«Как дерево, ты был могуч, высок»

«Как дерево,  ты был могуч, высок» - Последняя фотография, когда они вместе –  Михаил Бенгельсдорф и Люба Вассерман

Последняя фотография, когда они вместе – Михаил Бенгельсдорф и Люба Вассерман

Эти строки поэтесса Люба Вассерман посвятила   памяти своего мужа  Михаила Бенгельсдорфа, который вошел в историю нашей области как актер Биробиджанского государственного еврейского театра и  создатель Еврейского народного театра. В этом  году ему исполнилось бы 120 лет. О жизни и творчестве  этого незаурядного человека  вспоминали на очередной встрече клуба «Живая книга»

Он и впрямь был высок и  статен – те, кто его знал, говорили, что  годы почти не изменили его стать, он всегда ходил с высоко поднятой головой. Но когда  в 1949-м арестовали  и осудили на десять лет лагерей любимую жену Любу, а сам он остался без работы с сыном на руках, беда буквально согнула его,  в глазах не стало прежнего блеска, в них поселилась усталость.

Рядом с Любой он выглядел моложе своих лет. У них была большая разница в возрасте – 11 лет, но семь лет лагерей  настолько изменили поэтессу, что на семейной фотографии, которая была сделана после  ее освобождения, она, поседевшая, выглядит ровесницей мужа. Незадолго до ареста они тоже сфотографировались, но там Люба – молодая  женщина, полная счастливых надежд.

Мои глаза готовы все вместить,

Им до всего на этом свете дело…

Заметят – почки начали цвести.

Заря над синью сопок заалела…

Мои глаза! Ну что мне делать с вами?

Как фотокамера все схватывает вмиг

И навсегда запечатлит. С глазами

Творится то же…

К сожалению,  не так уж много фотографий  оставили после себя Михаил Бенгельсдорф и Люба Вассерман.

– Пришлось отыскивать их буквально по крупицам, чтобы подготовить презентацию к 120-летию  Бенгельсдорфа, – поделилась  с участниками клуба «Живая книга» его руководитель, заведующая сектором национальной литературы Алла Акименко.

Скупы и сведения о первой половине жизни актера и режиссера. Известно, что родился он  в 1896 году в Польше, а вот точной даты  его рождения нет ни в одном  официальном источнике. Некоторое время жил в Аргентине, оттуда уехал в СССР, попал в Москву, где учился в студии еврейских  актеров у самого Соломона Михоэлса.

Там, в Москве, познакомился с  молодой поэтессой, приехавшей из Палестины, –  Любой Вассерман.

Вместе с ней Михаил Бенгельсдорф  приехал в начале 1930-х годов в Биробиджан.  Это был всего лишь поселок, центр национального района, где о театре приходилось только мечтать. И ученику Михоэлса пришлось взять в руки пилу и топор, чтобы пополнить ряды строителей   будущего города. Но как только в 1934 году в Биробиджане открылся ГОСЕТ – Государственный еврейский театр, Михаил Бенгельсдорф  вошел в состав актерской труппы.

В книге Е.Кудиша «Театральный Биробиджан» приводятся афиши некоторых спектаклей БирГОСЕТа. Так, в спектакле «Восстание в гетто» Бенгельсдорф исполняет две роли  – узника гетто и офицера НКВД. Это был один из последних спектаклей театра – в 1949 году  ГОСЕТ был закрыт якобы как нерентабельный.  На самом же деле была и другая причина – в стране шла борьба с еврейским национализмом, жертвами которой в первую очередь стали представители  интеллигенции – писатели, артисты, деятели культуры.

Именно в 1949 году в число этих жертв попала и Люба Вассерман.

Пока жена отбывала срок в одном из сибирских лагерей, Михаил Абрамович работал на швейной фабрике. Вначале чернорабочим – была в те годы такая специальность, а затем закройщиком. Сын Серго продолжал учиться в музыкальной школе по классу фортепьяно, подавая большие надежды. В 14 лет он стал подрабатывать в культпросветучилище, чтобы помогать отцу.

Второе дыхание открылось у Михаила  Бенгельсдорфа в 1967 году. Он наконец решил осуществить свою мечту – создать в Биробиджане еврейский народный театр. К тому времени ему было семьдесят лет, но это его не пугало – казалось, сама молодость вернулась к нему.

Бывшая актриса театра  Валентина  Лежнина,  приглашенная на заседание клуба, вспоминает:

– Я тогда работала после окончания культпросветучилища массовиком-затейником. «Эта русская девочка будет играть в еврейском театре»,– заявил Михаил Абрамович, увидев меня в роли массовика. А ведь я совсем не знала идиша. И он начал учить меня языку буквально с азов. Переписывал роли  русскими буквами и следил, чтобы я читала с особым еврейским акцентом. Так я сыграла свою первую роль в спектакле «200 тысяч» по пьесе Шолом-Алейхема. Музыку к спектаклю написал  композитор Абрам Гершков. Помню, как волновался наш режиссер  перед премьерой, но спектакль приняли тепло, зрители соскучились по театру и зал Дворца культуры был переполнен.

Так же успешно прошла премьера еще одного спектакля по пьесе Шолом-Алейхема – «Мазлтов», где в главной роли выступил Макс Эпштейн.   А спектакль «Гершеле из Острополья», поставленный по произведению погибшего на войне писателя Моисея Гершензона, принес театру  первую весомую награду – он стал лауреатом Всероссийского смотра самодеятельных театральных  коллективов.

Потом были спектакли  «Менч» («Люди»), «Зямка Копач», «Два чудака», поставленные по пьесам Шолом-Алейхема, Моисея Даниэля и Авраама Гольдфадена.

Спектакль «Два чудака» стал последней режиссерской работой Михаила Бенгельсдорфа. В 1971 году он ушел из жизни. Для театра и его актеров это была огромная потеря. Тяжело переживала смерть любимого мужа и Люба Вассерман.

Как дерево, ты был могуч, высок,

В твоей тени я сердцем отдыхала,

Но вот тебя, любимый мой, не стало,

И боль посеребрила мне висок.

Я знаю, что не надо никому

Таких стихов  о горечи и боли.

Но я, любимый, плачу за тобою,

И жизнь моя напоминает тьму.

Ты снишься мне во сне и наяву,

Я вижу грусть

 в глазах твоих прекрасных.

Ты был со мной –

 и жизнь была, как праздник.

Но вот ушел – и я как не живу.

В глазах моих нет прежнего огня.

Как жить мне дальше

 без тебя, любимый?

Живу, как будто корни обрубили,

Никто не может выручить меня.

Ты молча с фотографии глядишь,

Как будто просишь

 горю не сдаваться.

Но в мире без тебя такая тишь,

Что даже страшно

 в доме оставаться.

Это пронзительное до боли стихотворение перевел на русский язык поэт Леонид Школьник.

В честь 120-летия со дня рождения Михаила Бенгельсдорфа  в Областной научной библиотеке была открыта экспозиция, где читатели могли увидеть книги, газетные вырезки и фотографии, рассказывающие об этом неординарном талантливом  человеке, оставившем заметный след в культурной жизни области.

Всего на четыре  года пережила Люба Вассерман своего любимого – вскоре после его смерти она уехала к сыну в Кишинев и там в 1975 году ушла из жизни. Их сын Серго сейчас живет в Израиле, недавно он осуществил свою мечту – издать на родном мамином идише книгу ее стихов. Презентация книги прошла в Тель-Авиве, о чем сообщила наша газета в предыдущем номере. Сам же Серго, ставший известным музыкантом, несколько лет назад написал книгу «Жизнь в еврейской культуре», которую посвятил своим родителям.

Могила Михаила Бенгельсдорфа  долгое время считалась потерянной. Обнаружил ее случайно член клуба, пушкинист Роман Файн. В один из приездов в Биробиджан Серго навестил могилу отца, при его участии захоронение привели в порядок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − пять =