а ведь он наш главный герой. Что-то задерживается  сегодня на рапорте. А вот и он. Быстро дает указания подчиненным, а их у него три, и снова убегает в отдел. Там сегодня совещание, и его присутствие обязательно. Жаль, но побегать за ним хвостом сегодня уже не получится.

Терпение, мой друг!

На опорный пункт привели  пьяного субъекта, который, несмотря на ранний час,  уже успел приложиться к бутылке. На него пожаловались соседи, что ходит по подъезду и пристает к людям.

Мужчина нечленораздельно пытается поведать всем историю своей нелегкой жизни, ругает соседей и вообще не понимает, что  здесь делает.

Чтобы разговаривать с таким субчиком, нужно иметь грандиозное терпение. Поэтому Евгений Гузиенко спокойно беседует с выпивохой, записывая его показания в протокол, а потом советует отправляться домой. Даже до двери провожает. ( Может, потому что я рядом?  Хотя не похоже…)

Вот вам и ответ на вопрос о тех качествах, которыми должен обладать участковый. Прежде всего, терпение, выдержка и, конечно, умение общаться с людьми.

Едем, а вернее, идем с Иваном проверить сигнал, что в некой квартире собираются ранее судимые личности, устраивают пьянки, а там — дети. Дверь открывает молодая особа почти приятной внешности, говорит, что гостит у матери. В данный момент хозяйка на работе. А дети гуляют на улице. В доме относительный порядок, есть еда, в шкафу — детские вещи, и вообще, не похожа эта квартира на притон. На всякий случай проверяем паспорт, делаем внушение и топаем обратно на опорный пункт.

Интересуюсь по поводу транспорта, или так — ножками приходится шагать по всему участку. Иван отвечает, что в основном каждый работает на своей машине. Казенный транспорт, конечно, есть, но всем участковым по машине никто не даст, а без нее какая уж тут оперативность. Раскрытия по горячим следам нет, а о профилактике вообще можно забыть. Попробуй обойди дважды в год три с половиной тысячи человек! А ведь работа на жилмассиве — важная часть в критерии оценки работы участковых. Это не считая регулярных проверок своих «подучетников», работы  с  подростками, «условниками», ранее судимыми, семейными дебоширами и т.д. Прибавьте к этому еженедельные рейды, операции, мероприятия по охране общественного порядка тоже не забудьте.

К слову сказать, специальным приказом участковым определено 89 направлений работы. И соответственно ежеквартальные, полугодовые и годовые отчеты о реализации этих самых направлений. Как все это физически сделать, для меня остается загадкой! Если  только перейти на круглосуточный режим работы!?

На опорном пункте все уже в сборе. Вижу довольное лицо Натальи, у которой пошло раскрытие по 112-й (телесные повреждения средней тяжести). Преступление совершено на ее участке, подозреваемого установили, а теперь еще получили и признание. Для них это, конечно, большой «плюс». Намекаю на благодарность со стороны руководства, а в ответ снова слышу шутку о «ненаказании». Хотя, может, не такая уж это и шутка. В милиции свои правила и требования, которые либо выполняются, либо человек уходит на гражданку. Третьего не дано.

Крамольные мысли и не только

Поднимаемся  на этаж общаги, чтобы проверить еще один сигнал  соседей. В «энной» комнате живет  некий гражданин, который ест кошек и собак. А поскольку коридор здесь общий, то всю процедуру возбужденно наблюдают и взрослые, и дети из других комнат.

Наш собеседник вначале отпирается, а потом честно признается в содеянном. Рассказывая малоприятные подробности убийства животных, говорит, что жизнь его довела до ручки. Денег нет, а кушать хочется, вот и решил попробовать мясо.

Похоже, что статья за жестокое обращение с животными  ему обеспечена. Впрочем, это будет решать прокурор.  

В процессе общения с этим гражданином становится даже жаль его. Сын в Хабаровске продал квартиру,  привез отца сюда. Поселил в общежитии и фактически бросил. На работу устроиться не может, со здоровьем проблемы. Иван обещает ему помочь с работой и предлагает заходить, если что…

Что это, как не доброжелательное отношение к людям. Но если есть такое высокое понимание профессии, то почему тогда авторитет милиции падает? Об этом мы уже говорим с Александром. Отвечает, что всему виной СМИ, которые любой негатив в милиции раздувают до вселенских масштабов. А у людей создается впечатление, что она вся такая.

Конечно, с этим можно спорить, но что бы мы там ни говорили, а когда случается беда, мы бежим в милицию. Это факт. Возможно, я выскажу довольно крамольную мысль для других силовиков, но милиция – это рабочая лошадь, на которой катаются все надзирающие и контролирующие органы. Поэтому не нужно вешать всех собак на наши органы, а просто помогать им. В том числе  и средствам массовой информации. Будем считать, что свой вклад в это дело наша газета уже внесла.

Смотрю одним глазом на часы. Да уже скоро восемь, а мы все еще на рабочих местах. Александр отрывает глаза от бумаг,  успокаивая, что еще чуть-чуть — и он закончит. Потом ворчит, что бумажной писанины больше, чем самой работы.

Вижу, что мой старший участковый сегодня устал. Говорит, что нужно заскочить еще домой, поесть, а потом — в рейд.

Нет, увольте! Может быть, в другой раз?  С моими новыми знакомыми  я не прощаюсь.  Ведь живу на  этом участке, а значит, когда-нибудь один их них непременно постучится в мою дверь и скажет: «Здравствуйте, я ваш участковый».

Людмила РОМАНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *