Как расстреливали ЕАК

История создания Еврейского антифашистского комитета и гибели его участников сегодня известна многим, но долгие годы забвения и молчания были невосполнимым пятном, искажающим действительность

Официально о так называемом деле антифашистского комитета ничего не сообщалось. Не было долгое время упоминаний о комитете и в работах по истории, изданных в бывшем СССР в начале 60-х — начале 90-х годов. Правда раскрылась позднее. Вот и мы попытаемся шаг за шагом воссоздать трагическую историю комитета. 

Осенью 1941 года при участии наркома внутренних дел Лаврентия Берии была одобрена идея создания Еврейского антигитлеровского комитета, который должен был информировать международную общественность о злодеяниях против евреев и способствовать открытию Второго фронта. Однако подготовившие это предложение лидеры польского Бунда Г. Эрлих и В. Альтер были арестованы в декабре 1941 г. (первый из них покончил жизнь самоубийством в мае 1942 г., а второй был казнен в феврале 1943 г.). Сталин решил, что эти функции должен взять на себя Еврейский антифашистский комитет в СССР (ЕАК), состоящий исключительно из советских граждан. 

О создании ЕАК было официально объявлено в феврале 1942 г. Он наряду с другими антифашистскими комитетами был создан при Совинформбюро. Возглавил ЕАК художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс. В его президиум вошли выдающиеся представители советской еврейской культуры: поэты и писатели Перец Маркиш, Ицик Фефер, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лев Квитко, политический деятель Соломон Брегман, первая в СССР женщина-академик Лина Штерн, заведующий Боткинской больницей Борис Шимелиович, актер Вениамин Зускин, историк Иосиф Юзефович, журналисты Леон Тальми, Илья Ватенберг, Эмилия Теумин, Чайка Ватенберг-Островская. Непосредственно курировал деятельность ЕАК, как и других антифашистских комитетов, заместитель наркома иностранных дел и начальник Совинформбюро Соломон Лозовский. Во время войны ЕАК провел три митинга представителей еврейской общественности, которые широко освещались в советских и зарубежных СМИ. В них неизменно затрагивалась тема Холокоста и еврейского сопротивления. На одном из митингов Илья Эренбург и Перец Маркиш подняли вопрос об антисемитизме в СССР. Комитет подготовил к печати в западных средствах массовой информации 20 тысяч материалов, преимущественно о еврейском героизме и Холокосте. В период войны руководство антифашистского комитета  неоднократно обращалось к руководству страны с предложениями об оказании помощи уцелевшим евреям, информировало о фактах антисемитизма, ставило вопрос о сохранении еврейской культуры. 

7 июня 1942 года начала выходить газета «Эйникайт» — печатный орган ЕАК. Более 3000 экземпляров этого издания регулярно отправлялись в страны антигитлеровской коалиции. В газете печатались статьи о героизме евреев-воинов Красной Армии. Комитет планировал издать «Черную книгу» об уничтожении советских евреев нацистами и помощи им представителями других народов СССР. 

Во второй половине 1943 г. представители ЕАК С. Михоэлс и И. Фефер были приглашены в США, Канаду, Мексику и Англию. Благодаря их выступлениям на многотысячных митингах в фонд помощи Советской армии были собраны десятки миллионов долларов. Этот визит несомненно способствовал открытию Второго фронта. В ходе визита с лидерами еврейских организаций США обсуждались и вопросы о судьбе евреев СССР. Затрагивалась на переговорах и идея о создании Еврейской республики в Крыму. Предложение об этом, направленное руководителями ЕАК Сталину и Молотову в феврале 1944 года, стало впоследствии одним из основных пунктов обвинения в адрес руководителей комитета. 

Война закончилась, и тучи над антифашистским комитетом стали сгущаться. Его руководителей обвиняли в буржуазном национализме и контактах с иностранными спецслужбами. За еврейской общественной активностью и прежде всего за ЕАК был установлен тотальный контроль. Вводилась повальная слежка с помощью широко разветвленной агентуры информаторов. Членам антифашистского комитета, несмотря на их многочисленные просьбы, уже не разрешали выезд за границу. Начались тотальные репрессии. А в январе 1948 года был убит председатель ЕАК Соломон Михоэлс.  

Министр госбезопасности Абакумов и его ближайшее окружение после успешной операции по физическому устранению Михоэлса вошли, что называется, во вкус. На Лубянке была запущена машина поиска, сбора и фабрикации дискредитировавших ЕАК материалов…

Именно в это время было принято решение об уничтожении еврейской культурной элиты. Исходным пунктом этого решения стало имевшее высший партийный гриф секретности — «Особая папка» — постановление Политбюро Цк ВКП(б) «О Еврейском антифашистском комитете» от 20 ноября 1948 года:

«Утвердить следующее решение бюро Совета Министров СССР:

«Бюро Совета Министров СССР поручает Министерству государственной безопасности немедля распустить Еврейский антифашистский комитет, так как, как показывают факты, этот комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки. В соответствии с этим органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать, пока никого не арестовывать.

Секретарь ЦК И.Сталин».

Исполнять постановление было поручено министру госбезопасности Абакумову… Уже утром следующего дня начала работать оперативная группа. Все документы Комитета были вывезены на Лубянку и превратились в улики по возбуждаемому там уголовному делу. То же самое произошло и в редакции газеты «Эйникайт».

В декабре 1948 года Сталин дал санкцию на арест председателя ЕАК Ицика Фефера и нового директора Еврейского театра в Москве Вениамина Зускина. В начале 1949 года по делу ЕАК были арестованы уже десятки еврейских общественных и культурных деятелей. Не исключено, что вначале готовился открытый показательный процесс. Но мужество, с которым держались арестованные, невозможность за три года следствия добиться от них доказательств шпионской или даже антисоветской деятельности, а также грядущий негативный резонанс на международной арене вынудили Сталина отказаться от этой идеи.

Некоторые приговоры выносились заочно, через Особое Совещание. Закрытые судебные заседания Военной коллегии Верховного Суда СССР проходили с 8 мая по 18 июля 1952 года. У обвиняемых не было права на защиту и апелляцию. Главной для обвинения и суда стала уже старая идея о «Крымской еврейской республике», рассматривавшаяся теперь как международный заговор. 

По делу Еврейского антифашистского комитета проходили 15 человек. Один из них — замминистра Госконтроля Соломон Брегман, — не выдержав тюремных пыток, умер до начала процесса. Академик Лина Штерн избежала смертного приговора и отделалась сравнительно мягким наказанием — тремя годами тюрьмы и пятью годами ссылки. 

Почти три с половиной года в застенках Лубянской тюрьмы в Москве истязали ни в чем неповинных людей, заставляя их признаваться в несуществующих грехах. Их расстреляли в ночь на 12 августа 1952 года — 13 еврейских писателей, интеллектуалов и артистов. В ту роковую ночь обезглавили еврейскую культуру Советского Союза…

ЕАК был единственной еврейской общественной организацией, имевшей широкие международные связи. Пока шло следствие, были распущены объединения еврейских писателей в Москве, Киеве и Минске, закрыты еврейские печатные издания, арестованы многие еврейские писатели и журналисты… Антисемитская кампания 1948-1953 гг. унесла тысячи жизней — многие были расстреляны или еще до суда погибли в тюремных застенках. Все, кто проходил по этим делам, обычно обвинялись в «еврейском буржуазном национализме», изображались американскими и английскими шпионами, агентами мирового сионизма, отъявленными антисоветчиками. 

22 ноября 1955 года Военная коллегия Верховного Суда СССР пересмотрела дело о членах Еврейского антифашистского комитета и отменила приговоры в отношении всех обвиняемых «за отсутствием состава преступления».

***

21 сентября 2004 года на Донском кладбище в Москве усилиями Международного культурного центра имени С. Михоэлса был открыт мемориал руководителям и членам Еврейского антифашистского комитета, расстрелянным по приказу Сталина в подвалах Лубянки. Сам памятник, выполненный скульптором Марком Шубом, представляет собой гранитную стелу, на которой изображена менора и выгравирована надпись «Расстрелянным 12 августа 1952 года руководителям и членам Еврейского антифашистского комитета в СССР С. А. Лозовскому, Д. Р. Бергельсону, И. С. Ватенбергу, Ч. С. Ватенберг-Островской, Д. И. Гофштейну, В. Л. Зускину, Л. М. Квитко, П. Д. Маркишу, Л. Я. Тальми, Э. И. Теумин, И. С. Феферу, Б. И. Шимелиовичу, И. С. Юзефовичу и другим безвинно репрессированным и казненным в связи с делом ЕАК». Памятник установлен на месте предполагаемого места захоронения членов ЕАК — общей могилы для расстрелянных в те годы. 

Стоит также отметить, что четверо из расстрелянных — поэты Давид Гофштейн, Перец Маркиш и Ицик Фефер, а также писатель Давид Бергельсон — еще в довоенные годы не раз приезжали в нашу область, сотрудничали с газетой «Биробиджанер штерн». Дальнему Востоку и зарождавшейся здесь в то время еврейской автономии они посвятили ряд литературных произведений.

(По материалам интернет-ресурсов и книги О.П. Журавлевой «История книжного дела в Еврейской автономной области»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *