Израиль далекий и близкий

Израиль далекий и близкий

Ефима Вепринского

Фоторепортаж Ефима Вепринского. Часть 1. ТЕРРИТОРИЯ

Для  каждого биробиджанца Израиль немного больше, чем просто заграница.

В 90-е годы прошлого  столетия при ужасной  экономической ситуации в России, когда зарплату не выдавали иногда и по  полгода, многие поехали искать новое счастье на Ближний Восток.

Для каждого  биробиджанца Израиль — это его родные — братья и сёстры, родители, друзья и соседи, просто хорошие знакомые.

Первый раз я был в Израиле более пятнадцати лет назад. И вот — новые встречи.

Как каждому фотожурналисту, мне хотелось сделать фотосъёмку страны — страны с древней историей, страны, в которой проживают люди разных религиозных конфессий, страны, где армия — это намного больше, чем в других странах.

Итак, первый фоторассказ — о территории.

Виталий Рейм, мой друг, бывший фотокорреспондент газеты «Биробиджанер штерн», как раз и проживает на территории,  Западный берег реки Иордан — это совсем недалеко от Тель-Авива. Виталий встречает меня и Владимира Дертко, кстати, тоже живущего в Израиле, и тоже бывшего фотокора нашей газеты, на  вокзале в Тель-Авиве.

И вот на стареньком микроавтобусе мы едем на загадочные для меня территории.

У Виталия в кармане пистолет, здесь без этого нельзя, но он не выглядит напряжённым, рассказывая по дороге, которая уходит всё больше в горы, об арабских посёлках, видимых внизу ущелья , о горах, о жизни поселенцев.

— На этой дороге каждые двести, триста метров пролита еврейская кровь, — говорит Виталий, — теракты, к сожалению, здесь не редкость.  

По дороге часто проезжают военные машины, которые патрулируют территорию. На всех въездах в посёлки, где проживают евреи, а это, как правило, религиозные люди, стоят блок-посты, да и номера машин здесь отличаются: еврейские — жёлтые, арабские — белые  и синие.

В плане нашей поездки — посещение фермы Аври Рана. Там работает старшая дочь Виталия Марьяна. Знакомство с работой фермы, ночёвка, а затем поездка в поселение Кдумим, где вот уже около пятнадцати лет живёт семья Рейма.

По дороге, проходящей в горах внизу ущелья, мелькают поселения, в основном арабские, но есть и еврейские. Здесь, в Самарии, всё поделено на два. Евреи и арабы живут в разных населённых пунктах, у них разные больницы и вообще разная жизнь.

Преодолев около шестидесяти километров, мы подъезжаем к ферме. Аккуратные помещения для содержания коз и баранов, домики для проживания рабочих, их называют караванами. В домике две спальные комнаты, салон, душ, туалет, кухня — всё для нормального проживания. Трудятся здесь в основном молодые парни и девушки, есть и несколько семей. На ферме, кроме помещений для животных, есть небольшой цех по производству сыра из козьего молока, большое помещение для  питания рабочих, оно ещё выполняет роль клуба и кофейни. На стене — мониторы видеонаблюдения: здесь, на территориях, терять бдительность нельзя, террористические  акты — не редкость, поэтому в центре фермы находится вышка, на которой несут дежурство молодые рабочие парни. У дежурных при себе оружие.

Живут и работают здесь религиозные люди, поэтому есть здесь и небольшая синагога.

В Самарии всё рядом — до Тель-Авива около шестидесяти километров, до Иерусалима  — сорок, а до Иордании — двадцать. Вечером особенно хорошо видны огни соседнего государства.

Доброжелательные работники фермы поселили нас в один из караванов, а утром, проснувшись, мы увидели, что жизнь идёт своим чередом, а работать люди начинают  рано, в пять часов утра. Надо накормить животных, подоить и выгнать на скудные пастбища в горах.

Дальше наш путь на микроавтобусе лежит в поселение Кдумим.

Это первое еврейское поселение в Самарии, основанное после шестидневной войны 1967 года. Находится оно как раз между рекой Иордан и Средиземным морем, на холме, который арабы называют мёртвым.

Еврейский труд превратил это место поистине в райское.

В поселении, где Виталий проживает с семьёй, а она у него большая — шестеро детей, причём четверо родились уже в Израиле — у моего товарища свой небольшой дом.

Семья религиозная, все соблюдают религиозные заповеди, на шаббат и в праздники ходят в синагогу. Там для мужской части семьи, а это Виталий, правда, у него  там новое имя Хаим, и двое его сыновей Иони и Менахим, имеются свои места.

Поселенцы носят вязаные кипы и этим отличаются от других религиозных иудеев. Все практически работают, надо кормить большие семьи и выплачивать кредиты за купленные здесь дома.

Виталий трудится в школе, жена Марина — в соседнем большом посёлке Карней-Шамрон в швейной мастерской, а дочь Марьяна работает на ферме, Ева учится в колледже, а младшие дети — в школе. Так как семья религиозная, дети учатся в разных школах — для мальчиков и девочек.

В поселении все живут дружно, здесь по-другому нельзя. Хотя на въезде и стоит военный блок-пост — ведь в округе почти везде арабские посёлки, а там живут не только миролюбивые мусульмане, есть много исламистских  радикалов, считающих эту землю своей. Поселянин никогда не проедет на машине мимо, если на дороге голосуют  солдаты, дети или другие поселенцы, даже не знакомые с водителем.                                                                              

В доме Виталия мы много говорили с ним  об Израиле, о местах проживания поселенцев, об иудаизме, древней истории государства.

В чём-то наши точки зрения совпадали, в чём-то нет. Но осталось хорошее тёплое воспоминание от встречи с друзьями.

P.S. Еще больше фотографий, сделанных в Израиле Ефимом Вепринским, вы можете увидеть на нашем сайте в рубрике «Пресс-центр» (вкладка — фотогаллерея)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *